Евразийский союз: хорошо, но рано

Казахстану не стоит торопиться с вступлением в ЕАЭС. К такому выводу пришли участники сессии второго дня XII Евразийского Медиафорума, посвященной евразийской интеграции

Сессия «Евразийская интеграция. Грядет ли экономическая революция?» стала первой за два дня медиафорума, где обсуждали больше экономику, чем политику. Однако и без политики не обошлось. Модератор – телеведущий канала РБК Даниил Бабич - обозначил тему: как выжить странам, которые не входят в европейский клуб и хотят быть более или менее равными в переговорах с гигантами, помогать своим экономикам развиваться.

«Нужно ли форсировать темпы интеграции, либо идти потихоньку, step by step, - задал вопрос Даниил.

Гендиректор Института ЕврАЗЭС Владимир Лепехин прямого ответа не дал, но предложил рассматривать вопрос с такой точки зрения: возможна ли модернизация на евразийском пространстве (что и является определяющим для создания союза?

«Мы имеем все предпосылки к тому, чтобы эта модернизация была осуществлена», - уверен он.

К предпосылкам Лепехин отнес наличие в странах сильных лидеров, возможность реализации больших совместных экономических проектов - не только транспортно-логистических, но прежде всего в сфере энергетики, Крым как точку роста будущего Евразийского экономического союза, возможность расширения союза и др.

«На сегодняшний день четыре страны готовы подписать договор, на очереди еще два кандидата – это Киргизия и Таджикистан, но есть и неожиданные ходы, в частности, считается очень важным, если в ЕС, начиная с 2015-2016, каким-то образом в каком-либо качестве присоединятся Азербайджан и Турция. В случае если такое произойдет, понятно, станет вопрос о возможном присоединении Ирана», - сказал глава Института ЕврАЗЭС.

Ситуация подталкивает глав государств – членов Евразийского союза к поиску своего суверенитета в финансовой сфере, продолжил Лепехин.

«Встает вопрос о таком понятии, как суверенитет, а он начинается с понятия финансового суверенитета, и это – формирование своей платежной системы, учреждение региональной валюты. Соответственно, стоит вопрос о Центробанке, о других финансовых институтах и инструментах. Стоит вопрос – и он обсуждается в кулуарах – о создании евразийского парламента», - пояснил Лепехин.

Евразийский парламент, по словам главы Института ЕврАЗЭС, должен находиться в двух городах – Астане и Омске, расположенных на одной параллели, по примеру Европейского парламента в Брюсселе и Страсбурге. Между Астаной и Омском могут быть проложены скоростные авто- и ж/д магистрали, тем самым депутаты могли бы работать в двух столицах одновременно. Судебные органы расположили бы в Минске, одной из площадок инвестиционных проектов мог бы стать Ереван, отметил Лепехин.

Впрочем, Лепехин оказался единственным, кто так радужно оценивал интеграцию.

Тофик Аббасов.

Тофик Аббасов, политолог и главный редактор «The new Baku post» из Азербайджана, отметил, что азербайджанцы не намерены вступать в какие бы то ни было союзы. Их вполне устраивает и модель взаимовыгодного сотрудничества.

«Две страны – Азербайджан и Турция – показывают классический пример взаимовыгодного сотрудничества на двусторонней основе. Для Азербайджана это вообще конек, потому что мы не торопимся пока ни в один из существующих интеграционных проектов – что Евразийский, что Таможенный союз, что Шанхайская организация сотрудничества, что европейская структура», - подчеркнул он.

По мнению Аббасова, в союзах очень много подводных течений, непонятных моментов. Азербайджан и без того уверенно развивается, за последнее десятилетие ВВП вырос в восемь с лишним раз, отметил политолог.

«Спешка в этом процессе (интеграции. F) – химера, потому что никто не хочет взваливать на себя экономические, социальные проблемы других стран», - сказал Аббасов.

Сергей Шакарянц.

Политолог из Армении Сергей Шакарянц рассказал, что, согласно проведенному соцопросу, само население страны мало интересуют какие-либо союзы, однако они хотят быть в союзе с Россией. Обусловлено это, в первую очередь, базовыми интересами населения, к примеру, более высокой пенсией у россиян и т.д.

Шахида Туляганова.

По словам директора Школы журналистских расследований (Великобритания) Шахиды Тулягановой, ей очень нравится идея евразийской экономической интеграции в теории, но когда речь заходит о практике, появляются вопросы.

«Для любой интеграции нужны не только сильные лидеры, нужны сильные институты, которые будут двигать всю эту машину. К сожалению, ни в одной из этих стран, при всем моем уважении, – Казахстане, России, Беларуси, Армении - будущем члене - еще не сформировались достаточно сильные институты, которые могут непредвзято двигать эту машину, а без этого мы далеко не уйдем», - отметила эксперт.

Сначала говорилось  о том, что это исключительно экономический союз, но потом стало понятно, что речь идет о дальнейшей политической интеграции, что неминуемо, подчеркнула Туляганова. По ее словам, все страны, которые собираются вступать в союз, находятся на разном уровне не только экономического, но еще и политического развития,

«Эти страны каким-то образом будут проходить через серьезные политические процессы трансформации. И в этом отношении не следует ускорять процессы интеграции», - предупредила она.

Султан Акимбеков.

Развернутую картину о том, что думают о ЕЭС в Казахстане, дал директор института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Султан Акимбеков. По его словам, интеграция имеет большой потенциал, но до сегодняшнего дня потенциал так и остался потенциалом.

«И мы это видим даже не с политической – это отдельная тема - а с экономической точки зрения. Мы не видим положительных результатов», - отметил он.

Во многом причина кроется в организационных вопросах. Если взять Таможенный союз, то за последние 3 года для Казахстана это фактически дорога с односторонним движением, считает Акимбеков.

«На сегодняшний день импорт из России превышает экспорт в три раза – $18 млрд против $6 млрд. Из Беларуси вообще превышает, по-моему, в 10 раз - $700 млн мы импортируем из Беларуси и $80 млн мы экспортируем. Это все данные 2013. Более того, у нас экспорт стагнирует, становится меньше объективно», - заявил эксперт.

Сейчас у казахстанского бизнеса достаточно большие проблемы с доступом на российский рынок по всем показателям, продолжил Акимбеков. Это тарифные, нетарифные барьеры, бюрократия, которая оказалась гораздо сильнее нашей. По его словам, в экономике России больше государственных компаний, они крупнее по размеру, имеют и финансовые, и организационные возможности, и в итоге, чтобы из Казахстана что-то продать в Россию, надо приложить неимоверные усилия. В качестве примера эксперт привел ситуацию с лекарственными препаратами.

«У нас на сегодняшний день, насколько я знаю, зарегистрированы на территории Казахстана 400 российских препаратов и 300 белорусских. А обратно мы зарегистрировали 5 казахстанских препаратов на территории России. Почему? Очень просто: у нас эти процедуры либерализированы – это $4,5 тыс. на процесс, плюс этот процесс очень быстро происходит. А на регистрацию в России надо около 100 тыс. евро и достаточно длительный период времени. Ни одна наша компания – они у нас мелкие – не может с этим справиться», - заявил он.

Казахстанский бизнес категорически не принимает интеграцию, поскольку для него это означает потерю рынков, считает эксперт.

«Идеология, повторюсь, неплохая, но с точки зрения работы над документами мы торопимся, откровенно торопимся», - подытожил Акимбеков.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

6292
просмотр
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.