Парадоксы нефтяной отрасли Казахстана

 

Автор: Галим Хусаинов
Директор ТОО "BRB Invest"
другие посты автора

Нефтегазовая отрасль является ключевой, мы долго будем от нее зависеть. Но сейчас стратегия заключается в том, что мы хотим доить корову и получать много молока, но корову при этом не кормить

Принял участие в конференции KIOGE в начале октября. Первоначально должен был участвовать во второй день в качестве спикера круглого стола. Однако потом попросили выступить спикером на пленарном заседании.

Естественно, участие в пленарном заседании обязывало подготовить доклад и спич. Однако получилось только накидать тезисы.

Всех проблем отрасли не перечислить, но я обобщил в все, что говорил до этого.

В Казахстане нефтегазовая отрасль является ключевой, и мы еще долго будем от нее зависеть. Но сейчас политика заключается в том, что мы хотим доить корову и получать много молока, но корову при этом не кормить.

У нас решили сократить роль нефтегазовой отрасли в экономике. Однако делать это собрались не путем увеличения несырьевого сектора, а путем сокращения нефтегазового, что, конечно, сказывается на экономике страны.

Казахстан – одна из немногих стран, где добыча нефти в последние три года падает. Мы гордо можем заявить, что помогаем держаться мировым ценам на «черное золото», хотя это скорее случайность и следствие безграмотной политики в области нефти и газа.

В этом блоге я хотел бы рассказать о двух парадоксах, которые должны волновать общественность больше всего.

Фото: © Depositphotos.com/photollurg2

Парадокс №1

После запуска Кашагана, конечно, добыча нефти значительно вырастет, но для самого Казахстана от этого увеличения практически никакой пользы не будет.

Как это ни парадоксально, для экономики страны авария и замена трубопроводов приносит больше выгоды, чем добыча, потому что по СРП, мы кашаганской нефти не увидим, пока не возместим все капитальные затраты и налоги, а при текущих ценах это будет происходить очень долго. На самой добыче задействовано не так много людей, если сравнивать со строительством и ремонтом.

Нефть Кашагана, которая принадлежит Казахстану, уже давно продана за полученные авансы, так что на нее также можно не претендовать: она пойдет на покрытие долгов «КазМунайГаза», которые тот взял для развития Кашагана.

Парадокс №2

Сейчас в Казахстане два месторождения обеспечивают половину добычи углеводородов Казахстана, а с вводом Кашагана на долю крупных месторождений, из которых нефть не поступает в Казахстан, будет приходиться куда больше. Поэтому без учета трех крупнейших месторождений добыча в Казахстане падала, падает и будет падать.

Но именно мелкие и средние месторождения пользуются услугами казахстанских нефтесервисных компаний, именно там задействована местная рабочая сила, именно они обеспечивают нефтью внутренний рынок. Крупные же месторождения предпочитают экспатов и иностранные сервисные компании.

Основная налоговая нагрузка и незащищенность также ложатся на мелкие и средние месторождения, потому что крупные имеют стабильный налоговый режим, и Казахстан не может с ними спорить: все разногласия сразу же будут рассмотрены в международном арбитраже.

Однако экономические власти страны делают все, чтобы мелкие и средние месторождения начали деградировать и исчезать.

В частности проблема четвертого НПЗ заключается не в том, что не будет спроса на ГСМ. Как это ни странно, проблема четвертого НПЗ – отсутствие сырья. Нонсенс, не правда ли? Но это так, потому что у всех недропользователей прописаны доли обязательных поставок на внутренний рынок, и увеличить их будет сложно. Сдерживание внутренних цен, закрытый экспорт и отсутствие нормального регулирования оборота нефтепродуктов не позволяют развиваться этой отрасли.

Кстати, именно РД «КазМунайГаз» является основным поставщиком сырья на внутренний рынок, и именно полный контроль над РД в будущем позволил бы КМГ избежать проблем загрузки наших НПЗ. Но установить контроль материнской компании над «дочкой» не удалось, поэтому наполнение внутреннего рынка нефтью находится под вопросом.

Вот уже семь лет – с 2009 года – в Казахстане не выдается новых контрактов на разведку и добычу. Каждый нефтяник знает, что с момента начала разведки до начала коммерческой добычи проходит минимум пять-семь лет. Это значит, что в скором будущем у нас будет колоссальный провал по добыче (без учета крупных месторождений, которые не поставляют нефть на внутренний рынок).

Вот такие вот парадоксы в нефтянке. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

16905
просмотров
 
 
Загрузка...