Образование Опры Уинфри

Пять лет назад альтруизм медиамагната обернулся для нее худшим кризисом в жизни

Фото Нариела Фюрер

Однако Уинфри, вместо того чтобы закрыть школу для южноафриканских девочек после полученного ею урока, спокойно переосмыслила программу и удвоила свои усилия.

У входа в школу, принадлежащую Опре Уинфри, на идеально ровном газоне растет эвкалипт, рядом развевается полуспущенный флаг ЮАР. Четырьмя днями ранее полиция расстреляла бастующих рабочих платинового рудника, который расположен в двух часах езды от школы. Убито 34 человека. На дневном собрании на кампусе 296 учениц в зеленых блейзерах и плиссированных юбках склонили свои головы, некоторые читают молитву.

Отпевание погибших уже стало регулярной обязанностью учеников Академии лидерства Опры Уинфри для девочек. Ученицы терпят потерю по крайней мере одного своего воспитателя в неделю и уже привыкли к панихиде по понедельникам. «Это реальность нашей страны», – говорит Анн ван Зил, уже четвертый директор школы за пять лет.

8-летняя Машади – типичный случай. Ее отец умер четыре года назад, оставив все хозяйство на мать, и, пока ее одноклассницы еще поминают горняков, она готовится к новому ритуалу. На той же неделе в августе Машади и Уинфри поехали в текстильный магазин в Бостоне, чтобы купить простыни и наволочки для комнаты Машади в общежитии колледжа Уелсли, которую она делит еще с шестью ученицами. Скоро они покинут школу, чтобы поступить в американские университеты. Машади родом из маленького бедного и очень опасного городка под названием Александра, застроенного железными лачугами. Дома она спит вместе с матерью, которая работает экономкой в белой семье. Она даже и не мечтала об учебе в университете, пока не перешла в 11-й класс. «Я думала, с кем же я оставлю маму?» – говорит она. Уинфри добавляет: «В доме нет туалета и вообще нет проточной воды. Тем не менее она обязательно поедет в Уелсли».

После покупки простыней в Бос­тоне женщина, которую все ученицы зовут «мама Опра», берет группу первоклашек в мебельный магазин. Ошеломленные присутствием Опры, школьницы таращат глаза на все вокруг и набирают в свои корзины тетради, столовые приборы и другие принадлежности, которые пришлось собирать самой Уинфри.

58-летняя Опра, медиамагнат и миллиардер, еле сдерживала эмоции на первом выпускном вечере своей школы в январе, когда 72 выпускницы в белоснежных платьях выбежали из актового зала на школьный двор. Каждая из них готовилась поступать в университет, и это в стране, где только 14% черного населения успешно оканчивает школу. Однако выбор полотенец для комнаты в общежитии убедил их в важности путешествия, а ведь для многих американцев этот ритуал кажется обыденным.

«Я только что поняла – о, господи! – это на самом деле произошло», – сказала Опра несколько дней спустя на террасе особняка возле Санта-Барбары, Калифорния.

MARIELLA FURRER/REDUX для FORBES
Глава Академии Анн ван Зил

Она не говорит этого напрямую, но сейчас явно испытывает облегчение и чувство искупления. Вскоре после открытия школы, пять лет назад, она оказалась в центре сексуального скандала, выросшего до международного масштаба. Недоброжелатели начали злорадствовать над человеком, который в течение 25 лет без труда превращал неизвестных личностей в авторов бестселлеров и настоящих гуру, а зрителей – в обладателей новеньких автомобилей.

Уинфри отреагировала и закрыла школу от внешнего мира. Газеты не переставали затрагивать эту тему, но она не отступилась от своей цели изменить траекторию жизни своих подопечных. В День труда Уинфри услышала слова поддержки из самого неожиданного источника – sms от студентки, произносящей прощальную речь на выпускном. 18-летняя Бонгекка волновалась, что была недостаточно хороша и подвела Опру. Уинфри успокоила ее, напомнив, как, будучи дома, та стирала в реке, стоя на коленях, а теперь учится в Атланте, в колледже Спелман. Нет, она не подвела Уинфри.

Пока утихал сексуальный скандал, а второй поток ее выпускников рассылал заявки в вузы, Уинфри снова открыла школу для внешнего мира. Она пригласила нас в Южную Африку и дала эксклюзивный доступ. История, которую мы там узнали, – типичный пример благих намерений и незапланированных последствий, упорства и оправдания.

Обещание Уинфри построить школу поначалу многим казалось несбыточным. В 2000 году Уинфри и ее давний бойфренд Стедман Грем отдыхали в доме Нельсона Манделы на западном побережье страны. В течение 10 дней Уинфри и бывший президент ЮАР обменивались идеями и просматривали заголовки газет. Как-то раз разговор коснулся нищеты, и Уинфри заявила, что это вещь, о которой она знает не понаслышке.

MARIELLA FURRER/REDUX для FORBES
Уинфри на первом выпускном вечере своей школы в январе

Детство Уинфри в городе Косциаско, штат Миссисипи, походило на типичную южноафриканскую историю. Она жила на ферме без трубопровода и наблюдала, как ее бабушка стирает белье вручную. Бабушка сыграла большую роль в воспитании Опры. В 9 лет девочка была изнасилована двоюродным братом, в 14 родила первого ребенка, который вскоре умер. Ее счастливым билетом оказалась государственная программа, которая позволила ей посещать частную школу в пригороде. Там она было одной из немногих афроамериканок. Ежедневно она переходила от бедности в доме к школе с ее возможностями. Там она узнала про ценность, придаваемую публичным выступлениям и дебатам. Благодаря имеющимся у нее навыкам ее взяли работать на полставке на радио, позднее она получила грант в государственный университет штата Теннесси.

Когда она начала зарабатывать миллионы, а затем и миллиарды на своем ток-шоу и впоследствии в медиаимперии, она поклялась вернуть свой долг, дав другим бедным девушкам из черных кварталов возможность учиться. Что, в принципе, она и сделала. На сегодняшний день она выделила $400 млн на образовательные цели, включая 400 грантов в колледж Морхаус в Атланте. Сидя на полу в доме Манделы, она испытывала уважение к своему кумиру и печаль от того, что он рассказывал о состоянии школ в его стране. Она поклялась развивать свою программу дальше.

Во время той поездки Уинфри оставила южноафриканским школам около $10 млн. «Когда вы собираетесь в гости к Нельсону Манделе, что вы берете с собой? – спрашивает она. – Свечей приносить нельзя». 10 лет назад она произвела фурор в городе Хенли-на-Клипе, малоизвестном населенном пункте в 40 километрах к югу от Йоханнесбурга. Когда Уинфри и ее команда начали набирать персонал в 2006 году, она была полностью уверена в том, что будет принимать только самых одаренных детей из бедных кварталов. Это должны были быть лучшие дети из государственных школ, где проводился набор. При этом они должны были быть из семей с доходом менее $950 в месяц.

MARIELLA FURRER/REDUX для FORBES
Перемена на кампусе

К 2007 году, когда Машади, Бонгекка и 150 других учениц первых классов приехали в школу, $10 млн, которые оставила Опра, превратились в $40 млн. Уинфри превратила 21 гектар леса в кампус, более подходящий к стандартам Лиги плюща, нежели к школе, в которой она училась сама. «Это началось с эмоцио­нальной отдачи, – говорит Уинфри. – Теперь это стало моим образом жизни. На самом деле это вложение в лидеров и будущее этой страны. Вот как я это вижу теперь. Я больше не отношусь к этому как к «смотрите, какая у меня есть школа».

Прогулка по школе позволила увидеть, как вели себя цены все это время. Новенький бассейн находится возле тренажерного зала, где учащиеся крутят педали на велотренажерах. Административное здание могло бы вполне использоваться для показа коллекций южноафриканского искусства, а актовый зал больше напоминает театр на Бродвее. Учитывая все аспекты ее работы, Уинфри – перфекционистка. Когда школа официально открылась в январе 2007-го, садовники окрасили высохшую траву в зеленый цвет из пульверизатора, для того чтобы принять таких гостей, как Мандела, Диан Сейер, Спайк Ли. «Это пачкает туфли краской», – шутит Сэм Блейк, директор школы, а также глаза и уши Опры. Внешний лоск быстро сошел и снова напомнил о былых проблемах.

Школа не была популярна в Хенли-на-Клипе. Блейку приходили жалобы от соседей, что стук теннисного мяча на корте им мешает. «Мне звонили и желали, чтобы все наши деревья засохли! – говорит Блейк. – Есть люди, которые не хотят видеть нас здесь, ведь это белый район, а у нас 150 черных учениц. Они из машин наблюдали за избранницами Опры. Мы поставили заборы, а Опра распорядилась посадить живую изгородь».

Это мероприятие также было встречено недовольством американских СМИ: почему Опра тратит $40 млн на одну школу, когда на эти деньги можно было бы построить несколько? почему девочки спят на 200-долларовых простынях? зачем им люстры в библиотеке и мозаика в столовой? Блейк кривится, когда вспоминает эти статьи.

«Когда ты входишь в красивое место, ты думаешь о себе лучше», – объясняет он. Обходя периметр кампуса, он описывает первые проекты, полученные от местных властей, которые выделили Опре землю. Она не была довольна. «Школа выглядела как куриная ферма», – смеется Блейк. Опра решила взяться за дело сама. Она наняла архитекторов знаменитого Музея апартеида в Йоханнесбурге. Надев джинсы и каску, она следила за стройкой. Она предусмотрела каждую мелочь – навесы во дворе для защиты от дождя во время сезона дождей, когда льет 40 дней. Навесы зеленые – как школьная форма для девочек, ее любимый цвет.

На открытии школы Опра взяла слово, чтобы поприветствовать девочек и их родителей со всех концов ЮАР: «Многие годы меня спрашивали, почему у меня нет детей. Теперь я знаю».

В октябре 2007-го благотворительная мечта Уинфри была отравлена одним телефонным звонком. Ей сказали, что группа девочек пожаловалась, что 27-летняя воспитательница развращает их. Охранники видели, как воспитательница входила и выходила из спален. Они спросили, что она там делает. Она ответила, что помогает делать домашнее задание. В пять утра?

Опра вскочила в самолет и примчалась, подавленная чувством вины и тревогой. «К тому времени, когда девочки поступают в мою школу, они уже являются жертвами как минимум шести психологических травм: потеряли родителей или родителя, СПИД в семье, изнасилования, домогательства, много чего, – перечисляет она. – Каждый год поступающие школьницы диагностируются психологами и социальными работниками как страдающие посттравматическим синдромом, просто от своей повседневной жизни. А теперь случилось такое, когда они доверены ее заботе!»

 Ситуация на месте оказалась еще хуже: СМИ, привлеченные скандалом, не поскупились на критику. В последующие месяцы и годы семь школьниц были исключены за «неподобающее поведение», включающее сексуальные домогательства к одноклассницам, а в школьной сумке одной из 17-летних школьниц был найден труп новорожденного мальчика. «То, что школа не взорвалась, это чудо», – говорит учитель английского Клэр Макинтайр о первых годах. Многие школьницы боялись, что Уинфри разочаруется в них и закроет школу. «Она могла закрыть школу и выслать нас назад», – говорит Бонгекка.

Ирония случившегося заключается в том, что Опра воздвигла беспрецедентный барьер безопасности для школы в стране, где более трети молодых женщин были изнасилованы или сексуально эксплуатировались. Она протянула колючую проволоку над изгородью, заказала системы контроля за входами и наняла только женский персонал. «Мы думали, что все риски связаны только с мужчинами, и наша цель была держать мужчин подальше, – говорит она. – Оказалось, что наш кризис был стопроцентно внутренним».

Часть проблемы была в местной культуре. «Довольно долго мне казалось, что люди будут говорить: «Это не так, как принято у нас в Африке» или «Это неприемлемо для нашей культуры», – говорит она. – Все, чего я просила, это чтобы люди приходили вовремя и были подобающе одеты. Я старалась, чтобы то, что я считаю нужным, не входило в конфликт с местными нормами».

Общение было проблематично. 152 12- и 13-летние девочки, специально отобранные Опрой из 3500 желающих, прибыли из всех девяти провинций ЮАР и говорили на всех 11 официально принятых языках. Бонгекка говорила на семи из них, английский был самым слабым.

Уинфри сразу же уволила женщину, уличенную в нарушениях, а за ней и весь местный персонал и директора школы. Женщина-воспитатель позже предстала перед судом. «Опра хотела почистить дом и начать все снова», – говорит Сибусисиви Твембела, библиотекарь школы, которая работала во время «кризиса». Чтобы сделать пилюлю горше, уволенный директор школы подала иск против Опры в 2008 году за диффамацию, обвиняя ее, помимо прочего, в том, что она «недостойна доверия, не заботилась об учениках, знала о сексуальных отклонениях в школе, но делала все, чтобы их замолчать». Этот иск был рассмотрен в 2010 году и закрыт по договоренности сторон с внесением суммы, которая не разглашается.

Многие альтруисты даже не ведут статистики своих пожертвований, пока не начнут заниматься большими вложениями. Большинство благотворительных программ никогда не работали, 75% были закрыты в течение первого года. Но каждое усилие достойно уважения. Так же как и в бизнесе, не все начинания выживают.

Но Уинфри, вместо того чтобы закрыть школу после полученного ею урока, спокойно переосмыслила программу и стала работать с удвоенной энергией.

Возрождение началось в 2010 году, после найма ван Зил, рослой и серьезной наследницы англиканского епископа, эмигрировавшего в Малави. У ван Зил было хорошее происхождение и характер. Она возглавляла Интеграцию высшей школы для девочек в Претории, первой высшей школы для белых девочек, принявшей первых черных учениц после падения апартеида.

Ван Зил – доверенное лицо Уинфри, а Блейк, лысый техасец, который провел 27 лет в военно-воздушных силах, стал пилотом Опры. Он провел 15 лет в Harpo Productions во времена наибольшей популярности шоу Уинфри, пронося ее через всю страну на Gulfstream 4. Когда нарушения вестибулярного аппарата лишили его возможности пилотировать самолет, Уинфри нашла ему другую работу – вначале в своей благотворительной организации Angel Network (ремонт домов, пострадавших от урагана Катрина в Новом Орлеане), затем в Южной Африке, где он участвовал в ежедневных операциях. Дядя Сэм, как называли его девчонки, обещал Опре поработать в школе хотя бы два года. Он проработал шесть.

Сейчас Уинфри считает, что создание школы без наличия запроса от общества на нее было еще одной из ее ранних ошибок. «Я могу написать книгу «101 ошибка», – говорит она. Сейчас девочки рвутся участвовать в работе детского дома около Меертона. Уинфри также построила две школы стоимостью около $3 млн каждая в качестве модели для южноафриканского правительства, чтобы показать, чего можно достичь менее чем за $40 млн. Когда уроки заканчиваются в одной из этих школ, взрослые наполняют классы для вечерних занятий.

«Когда я появилась в 2010 году, школа была замкнута сама на себя, – заявила ван Зил, ведущая иск против Опры за диффамацию, как бы в объяснение своих претензий. – Я хотела, чтобы школа была открыта всему обществу, а девочки получили бы свободу». Она также требовала, чтобы ее классы – а большинство из них состоят из южноафриканцев всех рас – не были омрачены трагическим прошлым многих из учениц.

«Это часто меняет мировоззрение, когда вы работаете с детьми из неблагополучных семей. Здесь все идет на пользу, – говорит Опра. – Мое имя – это бренд, и он означает страсть, стремление к совершенству, такие вот вещи». Она не берет пленных. Если я пишу ей письмо по электронной поч­те, я прошу кого-нибудь проверить, чтобы не было ошибок или опечаток. Ее ожидания от всех, кто на нее работает, это абсолютный профессионализм и совершенство. Все недостаточно совершенное не годится.

Новым студентам, достигшим хороших результатов, она обещает финансовую помощь для поступления в колледж и сама платит за обучение, что нарушает традицию. Местные девочки не обязаны учиться – они выходят замуж, и этого достаточно. «Мы переживаем, – говорит Мамфо Ланга, учитель математики и руководитель научного факультета. – Обычно что получается, то и хорошо. Но когда примером служит Опра Уинфри, для девушек все выглядит совсем по-другому. Они понимают, что женщина может многого добиться. Девочки работают круглые сутки, чтобы воспользоваться полученной возможностью. Затем они идут домой на выходные и там должны похоронить отца, похоронить братишку, который сгорел заживо. Они возвращаются ко мне в понедельник и спрашивают, можно ли сдать экзамен».

Расходы Уинфри достигли $105 млн, после того как она взялась за обучение в колледже. Но она стала наконец-то получать какие-то результаты. В июле «великолепная семерка» – семь девочек провели две недели в Бостонском колледже. Уинфри организовала для них программу по ассимиляции. Они посетили 15 университетов за 12 дней в 2010 году. Они также нашли время и повстречались с хорошим другом Опры – президентом Бараком Обамой в Белом доме. Профессор английского языка провел семь девочек через то, что он назвал «культурный текст», – выпуск журнала NewYorker с каталогом Brooks Brothers, кулинарная книга веганов. Тсандо, красивая 19-летняя звезда в короткой юбке и с длинными косами, выдвинула идею, что американцы будут есть немолочное мороженое. Бондекка сморщила лицо, пока просматривала каталог одежды, отметив, что только одна из моделей Brooks Brothers – черная.

Их одноклассница Мпуми была неразговорчива. Она не очень хорошо себя чувствовала, болело горло. Опра позвонила ей и спросила, как она себя чувствует. «Столько людей заботятся обо мне»,  – сказала Мпуми со слезами на глазах.

Чтобы помочь таким, как Мпуми, Уинфри встречается с корпорациями и богатыми предпринимателями Южной Африки в надежде построить больше школ. Ее друзья-миллиардеры тоже участвуют: Майкл Делл жертвует ноутбуки, открыватель Spanx Сара Блейкли пожертвовала чек на $1 млн, а Джеф Безос из Amazon подарил каждой девочке Kindle. Уинфри тем временем готовится к запуску еще одной школы, теперь в Америке, вероятно, в своем родном штате Миссисипи.

«Возможность видеть, как эти девочки расцветают, превращаясь в тех, кем должны быть, это для меня все, – говорит она. – Вы снова и снова можете видеть, что это возможно: человек может прожить другую жизнь». Уинфри начинает новую главу, вооруженная уроками, полученными за пять лет труда и опыта. «Если ты смогла сделать это в Южной Африке, ты сможешь сделать это везде», – говорит она себе.

Остальные фото: TJASON DECROW/AP; ANDREW HARRER/BLOOMBERG; DAVID PAUL MORRIS/BLOOMBERG; BRUCE GLIKAS/GETTY IMAGES.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4477 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
14 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить