Куба либре, или окончательный «конец истории»?

 

Автор: Тимур Сейтмуратов
бизнесмен (США)
другие посты автора

В Казахстане после нарочито весёлой Кубы чувствовалась вера в будущее, у нас был настоящий драйв. На Кубе о будущем вообще не говорили. Люди предпочитали жить одним днем, встречая и провожая солнце без особых надежд на что-то лучшее

«Работать будете с моей швейцарской компанией. Цену буду давать с дисконтом в $15 от котировок NY 11 на дату отгрузки. Цена фиксированная. Не донимайте меня потом всякими биржевыми нюансами. Это все, что вам нужно знать для работы со мной. Мои люди свяжутся с вами завтра для уточнения всех формальностей. Удачи!»

Напыщенный собеседник с густыми усами Будённого, в нуворишестком костюме от Версаче, пыхнув толстенной «гаваной» направился к лифту, поднимающему постояльцев лондонского «Ритца» из лобби отеля в номера.

Так с общения с высокопоставленным кубинским чиновником, курирующим внешнеторговые сделки страны, началось мое знакомство с Островом Свободы в конце 90-х прошлого века.

Одна российская финансово-промышленная группа из-за резко изменившейся ценовой конъюнктуры расторгла с Гаваной пятилетнее соглашение «нефть в обмен на сахар-сырец» и нам через английских партнеров удалось заполучить часть контракта. Конкуренты внутри Казахстана усиливали давление, поэтому для выживания бизнеса идти приходилось на самые экзотичные авантюры.

Потом я несколько раз побывал на Кубе.

Нищенская жизнь островитян особенно выпукло была заметна на фоне пятизвездочного изобилия закрытой резервации для иностранцев Варадеро. Где проверенные местным КГБ кубинские комсомолки из обслуживающего персонала продавали на ночь свое «комиссарское тело» за 40 зеленых бумажек с портретом Дж. Вашингтона, напечатанных в ненавистной Америке.

Потом, на протяжении нескольких лет, довелось наблюдать полную деградацию некогда мощнейшей кубинской сахарной индустрии.

Созданная в 1930-е «американскими империалистами», подшаманенная в 1970-е советскими спецами, но так и не научившаяся самостоятельно выживать в конкуренции с другими производителями из Южной Америки, к началу 2000-х сахарная промышленность Острова Свободы окончательно легла на бок, проиграв борьбу за рынки сбыта Бразилии, которая с конца 1980-х системно обучала своих фермеров и производственников в США.

Фото: © Depositphotos.com/filipefrazao

Упадок в сахарной отрасли никоим образом не компенсировался другими экспортными позициями страны - сигарами и ромом, где технологии производства так и остались на уровне примитивного ручного труда 18-19 веков. Нищета на Кубе зацвела еще более затейливыми красками.

Казахстан той поры, пусть не очень устроенной и сытой, с веерными отключениями света и периодическими перебоями с горячей водой, после нарочито веселой Кубы казался землей процветания и благоденствия. У нас чувствовалась вера в будущее, у нас был настоящий драйв. На Кубе о будущем вообще не говорили. Люди предпочитали жить одним днем, встречая и провожая солнце без особых надежд на что-то лучшее.

Потом я узнал о бегущих с острова на утлых суденышках и плотах людях; о двух дочерях революционного лидера, тайно покинувших родину «свободы и равенства», и поселившихся в американском Майями.

А теперь пришла весть о смерти их отца.

Фидель Кастро - человек грандиозной эпохи. Эпохи зловредной утопии и разрушительных идей, во имя которых в "топку истории" были брошены десятки миллионов человеческих жизней. Поэтому сейчас речь не о человеке. Речь о том, символом чего он являлся.

Фидель пережил всех и все. Семерых президентов США, четырех генсеков политбюро ЦК КПСС, роспуск КПСС, развал СССР, кончину соцлагеря, двух товарищей Кимов, Мао Цзедуна, и даже своего молодого ученика Чавеса.

Фидель стал свидетелем неизбежного заката утопии. Американский звездно-полосатый стяг, который он наблюдал за прошедший год из окна своей резиденции, мог стать для него знаком финишной отмашки невероятной гонки длиною в жизнь.

Что мог думать старый революционер, глядя на флаг США, развивающийся над вновь открывшимся в Гаване американским посольством? Кто знает... Но продолжать жить уже не было смысла.

Фидель умер, потому что увидел смерть своих идей. Вечная ему память. Вечная память кровавой истории его идей. Чтобы мы не забывали и никогда больше не повторяли.

Фрэнсис Фукуяма в 1992 со своим выводом о «конце истории» сильно поспешил. Но будем надеяться, что с уходом Фиделя «конец истории» наступит окончательно.

Поэтому миллион с лишним кубинцев, бежавших от правления Кастро в США, наверняка выпьют теперь коктейль «Куба либре» (Свободная Куба), который был придуман американскими солдатами, помогавшими Кубе в конце 19 века в войне за независимость от Испании.

У Кубы есть все, чтобы быть и свободной, и богатой, и процветающей. Было бы желание.

Впрочем, это касается не только Кубы...

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

7342
просмотра