Какую экономику мы собираемся строить?

 

Автор: Мурат Темирханов
финансист
другие посты автора

Вместо частных бизнес-инициатив в Казахстане преобладают государственные. В результате мы так и не увидели прогресса в диверсификации экономики

В соцсетях уже высказались практически все эксперты, участвовавшие в заседании дискуссионного клуба "Аспандау" 9 июня 2016 по теме: «Бюджетная и курсовая политики в условиях низких цен на нефть». Рахим Ошакбаев, главный спикер, опубликовал тезисы своего доклада.

Я выступал как оппонент и, возможно, не очень ясно высказал свои мысли. Я хотел бы коротко обрисовать основные моменты моего выступления.

Когда бюджетная политика вторична

Я был согласен со всеми предложениями Рахима по бюджетной политике, кроме курсовой. Однако моё основное замечание было о том, что до того, как делать такие предложения, нужно сначала определиться с направлениями экономической политики в целом. То есть, нужно ответить на один принципиальный вопрос – какую экономику мы собираемся строить?

Когда станут понятны цель и направление, можно определиться, какие структурные реформы нам нужны, включая бюджетную политику.

На данный момент с точки зрения экономики у нас построен полноценный госкапитализм. В Казахстане он оказался жизнеспособным за счет громадного потока нефтедолларов в тучные годы. В текущее кризисное время низких цен на нефть в Казахстане госкапитализм продолжает расширятся уже за счет нефтедолларов, накопленных в Нацфонде.

Главные характеристики госкапитализма в Казахстане

У нас крайне высокая доля участия государства в рыночной экономике («Самрук-Казына», НУХ «Байтерек», «КазАгро», ЕНПФ и прочие государственные бизнес-активы). То есть, у нас государство вовсю занимается бизнесом, вытесняя частную инициативу. В 2015 доля государства в рыночной экономике резко выросла, несмотря на грандиозные планы по приватизации.

Другой характеристикой госкапитализма является командно-административная диверсификация экономики, когда у правительства есть большие накопления нефтедолларов (Нацфонд), оно само выступает инвестором в бизнес-активы и решает, какие виды бизнеса развивать и финансировать. То есть, вместо частных бизнес-инициатив в Казахстане преобладают государственные. В результате мы так и не увидели прогресса в диверсификации экономики.

Противоположной госкапитализму является открытая либеральная рыночная экономика. Ключевыми характеристиками такой экономики является то, что государство совсем не занимается бизнесом. Государство максимально ограничивает свое вмешательство и стимулирует частную инициативу, рыночные отношения и конкуренцию. Перераспределение финансовых ресурсов и инвестиций в экономике происходит только на основании коммерческой выгоды, конкуренции и рыночных отношений. Экономика страны максимально открыта для внешней конкуренции, исходя из того, что любая защита внутреннего рынка будет снижать конкурентоспособность экономики.

Мой первый посыл как оппонента заключался в том, что текущая стратегия правительства Казахстана непонятна. Прежде всего, потому, что нет единого документа, из которого можно было понять, какую экономику строит государство. Исходя из мозаики различных программных документов, текущая экономическая стратегия представляет собой странную комбинацию построения либеральной рыночной экономики с подавляющим количеством элементов госкапитализма. Это очень рискованная комбинация, поскольку разные элементы стратегии противоречат друг другу.

Ситуация усугубляется тем, что планы правительства и действительность часто расходятся. Например, правительство постоянно говорит о разгосударствлении, а само наращивает свою долю в рыночной экономике. Такая ситуация с текущей экономической стратегией и её исполнением обязательно приведет к отсутствию прогресса, и, в конце концов, к застою.

В своих предложениях по бюджетной политике Рахим как раз и предлагает убрать командно-административное финансирование госкомпаний, а также госпрограмм по диверсификации экономики (то есть, предлагает сломать очень важные элементы госкапитализма). Я полностью согласен с этим. Но хочу отметить, что это лишь малая часть недостатков текущей экономической политики. Однако, на мой взгляд, главный недостаток его предложений заключается в том, что он не говорит, какую принципиально новую экономическую политику надо проводить вместо финансирования госсектора.

У Рахима есть другой документ по экономической политике в целом, по которому я могу судить, что он является безусловным апологетом либеральной рыночной экономики. Однако с этой точки зрения мне особенно была непонятна его позиция по курсовой политике.

Опасные предложения по курсовой политике

В своей презентации автор предлагает перейти на фиксированный и ослабленный курс нацвалюты. По поводу фиксации курса в презентации напрямую ничего не сказано, однако «предоставление гарантированных краткосрочных ориентиров по курсу тенге» означает именно это. Также Рахим сказал, что это будет временная политика с последующим переходом на плавающий курс. Ниже я приведу плюсы и минусы предложенной политики.

Положительными сторонами фиксированного и ослабленного курса нацвалюты являются:

- временное снижение проблем по балансировке бюджета. Снизившиеся нефтедолларовые доходы бюджета будут сбалансированы искусственной девальвацией тенге против доллара;

- повышение ценовой конкурентоспособности местных товаров и услуг.

Отрицательные стороны такой политики следующие.

Во-первых, фиксирование и искусственное ослабление курса тенге – это продолжение ручного управления экономикой, что в корне не соответствует либеральной, полностью открытой, рыночной экономике, которую нужно построить. То есть, предлагается та самая странная комбинация элементов ручных и рыночных методов управления экономикой, которая присутствует в текущей политике правительства.

В либеральной рыночной экономике все цены, включая курс нацвалюты, формируется на основе рыночных отношений (на основе спроса и предложения). Курсы валют развитых стран всегда волатильны. Там никого это не беспокоит, потому что у них хорошо развит рынок хеджирования валютных рисков. То есть, вместо того, чтобы развивать рынок хеджирования, мы хотим опять зафиксировать курс. В результате у нас так никогда и не будет нормального валютного рынка, что в свою очередь будет негативно влиять на развитие всего финансового рынка.

Во-вторых, обратный переход от свободно плавающего к фиксированному тенге окончательно подорвет доверие к монетарной политике Нацбанка, что означает усиление долларизации экономики со всеми вытекающими негативными последствиями. Искусственная девальвация и сдерживание укрепления тенге будут означать, что он будет только девальвировать, что делает выгодным сбережения только в валюте.

В-третьих, искусственное ослабление валюты означает девальвацию с последующей инфляцией. Высокая инфляция автоматически означает высокие процентные ставки на депозиты и кредиты. Искусственное снижение процентных ставок (ниже уровня инфляции) окончательно исказит последние остатки рыночных отношений на финансовом рынке.

В-четвертых, искусственное ослабление валюты означает дальнейшее снижение уровня жизни и спроса. Также это означает, что импорт любого производственного оборудования станет дороже, а значит инвестиции в развитие бизнеса придётся отложить до лучших времен.

В-пятых, реальный курс тенге постоянно будет отличаться от фиксированного. В случае резкого негативного изменения цен на нефть, Нацбанк будет вынужден делать «корректировки» курса так, как это было в прошлом. Последствия таких «корректировок» мы ощущаем до сих пор.

В-шестых, нестабильная монетарная политика, а также фиксация курса отпугнут иностранных инвесторов. Когда они видят, что тенге зависит от цен на нефть, от спроса и предложения, видят взаимосвязь курса с налоговыми неделями, для них понятно, как формируется курс. А когда при фиксации курса Нацбанк будет субъективно решать, какой и когда установить курс, у инвесторов возникнет неопределенность по поводу будущего курса тенге.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

10082
просмотра
 
 
Загрузка...