Как выгодно продавать время

Сооснователь международной сети «Циферблат», первой в мире в формате «антикафе», Индира Алымкулова рассказала Forbes Kazakhstan, почему небольшим городам это заведение нужнее, чем столицам, какую роль для их бизнеса сыграли митинги на Болотной и когда ждать первый «Циферблат» в Казахстане

Фото: Jaka Birsa

«Пусть прошла всего неделя с начала 2014 года, но это место должно быть претендентом на его открытие», – написал в январе о «Циферблате» лондонский Time Out в статье под заголовком «Лучшие вещи в жизни стоят 3 пенса».

«Циферблат» – это не кафе и не коворкинг, но здесь можно выпить кофе, перекусить, поработать и распечатать документы, причем совершенно бесплатно. Еще здесь регулярно проходят бесплатные лекции, выставки, кинопоказы и живые концерты. Единственное, за что вам надо заплатить, – это время. Стоимость времени, к примеру, в лондонском «Циферблате» – 3 пенса в минуту (около 9 тенге). Общая кухня, снеки, принтер, вай-фай, есть библиотека, можно приносить свою еду и напитки.

Концепция некафе или антикафе знакома казахстанцам последнюю пару лет. Складывается ощущение, что они были всегда. На самом деле данная форма бизнеса пришла к нам из России, а для мирового рынка это и вовсе феномен. Первое «свободное пространство», как называют «Циферблат» его основатели, открыли в 2011 году в Москве Иван Митин и Индира Алымкулова. И это заведение не похоже ни на одно казахстанское антикафе.
22-летняя Индира выросла в Москве, но часто бывает в Казахстане. «В Костанае у меня бабушка, в Алматы тетя», – с теплотой в голосе рассказывает она. Классическое образование девушку никогда не прельщало. Предпочитала гимнастику и танцы. После школы поступила на журфак МГУ только потому, что считала факультет самым демократичным, где ей позволят жить своей жизнью. Но через полтора года она пришла к подруге на день рождения в место, которое называлось «Дом на дереве», и фактически там осталась. В «Доме» Индира встретила своего будущего мужа и дело последующих лет. Бросила учебу и стала обустраивать с ним «свободное пространство», которое существовало за счет пожертвований гостей. Для ее семьи это была драма, но она верила, что все получится. И оказалась права.

«На дереве»

«На что был похож «Дом на дереве», когда я впервые туда пришла? Маленькая мансарда в 50 квадратных метров на Покровке. Сначала мне не понравилось. Показалось снобской дизайн-студией, междусобойчиком, где «все такие стильные» и никто ни с кем не здоровается. Но в тот же вечер я познакомилась с главным придумщиком, ныне CEO «Циферблата» Иваном Митиным и стала приезжать туда каждый день», – вспоминает Алымкулова. Идея «Дома на дереве» родилась из другого проекта Митина – «Стихи в кармане». Писатель, в прошлом музыкант, он собрал группу единомышленников, которые распечатывали стихотворения классиков на карточках, чтобы они могли поместиться в кармане, ламинировали и раскладывали повсюду с целью напомнить случайным прохожим о поэзии.

Ребята пытались обсуждать организационные вопросы в кафе, но там им были не особо рады, тогда Иван стал искать спокойное местечко для встреч. Так родился «Дом на дереве», куда мог прий-ти любой желающий и оставить столько, сколько считает нужным. «Стихи в кармане» вскоре распространились по России, затем у проекта нашлись последователи в других странах. А через год появился первый «Циферблат».

«С моим приходом «Дом на дереве» изменился. Попав в женские руки, стал более уютным, – считает Индира. – Появилась политика открытости, когда каждого гостя тепло принимают. Место начало «дышать», обживаться. Не останавливаясь на «Стихах в кармане», мы провели огромное количество разных мероприятий, появились постоянные гости, с которыми мы практически стали семьей. Пока вдруг не осознали, что в «Доме» не хватает места. Люди сидели на полу, на подоконниках. Популярность была невероятной. И мы решили обустроить еще одно заведение. Собрали немного денег и открыли первый «Циферблат», который находится на той же улице, что и «Дом на дереве», – на Покровке». Тогда никто и не думал, что это шаг к созданию целой сети.

По мере обретения популярности к ним стали приходить потенциальные инвесторы с предложениями открыть «Циферблат» в других городах. Так они начали расширяться. Поначалу это был даже не франчайзинг: ребята из «Дома на дереве» по возможности вкладывались сами, делили доли с партнерами, вместе подбирали команды и отлаживали процессы. Как утверждают основатели, «Циферблат» никогда не был по-настоящему коммерческим проектом, они занимались этим, потому что им нравилась идея свободного пространства, нравилось проводить в нем время и делиться этой свободой с другими. Вероятно, в этом секрет их успеха.

Подражатели

«Когда мы открыли первый «Циферблат», моментально стали появляться заведения, которые копировали нашу идею. Сначала в Москве, затем по всей России. Мы были бы рады, если бы это были достойные конкуренты. Но почти все они брали за основу только механизм оплаты – за время. Они упускали главное, чем так полюбился «Циферблат», – особую атмосферу, интерьер, культурные события. Ведь идея возникла из желания создать место, где разным личностям комфортно было бы собраться, поделиться чем-то, без искусственных правил и предубеждений», – отмечает Алымкулова. Между тем, по ее мнению, цель открытия многих других антикафе – просто заработать на гостях, используя удобную форму бизнеса, не требующую никаких лицензий, при сравнительно небольших вложениях.

Фото: Даша Виноградова

«Большинство антикафе превратились в некие… гейм-клубы. Они завлекают людей примитивными штуками, например ставят PlayStation или играют в «Мафию», – кривится Индира. – Мы же весьма деликатно относимся к открытию каждого «Циферблата». В итоге, у нас их 12, а у так называемых конкурентов аж 150. Это места с дешевыми развлечениями, пластиковыми стульями, искусственными цветами, где играет пустая музыка и абсолютно другое отношение к гостям. Из всех антикафе мы видели всего пару достойных».

В конце концов собеседница приходит к мысли, что и недостойные конкуренты оказывают им услугу. «Забавно слышать, когда говорят, что идея «Циферблата» существовала десятки лет в Европе. Это не так, мы родоначальники этой культуры, – снова заводится Индира. – Вместе с тем неправильно считать большинство антикафе нашими конкурентами, потому что у нас разная аудитория. Нежелательная для «Циферблата» публика чаще всего ходит в упомянутые «гейм-клубы». Это в какой-то степени нам на руку».

Издержки роста

За первый год авторы идеи открыли около 10 «Циферблатов» в разных городах. Но поняли, что уже не в состоянии заниматься всем одновременно, и решили работать по схеме франшизы. «Сначала мы пребывали в эйфории, мол, да, все получается! Но когда стали выходить на новый уровень, начались проблемы. Когда бизнес развивается настолько стремительно, все либо разваливается, либо становится на свои места. К сожалению, наш эксперимент по работе с друзьями с нечетко очерченным кругом обязанностей провалился. В какой-то момент один из тех, с кем мы начинали, ушел вместе со всей командой в московский «Циферблат» на Пятницкой. Мы отказались от долей там и просто разошлись. В конечном итоге они там все переругались, и достаточно давно «Пятницкой» не существует», – вздыхает Алымкулова.

Некоторые «Циферблаты» закрывались, в основном из-за того, что не сложились отношения с партнером. «Была неприятная история с первым заведением в Санкт-Петербурге, на Невском. Мы допустили ошибку, открыв его в жилом доме. Жильцы объявили нам войну, затем подали в суд. В этот момент наш партнер самостоятельно переписал договор и стал единственным обладателем бизнеса. «Циферблат» в Москве на Рождественке тоже закрылся из-за соседей, которые сбрасывали на гостей пакеты с водой, угрожали. Тогда наш партнер перевез заведение в другое место, переименовал, так мы с ним и расстались», – рассказывает Индира.

Но начинающим предпринимателям наконец повезло. Примерно через год после открытия первого «Циферблата» с Митиным и Алымкуловой связался их нынешний главный партнер Владимир Кульчицкий, основатель и президент группы компаний «Прогресстех», специализирующейся в области авиастроения и технологий для аэропортов. Бизнесмен увидел репортаж на НТВ и проникся идеей «Циферблата». Тогда началось протестное движение на Болотной площади, и целью телесюжета было показать, что на митинги начали ходить интересные, творческие люди – взяли интервью и у Митина. «Репортаж был скорее об Иване, нежели о «Циферблате», но он там упоминался, и этого оказалось достаточно, чтобы заинтересовать Владимира Антоновича, чему мы очень рады. Часть новых заведений открыли вместе с ним», – улыбается собеседница.

В провинции «Циферблат» нужнее

«Самый крупный «Циферблат» находится в Ростове-на-Дону.  400 квадратных метров, два этажа, всегда многолюдно. Очень важное для города место. Вообще, «Циферблаты» в провинции несут особую функцию, они поднимают общий культурный уровень. То же самое можно сказать о заведениях в Казани и Нижнем Новгороде. Там такого формата действительно не хватало. Так что провинциальным городам «Циферблат» даже нужнее, чем столицам», – считает Алымкулова.

По ее признанию, большой сетью управлять сложно. Они периодически ездят по всем «Циферблатам», иногда курируют их мероприятия, консультируют по вопросам интерьера, если есть сложности, высылают людей из центрального офиса на подмогу. Все управляющие заведений обязательно стажируются в Москве, общаются друг с другом, примеряют на себя разные трудовые позиции, начиная с помощников, которые встречают гостей, следят за чистотой, создают атмосферу. «Мы регулярно проводим «общециферблатовские» конференции, заведений у нас много. Естественно, не без шероховатостей, но, на мой взгляд, в целом все идет очень хорошо», – говорит Индира.

После Англии – Казахстан

Когда открылся лондонский «Циферблат», пресса активно писала о нем как о новом явлении, основатели давали десятки интервью. Съемочные группы приезжали даже из Японии. Первое время заведение посещали по 700 человек в день. «Стояла длинная очередь на улице, перекрывающая вход в бар под нами. Это был настоящий успех, – вспоминает Индира. – Скоро мы планируем туда поехать, будем доформировывать команду. Кстати, нас нашли еще одни партнеры, которые вот-вот откроют «Циферблат» в Манчестере. Эти ребята планируют запустить еще как минимум десяток заведений в Англии».

Открытие «Циферблата» в Лондоне далось предпринимателям непросто. Они столкнулись со знаменитой бюрократической машиной и потратили полгода на борьбу за возможность занять помещение. «В Англии существует четкое разграничение видов бизнеса – например, кафе или офис. Если вы кафе, то, будьте добры, ставьте столики и кормите людей. Но мы не готовим еду, и мы не офис. «Циферблат» – это нечто особенное», – поясняет собеседница.

По ее словам, казахстанский «Циферблат» следует ожидать в следующем году. «Сейчас ведем переговоры с партнером из Алматы. Где именно будет находиться заведение, пока сказать не могу. Мы предпочитаем исторический центр. Здорово, если история есть у самого здания. Например, нижегородский «Циферблат» находится в доме, где любил проводить время Чехов», – рассказывает Индира.

Новая бизнес-модель

В «штабе» у нас работают люди, которые создают системную структуру. «Циферблат» – это абсолютно новое явление. Мы не можем купить книгу о ресторанном бизнесе и опираться на чей-то опыт. Мы ее «пишем» сами. Только что открыли в Любляне первый словенский «Циферблат». Мне там помогает Наташа, бывший управляющий заведения в Ростове-на-Дону. Сейчас прописываем свод правил о том, как правильно запускать «Циферблат». В общем, постепенно масштабируем процессы, чтобы открывать несколько точек одновременно, потому что такая потребность есть», – с гордостью говорит Алымкулова.

Под конец беседы она решает добавить по поводу термина «антикафе». «Он появился после первого-второго заведения, которые открыли люди, скопировавшие нашу идею. Поэтому исторически к нам отношения не имеет. Кроме того, слово нам не нравится, приставка «анти-» подразумевает негативный подтекст. Мы называем «Циферблаты» свободными пространствами».

На следующий день Алымкулова уехала в отпуск в Нью-Йорк, где, к слову, также планируется открытие «Циферблата».

«Циферблат» в цифрах

Условия франшизы:  $10 тыс. – паушальный взнос, 8% оборота – роялти.
Средний возраст посетителей в России – ≈ 20–23,  за рубежом – 25–27 лет.
Каждый «Циферблат» в день посещают около 200 гостей.
В среднем посетитель проводит здесь два-три часа.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6024 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
27 апреля родились
Нурлан Исин
президент Казахстанской ассоциации IT-компаний
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Обсуждаемые в Соцсетях

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить