Занять до стипендии. Как алматинка основала финансовый стартап в Норвегии

Что помогло Анжелике Османовой воплотить современную мечту

Анжелика Османова
ФОТО: Данил Алтунин
Анжелика Османова

Когда в 2012 Анжелика Османова выиграла грант на обучение в Норвежской школе бизнеса BI, второй по величине в Европе, то с трудом поверила своему счастью – вдобавок к бесплатному обучению она получила стипендию в размере 80 000 крон в год (сегодня это порядка $8600).

Для нее, девушки из простой алматинской семьи, эти деньги казались очень большими для студенческой жизни. Однако, приехав в Норвегию, Анжелика быстро убедилась: с тамошними ценами этого не хватит даже на базовый минимум. «Заходила в магазин и видела: хлеб стоит в переводе на тенге 2000, – рассказывает она. – Я раздумывала: «Наверное, не буду брать хлеб».

К моменту начала учебы в Норвегии за плечами у Анжелики была учеба на факультете журналистики КИМЭП и в американском Колледже Августана, где она провела год по обмену. Параллельно девушка нарабатывала опыт: редактировала новости на КТК, писала для англоязычной газеты The Almaty Herald, прошла практику в ЮНЕСКО, ассистировала в родном КИМЭПе. Будучи студенткой, Анжелика видела себя журналистом, «рискующим ради истины и много путешествующим».

В журналистику она решила пойти отчасти потому, что хорошо писала: ее стихи неоднократно печатали в газетах, а рассказы даже издали отдельным сборником. В родной 42-й школе помогала устраивать концерты и писала сценарии для мероприятий. При этом Анжелика отличалась предприимчивостью, например в детстве продавала соседским ребятам в качестве украшений красивые камушки, подобранные на улице.

«Я даже составила их каталог и предоставляла бесплатный сервис замены ниточки», – смеется собеседница.

Да, Владимир Смирнов!

Норвегия недаром занимает первое место в мире по уровню развития человеческого капитала: учеба в этой стране кардинально изменила жизнь Анжелики, дав ей возможность воплотить универсальную современную мечту – основать собственный стартап. Случилось это не сразу. По окончании Норвежской школы бизнеса BI в 2014 году она недолго поработала в Фонде ООН в области народонаселения (ЮНФПА) в Осло, а затем ушла в корпоративный сектор: занималась переводами технических текстов в чешской компании idioma, работала маркетологом и консультантом в медиаагентстве Devex. В 2016-м Анжелике предложили возглавить отдел маркетинга в норвежской технологической компании Huddly, где у нее была возможность поработать над запуском камеры для проведения видеоконференций в сотрудничестве с Google и наладить партнерство с компанией Zoom, которая, по словам собеседницы, тогда была далеко не такой крупной и известной, как сейчас.

Нельзя сказать, что Анжелике было легко интегрироваться в норвежское общество. Поначалу мешали языковой барьер и стереотипы, бытующие в Норвегии о выходцах из постсоветских стран. Несмотря на то что подавляющее большинство норвежцев хорошо говорит по-английски, они больше доверяют тем, кто владеет их родным языком. При этом услышав малейший акцент в норвежской речи иностранца, тут же норовят перейти на английский – поупражняться сами. Английским в Норвегии владеют даже дети. «Абсолютно нормально встретить на улице пятилетнего ребенка, который будет разговаривать с тобой на хорошем английском», – рассказывает Анжелика. Этому, среди прочего, способствует и отсутствие дубляжа англо­язычных фильмов и мультфильмов на норвежский.

Со временем Анжелика овладела норвежским и стала говорить на нем вполне сносно. Однако наладить отношения с местными помогло скорее другое. «Дело в том, что основная страсть норвежцев – это лыжи, – объясняет Османова. – Есть такое изречение, что в Норвегии дети рождаются с лыжами на ногах. И вот что меня удивило. Когда я говорила, что родом из Казахстана, мне отвечали: «Да, Владимир Смирнов!».

Оказалось, что знаменитого казахстанского лыжника, олимпийского чемпиона 1994 года, четырехкратного чемпиона мира в Норвегии знают все. «Норвежцы не любят, когда выигрывают шведы, но очень радовались, когда выигрывал казахстанец», – улыбается собеседница.

По словам Анжелики, норвежцам импонировали не только спортивные успехи Смирнова, но и его обаяние. Как только они увидели скромного, улыбающегося Смирнова, то сразу стали за него болеть. Ассоциация с казахстанским лыжником помогала Анжелике выстраивать отношения с норвежцами, которые, как правило, далеко не сразу доверяют иностранцам.

Стартапы вместо нефти

Осторожны норвежцы и в том, что касается инвестиций. До недавнего времени они предпочитали вкладываться в нефть и недвижимость – эти инструменты казались им наиболее надежными. Однако в последние пять лет ситуация стала меняться. Большой толчок получили стартапы, для развития которых в стране создана целая инфраструктура, включая бизнес-акселераторы и законодательную базу. Норвежцы остаются приверженцами идеи социального государства, поэтому поддержку получают те проекты, что не только улучшают жизнь людей, но и способствуют стабильности в обществе.

«Стартап-культура стала очень быстро развиваться, – рассказывает Анжелика. – Появилось множество акселераторов, инкубаторов. Любой начинающий предприниматель может выбрать тот, с которым хочется работать».

ФОТО: архив пресс-службы

Начинающим норвежским предпринимателям в сфере финансовых услуг помогают и специальные законы. Один из них обусловил создание так называемой регулятивной песочницы для финтех-компаний. Регулятивная песочница – это термин, который принято использовать для описания особого правового режима, позволяющего создателям финансовых продуктов и услуг внедрять свои разработки в пробном режиме. В Норвегии финтех-стартапы имеют возможность получить от правительства разрешение на пробный запуск своих продуктов без покупки лицензии. Так можно понять, нравится рынку новая разработка или нет.

Другой закон, подстегнувший развитие финтеха в Норвегии, – это норматив PSD2, принятый рядом европейских стран в прошлом году. Цель этого норматива – обеспечение честной конкуренции между провайдерами финансовых услуг и достижение большей прозрачности рынка. В рамках PSD2 банкам предписано открыть свои интерфейсы программирования приложений, чтобы сторонние разработчики могли получить доступ к функционалу их приложений и сайтов.

Open API – так называется открытый интерфейс программирования – главный инструмент в концепции открытого банкинга, которая набирает обороты во всем мире. Суть этой концепции сводится к тому, чтобы человек сам распоряжался своими данными, накопленными крупными игроками (например, теми же банками). Лишая крупные компании возможности ограничить доступ к огромному массиву клиентских данных, концепция открытого банкинга дает пользователям возможность самостоятельно решать, кому они свои данные готовы предоставить. Это выгодно небольшим финтех-компаниям вроде той, которую в 2018 году основала Анжелика.

Что такое акселератор?

Пока Анжелика училась в бизнес-школе, часто задумывалась о том, как ей не хватает сервиса, с помощью которого можно было бы ненадолго занимать небольшие суммы. У родителей денег брать не хотелось. «Мне это казалось нечестным», – говорит собеседница.

Подрабатывать получалось, но этого тоже не хватало. Приходилось занимать у друзей, одноклассников, знакомых, что для Анжелики всякий раз было мучением. «Это было стыдно, – признается она. – Психологически очень сложно».

«Я могу взять чужую собаку на выходные, могу снять в аренду квартиру через Airbnb. Почему же нельзя снять в аренду чью-нибудь зарплату? В таких думах я провела свое студенчество», – рассказывает Анжелика.

Прошло несколько лет – она тогда работала в Huddly, – и ей представился случай поделиться своей идеей со старшей коллегой. «Мы сидели за кофе, она как раз уходила из компании. Разговаривали, и я сказала, что в студенческие годы мечтала о таком приложении. Она говорит: «Классная идея, давай ты сходишь в акселератор». А я даже не знала, что такое акселератор», – улыбается собеседница.

Коллега познакомила Анжелику с нужными людьми. Была назначена встреча. «Я помню, что пришла (в акселератор. – Прим. ред.) и говорю: мол, не могли бы вы убить мою идею? Я об этом думаю достаточно давно и много, но вы ребята умные. Может, скажете мне, что это плохая идея? Тогда я перестану об этом думать и буду продолжать работать», – вспоминает она. Вопреки ожиданиям ее попросили остаться и сказали, что идея хорошая, что «они никогда ничего такого не слышали».

Так началась история Lendonomy – приложения, которое сама Анжелика описывает как «социальная сеть для денег». Его цель – познакомить тех, кому немножечко не хватает на насущные расходы, с теми, кто готов одолжить небольшую сумму. Кроме того, в Lendonomy есть образовательный контент, с помощью которого можно повысить свою финансовую грамотность.

В поисках кредитора

Рассчитано приложение Lendonomy в основном на тех, кто еще учится. Именно студентам чаще всего не хватает на аренду жилья или оплату счетов. Деньги, как правило, нужны сразу: не рассчитали расходы в начале месяца или потратились на гулянку – и вот не хватает пары сотен долларов, чтобы расплатиться с хозяином квартиры. Что делать в таких случаях?

Как говорит Анжелика, у одних и тех же людей занимать неудобно. Есть микрофинансовые организации, но там такие проценты, что небольшой долг может загнать человека в кабалу. Кредитным карточкам, по словам собеседницы, молодые люди не доверяют и повально от них отказываются. Ее слова подтверждает и статистика: еще в 2016 New York Times писала, что количество американцев до 35 лет, владеющих кредитками, близка к историческому минимуму.

ФОТО: архив пресс-службы

Lendonomy – один из первых проектов, который использует в своей работе принцип открытого банкинга. Приложение работает по тому же принципу, что и Tinder. Пользователь регистрируется, и алгоритм показывает ему потенциальных «кредиторов». Если «кредитор» пользователю по душе, он проводит вправо, если нет – влево. На том конце – тоже живые люди, которые хотят инвестировать часть своих средств в надежный и понятный инструмент. Гарантия возврата средств в Lendonomy – это рейтинг доверия пользователя, который высчитывает система на основе нескольких критериев. Главный критерий – это аккуратность возврата долгов пользователем приложения в прошлом, своего рода социальная кредитная история. Кроме того, система учитывает уровень финансовой грамотности человека (на основе прочитанного и просмотренного на Lendonomy контента) и отзывы других подписчиков.

Разумеется, сразу попросить в долг $1000 (это максимальная сумма займа в Lendonomy) не получится. Начинающие пользователи могут занять до $100. Затем в зависимости от индивидуального рейтинга доверия эта сумма может увеличиться. Что касается инвесторов, то и они не смогут неограниченно зарабатывать на приложении. Все устроено таким образом, что вложить можно относительно небольшие суммы. При этом годовая доходность может составить до 30%.

 

Максимальная процентная ставка в Lendonomy зафиксирована на уровне 2,5%. Что интересно, на самих процентах по кредитам приложение не зарабатывает. «Наша бизнес-модель выстроена иначе», – улыбается Анжелика.

Переводят деньги пользователи тут же, в приложении. В этом ключевую роль сыграл переход Европы к концепции открытого банкинга, о которой речь шла выше. Благодаря открытым API у пользователей Lendonomy появился доступ к своей личной информации, включая банковские данные. Это позволяет приложению переводить деньги с одного счета на другой напрямую.

«Естественно, микрофинансовые организации не рады тому, что мы выходим на рынок, но они пытаются найти способы возможного сотрудничества, потому что для них открываются большие перспективы», – рассказывает Анжелика.

Луч света

Банки, по словам собеседницы, реагируют на Lendonomy по-разному. Некоторые рады, ведь сервис помогает финансовой грамотности молодежи. В то же время Lendonomy нацелен на решение краткосрочных денежных затруднений, что для банков и экономики тоже в общем неплохо.

«Это хороший социальный проект, – считает Анжелика. – Многие банки заточены на то, чтобы найти какие-то сферы, где могли бы быть полезными. Когда здешние банки только открывали свои коды (речь об открытых API. – Прим. ред.), один из самых больших скандинавских банков Nordea приглашал нас по­участвовать в панельной дискуссии на презентации их кода».

Признают Lendonomy не только банкиры, но и независимые эксперты. В прошлом году сервис вошел в рейтинг EU Startups в числе 10 топовых норвежских приложений. Lendonomy также было номинировано на премию Nordic Startup Awards как лучший финтех-стартап Норвегии.

Инвесторы Lendonomy – это 10 норвежцев, а в команде стартапа – подлинный интернационал. Сегодня под руководством Анжелики работают 16 человек из Казахстана, Норвегии, Индии, Италии, России, Канады и Германии. Затраты на разработку приложения, которое сейчас вышло в бета-версии, собеседница оценивает в $100 тыс. «О прибыли говорить пока рано, но наша клиентская база включает людей из 36 стран по всему миру», – поясняет она.

Все эти страны с нетерпением ожидают завершения фазы бета-тестирования приложения и его полноценного выхода на скандинавский рынок, запланированного на осень этого года. После этого Анжелика планирует вывести Lendonomy на рынки ЕС, США и пост­советских стран. «Я хотела бы, чтобы люди из стран с более спокойной жизнью и большим достатком с помощью нашего продукта имели возможность протянуть руку помощи в регионы с более сложной обстановкой», – говорит она.

Анжелике тяжело вспоминать то время, когда она была студенткой и нуждалась в деньгах. Тем не менее девушка убеждена: именно подобные неурядицы помогли ей придумать способ облегчить жизнь людям, оказавшимся в похожей ситуации.

«Я всегда говорю, что нужно отыскать темное место, в котором вы были, и принести туда свет», – улыбается она.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7315 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить