Кайрат Келимбетов: Мы стали немножко умнее

В пятницу, 7 ноября, в Алматы впервые прошел форум Financing Growth in Kazakhstan, посвященный инвестиционному потенциалу Алматы как финансовой столицы Центральной Азии и ЕАЭС. Организаторами выступили Казахстанско-Британская торгово-промышленная палата и международный медиа-холдинг Financial Times при поддержке Нацбанка РК

Спикеры форума Financing Growth in Kazakhstan.

Редактор The Banker Брайан Кэплен, который модерировал часть форума, сказал, что сейчас самое время проводить подобную встречу: прогноз по росту экономики Казахстана положительный - примерно  5%. Но сможет ли финансовый сектор обеспечить такой рост? Это и решили обсудить участники форума.

Карим Масимов (на мониторе).

Углеводороды – это хорошо, но… плохо

Первым спикером форума был заявлен Карим Масимов. В кулуарах премьер замечен не был, но на конференции он все-таки материализовался – прочитал свой доклад по видеосвязи. Масимов напомнил, что страна сейчас живет по стратегии «Казахстан -2050» и стремится войти в число 30 развитых государств.

– Алматы будет играть одну из ключевых ролей в процессе реализации этой смелой стратегии, – заверил премьер. – Правительство напряженно работает, чтобы развивать Алматы как региональный финансовый центр, занимается строительством инфраструктуры, развитием человеческого капитала и улучшает регуляторную среду. Всё это представляет собой положительную демонстрацию наших намерений, они обеспечивают более предсказуемый путь и способ инвестиций в регион. Наши усилия были признаны недавно в рамках Индекса глобальных финансовых центров. Алматы поднялся на 15 мест и является 43-м в мире по значимости финансовым центром. Мы обошли такие динамичные центры, как Милан, Москва и другие. Мы достигли прогресса, однако нужно сделать еще больше. Хочу вас заверить, что Казахстан будет делать все возможное для обеспечения того, чтобы Алматы оставался ведущим финансовым центром в регионе.

Ахметжан Есимов.

Аким Алматы Ахметжан Есимов тоже сослался на Индекс глобальных финансовых центров и добавил, что мы обошли Рим, Бангкок, Брюссель и Прагу.

– Этот факт является стимулом для развития города в качестве хаба международного бизнеса и сотрудничества, – считает глава мегаполиса.

Однако Джонатан Данн, заместитель директор департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ, отметил, что волатильность роста ВВП РК за последние 10 лет достаточно высокая. Это обусловлено тем, что финансовая база Казахстана очень узкая, экспорт страны составляют в основном углеводороды: в 2013 их доля в общем объеме экспорта была более 70%. Суженная база экспорта делает страну очень уязвимой к возможным шокам и потрясениям - в частности, изменение цен на нефть может повлиять на страну. В общем, стране нужны реформы.

– Нефтяное богатство помогло Казахстану достичь статуса страны со средним доходом, уровень жизни серьезно увеличился – более $20 тыс. на душу населения. Краткосрочный экономический прогноз менее благоприятен, однако, если предполагать, что правительство будет продолжать свою политику, то среднесрочные перспективы достаточно хорошие. Увеличение роста на основе вклада частного сектора в рамках более диверсифицированной экономики является ключом для обеспечения устойчивого роста и благосостояния в Казахстане, – считает представитель МВФ.

Кайрат Келимбетов.

«Опять будет девальвация?» - «Конечно же, нет!»

В своем выступлении председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов вспомнил, что в начале 2000-х Казахстан гордился своей финансовой системой, но, к сожалению, кризис пошатнул эту уверенность.

- По сравнению с первым кризисом на сегодняшний день мы стали сильнее, богаче и немножко умнее, - подбодрил себя и всех собравшихся Келимбетов. - Мы переживали последствия [предыдущего] кризиса, потому что банки тогда были жадные, набрали фондирование от международных банков. После краха Lehman Brothers всё это превратилось в большие долги, мы предприняли антикризисную программу. Мы очень сильно пострадали: Казахстан потратил 6% ВВП, чтобы поддержать банковский сектор. Извлеченные уроки сейчас используются в Казахстане.

Председатель НБРК затронул тему февральской девальвации – в этом году в своих публичных выступлениях он возвращается к ней вновь и вновь.

– В феврале нам стало понятно, что отношения между Украиной и Россией продолжат обостряться. Также было ясно, что развитие отношений между Китаем и европейской экономикой замедлятся. Было понятно, что цены на нефть упадут. Нам понадобилось сделать «подушку» для себя. У нас был фиксированный режим валютного регулирования. Чтобы подготовиться к испытаниям, чтобы предупредить дальнейшие риски в перспективе трех лет, нам нужно было перейти к новой структуре. Это и было сделано в феврале (проведена девальвация тенге. – F). Когда эти риски, которые мы предвидели, начинают реализовываться, нам задают вопрос: «Опять будет девальвация?» Ответ: «Конечно же, нет»! Потому что наша фундаментальная база изменилась, то, что влияло на прогноз в феврале, сегодня под контролем, – заверил главный банкир страны.

Келимбетов считает, что нужно отделять мух от котлет – российский рубль и казахстанский тенге. Почему? Потому что Россия подверглась санкциям, сама ввела санкции, осталась без финансирования со стороны международных рынков и переходит к инфляционному таргетированию.

– Но в Казахстане другая картина. У нас есть полный доступ к международным рынкам. Недавно наше правительство выпустило суверенные бонды, правительство объявило программу помощи МСБ, на что был выделен 1 трлн тенге. Долг у страны - 2,5%, это самый низкий долг, если сравнивать с Европой, резервов – более $100 млрд. Проблема банковского сектора не такая уж и большая. Да, сложности есть, но Казахстан готов к тому, что будет происходить, готов справляться с испытаниями, – заверил глава финансового регулятора.

По его мнению, сегодня главный вызов – нерешенная проблема плохих кредитов, которая свидетельствует о неработающей модели банковского сектора. Если у нас NPL составляют 33%, то в Сингапуре или Южной Корее их объем не превышает 1%. Очевидно, на какие рынки в такой ситуации потекут иностранные инвестиции. Чтобы решить проблему плохих кредитов, по словам спикера, даются беспрецедентные налоговые преференции, которые позволят большинству банков безболезненно списать неработающие кредиты и начать жизнь с нового листа.

– Есть проблемы с банками, которые прошли через горнило реструктуризации. У нас есть проблема вовлеченности, когда не всё население имеет доступ к финансовым услугам - либо в виду дороговизны услуг, либо в виду отсутствия или ограничений, – перечислил Кайрат Келимбетов и предложил всем вместе обсудить, как же в такой ситуации развивать финансовый рынок.

В какую сторону идти банкам?

Миклош Дитц, управляющий директор McKinsey&Company, к озвученным проблемам добавил еще несколько: у населения мало сбережений, кредиты стоят дорого, страна страдает из-за долларизации. Ко всему прочему, по его прогнозам, банковская система вскоре переживет настоящую революцию: в ближайшие 10 лет изменений произойдет больше, чем в предыдущие 300 лет. Катализатором революции станут новые технологии. Но они как раз и дадут шанс Казахстану перепрыгнуть на новый уровень развития.

Это (проникновение интернета и цифровых технологий. – F) позволит каждому казахстанцу иметь немедленную идентификацию с доступом ко всем услугам, одним нажатием кнопки оплачивать всё, через телефон получать кредиты, скидки. Это обеспечит контроль сбережений, контроль финансов для каждой казахстанской семьи, поможет компаниям попадать на рынки не просто через фондирование, а иметь прямой доступ к клиентам. Наличие таких услуг даст очень быстрый, дешевый, эффективный способ финансирования при низкой стоимости финансового посредничества, что само по себе здорово, – сказал Дитц.

Магжан Ауэзов, управляющий директор Казкоммерцбанка и председатель правления БТА, отметил такие тренды в финансовом секторе Казахстана:

- завершился выход государства из капитала крупных банков, и, таким образом, впервые после 2009 почти все крупнейшие игроки имеют только частных акционеров;

- правительством и Нацбанком решена одна из исторических ключевых проблем - нехватка тенге на внутреннем рынке;

- 2014 станет поворотным для финансового сектора с точки зрения объема слияний и поглощений;

- уменьшилась доля западных банков на рынке Казахстана.

– Ключевые вопросы, которые стоят перед банками, – это не как бороться с внешними вызовами, не вопросы по своим обязательствам и т.д., которые были актуальны в 2009-2010. Сегодня ключевой вопрос - каким образом банковская система сможет сохранить клиентоориентированность? Несколько лет назад основным конкурентным инструментом было кредитование. С решением ключевой проблемы – доступом к тенге - этот продукт перестанет быть сильным конкурентным преимуществом. Основная задача банков – расширять продуктовую линейку и предоставлять клиентам некредитные продукты, которые позволят развивать бизнес. Те банки, которые это смогут внедрить, смогут обеспечить высокий уровень конкурентоспособности, – высказал свое мнение Ауэзов.

Тестовой площадкой общего финрынка станут брокеры и дилеры

Тимур Сулейменов, член коллегии, министр по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии, остановился на финансовой стороне договора об ЕАЭС. По его словам, общий финансовый рынок – это рынок, на котором действуют унифицированные или гармонизированные нормы, это взаимное признание лицензий и других разрешительных документов, возможность осуществлять деятельность без необходимости учреждать юридическое лицо, это эффективное административное и информационное сотрудничество регуляторов.

Он рассказал, что гармонизация законодательства союзных стран будет строиться на основе международных принципов. Инвесторам полезно знать, что правила игры, которые формируются в ЕАЭС, будут сильно напоминать правила игры в их странах. При этом Сулейменов отметил, что единый банковский кодекс или единый закон о банках никто создавать не собирается.

– Стороны договорились создать наднациональный финансовый регулятор с расположением в Алматы. Произойдет это до 2025. Это здравые сроки. Если удастся сделать раньше, то нет никаких причин затягивать с этим, – считает спикер.

Министр также рассказал о подготовленных соглашениях. Первое – соглашение о требованиях для осуществления деятельности на финансовых рынках, которое прописывает, каким образом будет проводиться гармонизация, кто будет принимать решение о гармонизации, какие аспекты должны быть гармонизированы в первую очередь.

– Второе соглашение, которое будет подписано до конца года, – об обмене информацией. Если мы говорим о возможности осуществления деятельности без создания юрлица, то регулятор должен обладать всей полнотой информации, которой обладает регулятор материнской организации. Соглашение предусматривает обмен не только общедоступной информацией, но и конфиденциальной. Сейчас прорабатывается план по гармонизации, чтобы заработал общий финансовый рынок, – сказал Сулейменов и пригласил к работе над этим документом представителей финансового сектора.

Член коллегии сообщил, что брокеры и дилеры станут своеобразной тестовой площадкой общего финансового рынка, потому что «это менее чувствительный сектор». Уже есть соглашение о прямом доступе лицензированных брокеров и дилеров на фондовые биржи других стран. Есть также соглашение о едином банке кредитных историй. Кроме того, готовится стратегия развития общего финансового рынка, которая «не призвана заменить существующие стратегии наших государств, она призвана их дополнить».

– Мы говорили и говорим, что вопрос о единой валюте не стоит на повестке дня, но координация курсовой политики – это крайне важный аспект. В условиях отсутствия таможенных границ курс может быть значимым фактором конкурентоспособности того или иного государства. Поэтому координация курсовой политики проводится через специально созданный орган – Координационный совет по валютной политике. Та уверенность, с которой наш Национальный банк говорит о заложенных коридорах по тенге, произрастает из той работы, из близкой кооперации, которая происходит в рамках этого органа, – выказал надежду спикер.

Какие банки будут проданы?

Сколько банков нужно Казахстану? Этот вопрос, который значился в брифе выступления директора департамента методологии контроля и надзора НБРК Нурлана Абдрахманова, интриговал. Но Абдрахманов прямого ответа на этот вопрос не дал.

– Мы хотели внедрить эффективные методики Базель II и Базель III, также усовершенствовать структуру банков, в частности портфелей неблагополучных займов. Мы бы хотели улучшить конкурентоспособность банковской системы, в первую очередь наших 10 самых важных банков, мы будем оценивать их политики и давать свои рекомендации по поводу их планов развития. Мы хотим сформулировать более устойчивую модель развития банков и сформировать условия для международной интеграции. Мы бы хотели мобилизовать финансовые ресурсы, которые поддержат экономический рост. И еще один момент – это сокращение системных рисков и достижение равновесия, – рассказал о целях регулятора Абдрахманов.

Он указал, что до 2019 требования к собственному капиталу банков увеличится с 30 млрд тенге до 100 млрд тенге. С 1 июня 2017 собственный капитал банков составит 50 млрд тенге.

- Это не значит, что те банки, которые не будут достигать такого капитала, будут ликвидированы или станут банкротами. Это значит, что этому банку не разрешат привлекать депозиты физических лиц на сумму более 50 млрд. Если сумма собственного капитала будет больше 50 млрд, то тогда на него не будут накладываться ограничения по суммам привлекаемых депозитов, – указал директор департамента. – Уже 8 банков имеют капитал свыше 100 млрд. Мы ожидаем, что у нас будет 10-12 крупных банков, и это повысит конкурентоспособность и финансовую инклюзивность, повысит навыки банков по мобилизации пользователей. Это поможет сформировать основу для продолжения банковской деятельности, поможет поддержать уверенность населения в банках. Это улучшит конкурентоспособность банков Казахстана и позволит конкурировать с 50 крупными банками нашего соседа – России.

Нурлан Абдрахманов несколько раз за время своего выступления сказал, что банки без капитала в 100 млрд будут жить дальше и, возможно, даже счастливо. Но все равно у участников форума возник вопрос: «Кто кого будет покупать?» Ответа на него не прозвучало. Но можно ожидать, что ближайшие годы станут так же, как и 2014, поворотными для финансового рынка с точки зрения объема слияний и поглощений.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


журналист

 

Статистика

6904
просмотра
1
комментарий
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

1 комментарий

bibi

«Я очень рада, что наконец-то ПОУМНЕЛИ!!!»

13 ноября 2014 в 21:48