Как дочь миллиардера всё делала наперекор отцу и создала конкурента Amazon

Пример успеха Ханзаде Доган-Бойнер доказывает, что отец не всегда бывает прав. Турецкий медиамагнат не прислушивался к инновационным идеям дочери, и теперь она владеет конкурентом Amazon, который стоит больше, чем отцовский бизнес

Ханзаде Доган-Бойнер
Фото: DR
Ханзаде Доган-Бойнер

Amazon по-турецки

Прохладным зимним утром Ханзаде Доган-Бойнер спешит в свой офис на четвёртом этаже Башен Трампа в Стамбуле. На ней ярко-красное платье и туфли в тон. Поправив коротко стриженные тёмные волосы, она ослепительно улыбается. Рецессия в полном разгаре, курс национальной валюты падает, на дворе кредитный кризис — словом, Турция переживает не лучшие времена. Но Доган-Бойнер, основательница крупнейшей в стране платформы электронной торговли Hepsiburada, процветает.

- Мы воспринимаем это как возможность, — сказала Доган-Бойнер. — Когда экономика замедляется, офлайн-ретейлеры склонны меньше инвестировать, а это способствует естественному переходу из офлайна в онлайн.

46-летняя Доган-Бойнер — ярчайший пример такого перехода. Сейчас она одна из самых успешных женщин — ИТ-предпринимательниц в мире. На протяжении многих лет её отец владел и руководил одной из первых в Турции газет, Hurriyet. Можно было бы сказать, что Доган-Бойнер родилась в рубашке. Однако она пошла наперекор отцу и покинула семейный бизнес. В итоге сейчас Доган-Бойнер — создательница бизнеса, который называют турецким Amazon.com.

Как и гигант электронной коммерции из Сиэтла, Hepsiburada продаёт онлайн все что угодно: от ноутбуков и украшений до корма для домашних животных и игрушек. В 2018 году годовая выручка компании составила $786 млн, а в 2019 году объём продаж на 40% превышает показатели прошлого года. Кроме того, Доган-Бойнер — основательница Nesine, одного из крупнейших турецких спортивных онлайн-букмекеров. Её компании электронной торговли сегодня оцениваются в $2 млрд. Это намного больше, чем стоит сейчас медиаконгломерат, созданный её отцом, экс-миллиардером Айдыном Доганом, которого часто сравнивают с Рупертом Мердоком.

- Такие истории в Турции редкость. Когда ты принадлежишь к одной из самых известных семей предпринимателей, все ждут, что и ты будешь работать в семейной компании, а не начнёшь бизнес с нуля, который в итоге станет успешнее, чем семейная империя, — считает Мухтар Кент, бывший генеральный директор, а ныне председатель совета директоров Coca-Cola Company, американец турецкого происхождения, который хорошо знаком с семейством Доган.

Доган-Бойнер, которая часто бывает прямолинейной и категоричной, неохотно говорит о том, как она превзошла отца в бизнесе.

- Моему папе не следует это слышать, и я не стану это комментировать и влезать в неприятности, — со смехом сказала она.

Природные энергичность и лёгкость характера позволили Доган-Бойнер уклоняться от связанных с семьёй драм и давления, будь то из-за её доли в Башнях Трампа в Стамбуле, которые её семья строила по лицензионному соглашению, или из-за напряжённых отношений её отца с турецкими властями и президентом Эрдоганом.

Ханзаде Доган-Бойнер (слева) с матерью, отцом и сестрами
Ханзаде Доган-Бойнер (слева) с матерью, отцом и сёстрами

Доган-Бойнер хватает своих битв. В прошлом году Amazon оставил попытки купить Hepsiburada — то ли из-за беспокойства по поводу турецкой валюты, то ли из-за нежелания Доган-Бойнер продавать. Вместо этого гигант электронной торговли вошёл на турецкий рынок.

- Когда Amazon запустил турецкую версию сайта, это принесло своего рода облегчение, — поделилась Доган-Бойнер. — Всегда оставался вопрос: «Что ты будешь делать, если придёт Amazon?» А теперь у нас есть шанс доказать, что мы предоставляем клиентам настолько хороший сервис, что им не нужен никто другой».

Наперекор отцу

Айдыну Догану сейчас 82 года. Начав свой путь в бизнесе в 1961 году, он построил крупнейшую медиаимперию Турции, которая играет важную роль в жизни страны. У него четыре дочери и ни одного сына. «Кто будет пытаться четыре раза? Они надеялись на сына», — утверждает Доган-Бойнер, третья и самая упрямая из дочерей Айдына Догана.

Каждый вечер семья ждала возвращения Айдына, чтобы вместе сесть за стол.

- Отец обычно сидел во главе стола, и в детстве Ханзаде однажды устроила сцену, потому что хотела сидеть во главе, — вспоминает сестра Доган-Бойнер, Вуслат. – Отец не хотел уступать ей место, но она упрямилась.

За обеденным столом часто говорили о возможности учиться за границей. Ханзаде хотела получить образование за рубежом, но отец всегда отвечал ей отказом. Поэтому на протяжении двух лет Доган-Бойнер втайне учила английский вместо того, чтобы готовиться к вступительному экзамену в турецкий колледж. Затем она намеренно провалила экзамен, оставив бланк незаполненным.

- Отец ждал меня на улице, — сказала Доган-Бойнер, вспоминая день экзамена.

Теперь, когда о турецких университетах нечего было и думать, Доган-Бойнер добилась своей цели и отправилась в Лондон, где сначала год посещала подготовительные языковые курсы для иностранных студентов, а потом училась в Лондонской школе экономики. Она вновь пошла наперекор отцу, когда после окончания университета на два года осталась в Лондоне, чтобы в 1994 году стать инвестиционным банкиром в Goldman Sachs и работать в группе технологий и медиа.

- Он был не в восторге, — отметила Доган-Бойнер. — Все думают, что если у меня такой отец, то он поможет мне найти работу, но для меня всё обстояло совсем иначе. Сначала мне нужно было переспорить его, а потом добиться своей цели.

Получив в 1999 году степень MBA Колумбийского университета, Доган-Бойнер наконец вернулась на родину и присоединилась к семейной компании Dogan Holding, где уже работали её сестры. Она никогда не сомневалась, что окажется там. В США бум доткомов породил Yahoo и Google, и у Доган-Бойнер были большие планы.

- Мое видение заключалось в том, что нашей компании нужно превратиться из традиционной медиагруппы в современный коммуникационный бизнес, — сказала она. — Все становится цифровым, и вот во что нам следует инвестировать.

Доган-Бойнер возглавила подразделение Dogan Online внутри Dogan Holding. Отец формально поддерживал её инициативы, но Доган-Бойнер натыкалась на сопротивление старомодных топ-менеджеров внутри компании. Она хотела руководить переходом от газет к цифровому формату, а также инвестировать в другие онлайн-предприятия, понимая, что некоторые из них окажутся успешными, а другие нет. Готовность идти на риск в духе венчурных ИТ-капиталистов была не свойственна Dogan Holding. Большие прибыли для газеты тогда были нормой, в основном потому, что менеджмент строго следил за издержками.

Практически на каждом шагу Доган-Бойнер приходилось отвечать на вопросы о бюджетах, прогнозируемых показателях и денежных потоках. Ситуация усложнилась, когда ее инвестиции в создание интернет-провайдера не оправдали ожиданий. Затем лопнул интернет-пузырь, что укрепило позиции её противников в компании.

- Я была абсолютно уверена, что газеты долго не продержатся. Они надо мной смеялись, — поделилась  Доган-Бойнер. — Мой отец всегда стоял между своими менеджерами и мной. Он не всегда выбирал мою сторону.

Её отец согласен, что ситуация была напряжённой.

- Наши отношения с Ханзаде всегда были очень близкими, но и непростыми, — сказал Айдын Доган. — С раннего детства Ханзаде всегда мыслила независимо и всегда хотела сама принимать решения. Когда она работала в нашем холдинге, она всегда предлагала инновационные идеи, но в то время наша компания не могла принимать свежие и, возможно, рискованные решения.

Свой бизнес

В 2004 году Доган-Бойнер решила пойти своим путём. Для дочери одного из богатейших людей Турции это значило потратить $10 млн из семейного наследства на приобретение цифровых активов, над которыми она начала работать в Dogan Holding. Её три сестры тоже поучаствовали в приобретении, и каждая вложила $10 млн из наследства. Совет директоров Dogan Holding был рад избавиться от этих активов.

Доган-Бойнер устроила офис в тесной квартире в Стамбуле, но разрыв был неполным. Она сохранила место главы подразделения, которое управляло малотиражными газетами, принадлежавшими Dogan Holding, и параллельно руководила Dogan Online. Через несколько лет Доган-Бойнер осознала, что её онлайн-предприятие никогда не взлетит, если она не будет посвящать ему все время, поэтому в 2008 году она покинула компанию отца.

- Ты была рождена ради этого, и уход — это как бросить свою семью, — поделилась она. — Было непросто, но я знала, что это хорошая возможность, и хотела ею воспользоваться.

Единственная компания, которую Доган-Бойнер когда-либо приобретала, — это Infoshop, крохотный онлайн-магазин компьютеров, купленный ею в 2000 году. Она назвала его Hepsiburada, что на турецком значит «всё здесь». Ключевой категорией товаров для компании всегда оставалась электроника. Доган-Бойнер закупала товары и продавала их со склада в Стамбуле. Поначалу лучше всего продавались ноутбуки. В конце концов компания расширила ассортимент — появились книги, детские игрушки и т.д. Крупнейшим конкурентом Hepsiburada много лет оставалась дочерняя компания eBay. Что касается местных ретейлеров, то они с трудом осваивали интернет.

Постепенно Hepsiburada вводила всё новые сервисы. Товар стало можно возвращать без лишних сложностей, доставка в пределах Стамбула осуществлялась в день заказа, данные кредитных карт сохранялись. Компания стала владельцем крупнейшего в Турции склада онлайн-торговли и много инвестировала в развитие логистики на последних этапах доставки. Есть и платежная система, похожая на WeChatPay от WeChat и названная Hepsipay.

- Наш подход к бизнесу изменился, но ключевые аспекты остались прежними: ассортимент, доставка вовремя, качество услуг, конкурентоспособные цены, — сказала Доган-Бойнер. — Рост устойчивый, около 30% в год.

Hepsiburada также избежала огромных убытков, которые понесли другие быстрорастущие глобальные онлайн-ретейлеры вроде южнокорейского Coupang. Компания начала по-настоящему расти в 2015 году, когда Доган-Бойнер открыла доступ к площадке сторонним продавцам. На протяжении нескольких лет она беспокоилась, что внешние продавцы испортят репутацию, которую Hepsiburada приобрела среди турецких потребителей. Чтобы привлечь средства на финансирование перехода и консолидацию складов, в 2015 году Hepsiburada продала долю в 25% инвестиционной фирме Abraaj Capital примерно за $110 млн. Внешние продавцы ускорили рост, и сейчас на их долю приходится 65% всех сделок на Hepsiburada.

Один из приоритетов компании — помощь женщинам-предпринимательницам. Узнав, что всего 0,2% магазинов на платформе Hepsiburada принадлежит женщинам, Доган-Бойнер разработала программу помощи предпринимательницам.

Hepsiburada обучает женщин, которые хотят продавать продукты на её платформе, проводит для них семинары по онлайн-маркетингу, помогает при создании магазина и бесплатного продвигает его на главной странице платформы. Алгоритмы Hepsiburada даже направляют потребителей к продуктам, которые предлагают предпринимательницы. Когда бизнес, принадлежащий женщине, достигает определённого уровня выручки, преимущества исчезают и в программу приходят новые женщины.

- Это потребовало от нас финансовых вложений, но это действительно меняет жизни женщин, — сообщила Доган-Бойнер.

Сейчас Доган-Бойнер и Hepsiburada нацелились на международные рынки, где турецкие продукты пользуются большим спросом. Hepsiburada планирует зайти на российский и немецкий рынки, а также на Ближний Восток.

- Мы смотрим на эти рынки и спрашиваем себя: «Можем ли мы предложить такие продукты, которые они не смогут найти у себя?» И мы можем, — отметила Доган-Бойнер, ссылаясь на влиятельность турецких брендов. — Исторически Турция остается мостом между двумя континентами, и для нас это естественный путь.

Источник: Forbes Russia

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11805 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 августа родились
Канат Ускенов
Бывший генеральный директор АО «Машиностроительный завод имени С.М. Кирова»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить