Муки безрассудства Федерального резерва

 

Автор: Стив Форбс
главный редактор журнала Forbes
другие посты автора

Центральные банки разных стран уже давно должны осознать очевидное: они больше не могут управлять своими экономиками по образу и подобию Советского Союза

Чтобы понять, почему прогноз относительно глобальной экономики становится все более мрачным, достаточно услышать то, что сказал Джон Уильямс, президент Федерального резервного банка Сан-Франциско, на пресс-конференции в конце января 2016. Уильямсу задали вопрос об общепризнанной цели центрального банка по достижению уровня инфляции в 2% как о способе стимулирования нашей застоявшейся экономики. Его ответ вобрал в себя всю тупость мышления центрального банка, которое нанесло колоссальный ущерб мировой экономике.

Когда его спросили, каким образом повышение стоимости жизни на 2% – а для среднестатистической американской семьи это означает дополнительные $1000 расходов в год – будет способствовать росту экономики, Уильямс с беззаботностью, присущей невежественности, ответил, что инфляция даст 3,5%-ное увеличение реальной заработной платы. Другими словами, $1000 дополнительных расходов принесет увеличение семейных доходов почти на $3000. Если бы! Когда бы обесценение валюты давало результат в виде здоровой экономики, Аргентина, Бразилия и Зимбабве правили бы миром.

Несовершенная кривая Филлипса. Уильямс и большинство других сторонников Федерального резерва до сих пор находятся в гипнотическом рабстве шарлатанской теоремы, известной под названием «кривая Филлипса», которая утверждает, что существует нерушимая взаимосвязь между инфляцией и безработицей. Опыт показывает, что это ерунда. В 1980-х инфляция и безработица в США находились на очень низком уровне. После Второй мировой войны Германия и Япония продемонстрировали, что низкий уровень инфляции может идти рука об руку с головокружительным ростом. В нормальной свободной рыночной экономике цены должны идти вниз благодаря продуктивности. К примеру, роскошный широкоэкранный телевизор, который в начале века стоил более $10 тыс., сейчас можно приобрести за несколько сотен.

Некомпетентность Федерального резерва. Глава Федерального резерва Джанет Йеллен и ее предшественник исповедовали необходимость двухпроцентной инфляции. На протяжении многих лет Федеральный резерв бил мимо этой цели. В реальности, к его ужасу, доллар значительно укрепился, что привело к глобальному обвалу цен на сырьевые товары.

Это, должно быть, первый случай в истории, когда правительства – в данном случае США, Япония и ЕС – не смогли понять, как обесценить свою валюту.

Уильямса среди прочего спросили, что случится, если инфляция превысит 2%. Он беспечно отмахнулся от этого вопроса, сказав, что Федеральный резерв предпримет соответствующие шаги. Непроизнесенным осталось убеждение ­Уильямса, что Федеральному резерву в таком случае придется попытаться создать некий уровень безработицы. Могущественное правительственное учреждение, которое намеренно пытается лишить миллионы людей работы, и это только во имя скомпрометировавшей себя теории, а не из-за изменившихся параметров рынка, с моральной точки зрения достойно осуждения.

Контроль цен никогда не работает. Процент – это цена, которую платит заемщик кредитору за взятие займа. Уильямс с товарищами верили, что путем искусственного снижения цен бизнес сможет брать больше зай­мов, что, в свою очередь, даст новый толчок экономике. Это настолько же абсурдно, как если бы Федеральный резерв выпустил указ о том, что все цены должны быть снижены на 75%, чтобы тем самым простимулировать расходование средств потребителями. Конечно, полки, может, и будут опустошены, но они и останутся пустыми. Как сардонически говорили в Советском Союзе, «здравоохранение бесплатное, но получить вы его не можете».

Что-то похожее произошло у нас с малым бизнесом. Крупные компании брали крупные займы, потому что кредиты были очень дешевыми. Однако капитальные вложения приостановились по причине экономической нестабильности, усиленной поведением Федерального резерва в стиле Советского Союза. Вместо этого большое количество денег ушло в финансовый инжиниринг через обратный выкуп акций или финансирование поглощений. Пострадало кредитование малого бизнеса.

За последние пять лет доля зай­мов правительству достигла 37%; корпорациям – 32%; малому бизнесу и населению – едва ли 6%.

Объявление Банка Японии о том, что они собираются внедрять отрицательные процентные ставки, усугубило давление на стоимость займов. Европейский Центральный банк работает таким образом уже на протяжении месяцев.

Кто-то может подумать, что после такого количества провалов в течение многих лет центральные банки должны были осознать очевидное: они больше не могут управлять своими экономиками по образу и подобию Советского Союза. Но главные банкиры, как все бюрократы, любят власть, даже если используют ее пагубным образом.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

8386
просмотров