Бишимбаев и нарциссизм: о чём экс-министр беседовал с психологом

В психологическом тесте по шкале нарциссизма экс-министр набрал 22 балла

В суде по уголовным делам Астаны продолжается суд по делу об убийстве Салтанат Нукеновой, в котором обвиняют экс-министра нацэкономики Куандыка Бишимбаева. В ходе очередного заседания участники процесса продолжили исследование смартфона подсудимого, где судья Айжан Кульбаева нашла его личную переписку с погибшей. Чат в большинстве своем состоял из бытовых диалогов.

Тогда экс-министр попросил судью зачитать скриншоты переписок с погибшей, которые он сохранил в галерее. По его словам, он делал это, чтобы «в очередной ее уход напомнить ей, о чем она писала ранее». В этих сообщениях Салтанат писала Бишимбаеву о том, что любит его, просит за что-то прощения, но при этом называет его нарциссом.

«Я не хочу остаться одинокой, а полюбить больше не смогу кого-то. Я много раз возвращалась, терпела всё, прощала. Ты теперь прости меня, вернись ко мне. Если честно, я уходила, потому что начиталась всего: что нарцисс всегда будет вас обесценивать, за романтичным периодом опять настанет расшатывание», – зачитала текст сообщения судья.

Адвокат потерпевшей стороны Жанна Уразбахова спросила у подсудимого, почему Нукенова назвала его нарциссом в переписке, на что он ответил, что Салтанат «себя накрутила, начиталась каких-то книг, статей».

После дальнейшего исследования смартфона Айжан Кульбаева нашла чат Бишимбаева с семейным психологом Юлией Герасимовой в Telegram. Основной запрос к психологу у Бишимбаева звучал так: как отпустить контроль, быть менее требовательным, тревожным и победить нарциссизм. 

Как показывает переписка, спустя непродолжительное время пара уже совместно проходила терапию и обсуждала, как им быть менее вспыльчивыми, контролировать эмоции, соблюдать личные границы.

Перед терапией пара обозначила свои требования друг к другу. Так, Бишимбаев хотел от Салтанат, чтобы она готовила ужин пять раз в неделю и присутствовала на них, сообщала о своих передвижениях и была более сдержанна. Нукенова же хотела от Бишимбаева чтобы он снизил критику, осуждение и эмоциональное давление.

Во время оглашения содержимого чата судья зачитала вывод психолога, который та писала Бишимбаеву и Нукеновой после одной из сессий.

«Мой вывод: чаще всего конфликты происходят следующим образом. Куандык больше внимания уделяет психологическому состоянию Салтанат. Он видит, что она может быть отвлеченной или грустной, из-за этого у него возникает мысль, что Салтанат может начать к нему хуже относиться или думать о расставании. Это происходит из-за детской травмы, поэтому возникает тревога, которая приводит к накручиванию эмоционального состояния и негативных мыслей. Эта тревожность приводит к нарушению личных границ Салтанат, так как Куандык начинает задавать разные вопросы, связанные с ситуациями в отношениях. Салтанат тоже испытывает тревогу от того, что не понимает, из-за чего что-то могло пойти не так, так как истинное желание было побыть наедине с собой, а не отстранятся от Куандыка. Когда Куандык пытается выяснить отношения в силу своей тревоги, Салтанат начинает оправдываться, а потом начинает злиться, так как чувствует несправедливость. Такая агрессия вызывает у Куандыка ответную реакцию», – зачитала Кульбаева. 

После просмотра данного чата адвокат потерпевшей стороны Алия Омарова, зачитывая результаты психологического теста подсудимого, сообщила присяжным, что Бишимбаев по «шкале нарциссизма» набрал 22 балла из 23 возможных. Бишимбаев ее поправил, сказав, что 22 балла это середина, а не верхние позиции, и сообщил суду, что психолог заверила его в том, что у него «еще не всё потеряно».

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте