Терроризм в Казахстане: время собирать камни за пазухой

Волна терактов, прокатившаяся по Казахстану в предыдущие два года, сменилась относительным затишьем, которое больше настораживает, чем успокаивает: внутренние и внешние причины экстремистской деятельности в стране никуда не делись

Иллюстрация: yk-news.kz

Работал суд, как катапульта

Запустив болезнь - рост экстремистских настроений в Казахстане, - государство пытается локализовать ее через конвейер судебных процессов над людьми, которых обвиняют в радикальной деятельности.

На этой неделе в Атырау городской суд осудил к 7 годам лишения свободы женщину, которая готовила своего приемного сына к совершению теракта. Осужденная таким образом пыталась отомстить за смерть мужа, который погиб в сентябре 2012 при попытке задержания группы нападавших на здание УВД. (Кстати, по данным американской аналитической организации RAND Corporation, теракт, совершенный «шахидом», уносит  в 4 раза больше жизней, чем теракт без участия смертника).

Там же, в нефтяной столице Казахстана, по обвинению в подготовке терактов, направленных против сотрудников правоохранительных органов, осуждены 16 человек на срок от 12 до 18 лет.

В Актобе городской суд приговорил трех жителей города к различным тюремным срокам по обвинению в пропаганде терроризма. В глаза бросается их возраст - 17, 18, 19 лет. (Еще в конце прошлого года Генпрокуратура РК приводила цифры: почти 60% осужденных террористов - лица в возрасте до 29 лет, 95% - безработные).

В городском суде Уральска к 3 годам с конфискацией приговорили трех человек, которые, как считает следствие, посылали террористической группировке денежные переводы.

В Казыбекбийском районном суде Караганды рассматривалось уголовное дело местного жителя, который обвинялся в пропаганде терроризма.

В Астане прошел судебный процесс над членами террористической группы, обвиненной в подготовке покушения на высокопоставленных лиц Казахстана и намерении напасть на здание столичного ДКНБ.

По информации КНБ РК, в 2011-2012 нейтрализована деятельность 42 экстремистских групп, предотвращено 35 насильственных акций экстремистского характера. 18 случаев (в том числе 7 с использованием взрывных устройств) предотвратить не удалось.

По официальной информации, в исправительных учреждениях Казахстана сегодня содержится более 500 осужденных за причастность к религиозному экстремизму и терроризму. За последние 9 лет число осужденных приверженцев экстремистских и террористических движений возросло с 24 до 510 человек. И это, судя по всему, не предел. По данным спецслужб, на территории РК действует больше двух десятков радикальных религиозных группировок, в основном салафитской направленности, куда входят около пятисот членов.

Таким образом, уровень террористических рисков в стране остается высоким. В Глобальном индексе терроризма, который подготовил Институт экономики и мира совместно с Университетом Мэриленда на основе анализа данных о 158 государствах мира с 2001 по 2012, Казахстан занял 47 место. Этот индекс  измеряет уровень террористической активности внутри страны по четырем основным показателям:

количество террористических инцидентов,

количество погибших,

количество пострадавших,

объем материального ущерба.

Россия попала в первую десятку стран, наиболее пострадавших от терроризма. И это тоже тревожный для нас факт: «террористический след» с Северного Кавказа в Казахстан, особенно на запад страны, прослеживается явно. Кстати, после терактов в Бостоне именно в Атырауской области были расклеены листовки в поддержку братьев Царнаевых. Что это, как не один из «лакмусов» радикальных настроений в регионе?

«Казахстанское экстремистское содержание»

Хронологически можно выделить три этапа в деятельности экстремистских и террористических организаций на территории Казахстана.

Первый этап – 1991-2000, когда наблюдался в основном импорт радикальных идей. В этот период шло активное проникновение на территорию РК представителей иностранных экстремистских организаций из соседних стран с повышенными террористическими рисками - России, Китая, Узбекистана, Киргизии.

Второй этап растянулся с 2000 по 2011, когда в деятельности радикальных структур появилось «казахстанское содержание». В определенной степени это было связано с возвращением на родину людей, которые еще в 90-е уезжали из страны для получения религиозного образования в Турцию, Пакистан, Саудовскую Аравию, Египет и т.д. В эти же годы власти, наконец, признали участие наших граждан в деятельности иностранных террористических структур.

Третий этап начался в 2011 и продолжается до сих пор. Его характерная черта - активизация местных радикальных групп. Теракты 2011-2012, в которых принимали участие только граждане Казахстана, говорят о том, что в стране завершилась трансформация отдельных протестных групп в сторону их большей радикализации.

Таким образом, с точки зрения классификации, действующие в Казахстане экстремистские и террористические организации можно поделить на три группы:

1. Варяги

Иностранные структуры, имеющие внешние и внутренние источники финансирования. Основной акцент делают на религиозную мобилизацию («Хизб ут Тахрир аль Ислами», «Таблиги Джамаат», салафиты и др.). В последнее время некоторые казахстанские эксперты обращают особое внимание на радикальное течение такфиризм, которое родом из  организации «Братья-мусульмане». Оно, по их мнению, представляет главную угрозу для безопасности Казахстана. Основную ставку такфиризм делает на социальную и идейную фрагментацию казахстанского общества, а также на довольно низкий уровень религиозного образования не только среди рядовых граждан, но и среди некоторых представителей официального духовенства. 

2. Автохтоны

Это в основном местные экстремистские организации, которые либо используют «франшизу» (создание всемирного или регионального халифата, главенство законов шариата и т.д.), либо вооружены идейной эклектикой (социальный и религиозный экстремизм), которую внедряют в головы людей псевдорелигиозные интерпретаторы.

3. Сетевые радикальные группы

Их мобилизация может происходить на основе экстремистских сайтов.

Первые две группы не только расширяют свою социальную базу, но и рекрутируют наших граждан (в том числе из третьей группы) для участия в вооруженны действиях на территории других стран, в частности, в России, Афганистане и даже Сирии.

КНБ РК уже сообщал о возможном пребывании нескольких казахстанцев в воюющей Сирии на стороне повстанцев. А киргизские спецслужбы обнаружили в Турции двух своих молодых граждан, которых экстремисты завербовали для войны в Сирии. Кстати, процесс вербовки проходил в мечетях.

Тревогу вызывает и географическое расширение деятельности радикальных групп. С начала 90-х в основном это был юг Казахстана. В тот период существовало как минимум четыре экстремистских канала: пакистанский, афганский, узбекский и киргизский. С середины 90-х добавился запад страны. Здесь доминировал салафизм, который «импортировался» с Кавказа и из Саудовской Аравии.  Сегодня экстремистов задерживают практически по всей территории Казахстана.

Гнилой орех

Казахстан оказался в тисках внутренних и внешних причин, которые будут и дальше повышать уровень террористических рисков. Проблема в том, что признание и осознание проблемы пришло с серьезным запозданием. С начала 90-х годов в стране уже сформировалась благоприятная для радикальных идей маргинальная социально-демографическая среда, в первую очередь среди молодежи. Именно она больше всего страдает от безработицы и идейного вакуума, который заполняется суррогатами.

Это не удивительно на фоне общего низкого образовательного уровня, и даже среди официального духовенства. По данным Агентства РК по делам религий, только 30% имамов в Казахстане имеют дипломы о религиозном образовании.

Внутренняя миграция из сельской местности в города формирует «пояса шахидов» вокруг мегаполисов, которые могут взорваться в любое время. Неискоренимая коррупция подрывает не только легитимность местных и центральных органов власти, но и снижает эффективность госпрограмм, направленных на снижение благоприятных для экстремизма и терроризма социально-экономических факторов.

Тревогу вызывает распространение радикальных идей в местах лишения свободы, где отбывают срок экстремисты и террористы. Как заявил председатель Агентства РК по делам религий Кайрат Лама Шариф, экстремистская литература была изъята из… библиотек пенитенциарных учреждений. Как она туда попала?

Три года назад «Международная кризисная группа» провела интересное исследование пенитенциарной системы в странах Центральной Азии. Его результаты показали, что в последние годы на заключенных в Казахстане,  кроме криминальных структур, оказывают влияние религиозные фундаменталисты. В будущем они, вытеснив «авторитетов», могут контролировать отдельные зоны, превратив их в идеологические центры.  Впрочем, криминальная и радикально-религиозная деятельность могут прекрасно сочетаться и дополнять друг друга.  

Окончание см. здесь.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


политолог

 

Статистика

20328
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.