В 2015 Кэти Перри заработала $135 млн – больше всех в шоу-бизнесе

Как дочке христианских проповедников удалось стать самым популярным продуктом экспорта американской поп-индустрии

Фото: Джамель Топпин для Forbes в отеле St. Regis

Пока черный «мерседес» пробирается на рассвете сквозь плотные ряды машин по римским дорогам, по телефону незнакомый голос диктует мне инструкции, словно из шпионских романов Джона ле Карре: «Остановитесь, выходите из машины. Идите в направлении Колизея, через 900 метров увидите арку, перезвоните по этому номеру». Вот к таким шпионским приемам приходится прибегать, когда вам предстоит встреча с Кэти Перри, одной из самых популярных и высокооплачиваемых звезд шоу-бизнеса. Судя по всему, за нашей машиной – меня подвозил личный водитель певицы – увязались трое папарацци, поэтому глава ее службы безопасности сказал мне идти дальше пешком. Чуть дальше меня встречает один из людей Перри, который показывает, что надо пройти влево, где десятки ничего не подозревающих туристов прогуливаются прямо рядом с поп-звездой, практически неузнаваемой в белой шляпе и огромных очках Ray Ban.

Кэти увлеченно слушает своего персонального гида, обаятельного историка искусств. Он перечисляет животных, против которых гладиаторы выходили биться на арену Колизея, Перри его перебивает: «Значит, они понятия не имели о том, против кого им придется сражаться?». Гид кивает.

Торговец, явно обманутый маскировкой звезды, предлагает ей купить палку для селфи. «Ну здесь все понятно, – говорит Перри жизнерадостно. – Пойдем дальше. Что у нас в программе?» Нежелание долго стоять рядом с Колизеем можно понять. За последние полтора года Кэти видела более чем достаточно стадионов в ходе своего турне Prismatic World, включавшего выступление в перерыве Суперкубка по американскому футболу, которое смотрели 118,5 млн человек. Тур завершится осенью в Южной Америке, где Перри будет хедлайнером на бразильском фестивале Rockin Rio и выступит перед 100-тысячной толпой.

Именно благодаря гастролям доход певицы за последние 12 месяцев составил $135 млн до выплаты налогов, что позволило ей занять третье место в рейтинге самых состоятельных звезд по версии Forbes. Больше нее за этот год заработали лишь боксеры Флойд Мейвезер и Мэнни Пакьяо, которые за один мало впечатляющий бой получили гонорар века. Кэти Перри заработала больше, чем Тейлор Свифт, Рианна и Майли Сайрус, вместе взятые. Но, в отличие от некоторых поп-див, она не стесняется своего успеха: «Горжусь тем, что возглавляю собственную компанию. Я предприниматель и не собираюсь этого скрывать. Даже наоборот - хочу в этом добиться максимума».

Максимум означает мировые масштабы. Из 124 концертов в рамках ее турне 75 прошли за пределами США – в 27 странах на четырех континентах. Хиты Кэти Перри понятны всем. В них нет сложного подтекста и всегда только универсальные темы вроде вечеринок (Last Friday Night), любви (The Onethat Got Away) и праздников (Birthday). Под стать песням и яркие, жизнеутверждающие клипы. Dark Horse и Roar занимают на YouTube третье и четвертое места среди самых популярных видео за всю историю сервиса: у каждого почти 2 млрд просмотров. Поэтому билеты на концерты Перри распродаются в любой части света. По словам ее менеджеров, выручка от продаж фирменной атрибутики на шоу достигает умопомрачительных $20 на каждого зрителя. Это в 4 раза больше, чем в среднем по отрасли. В целом 60 % дохода Кэти теперь поступает из-за пределов Северной Америки. «У нее талант привлекать самую разную публику, – считает клавишник The Rolling Stones Чак Ливелл. – Музыка в ее песнях хорошо сочетается c текстами, а мелодии легко запоминаются. Она действительно глобальное явление».

Фото: Jamel Toppin
Jamel Toppin для Forbes в отеле St. Regis в Риме. На Katy Perry Dolce & Gabbana

Успех еще более впечатляет, если учесть, что за последние 15 лет продажи альбомов во всем мире сократились втрое – с 785 млн до 257 млн копий в год. Но вместо того, чтобы жаловаться на Spotify, как многие из ее коллег, Перри приспособилась. «Музыка изменилась, – пожимает плечами Кэти. – Выпуск альбома теперь просто стартовая площадка для других творческих предприятий». Например, гастролей. Согласно отчетам Ibis World, концертный бизнес за последние пять лет растет в среднем на 4,7 % в год и только в США достиг оборота в $25 млрд. А 10 из 38 музыкантов, вошедших в рейтинг 100 самых высокооплачиваемых звезд, за последний год побывали с концертами в десятках разных стран. Сейчас гастроли за пределами США стали намного безопаснее. Публичные компании из числа концертных операторов, такие как Live Nation и AEG, вывели на новый профессиональный уровень зарубежные рынки, где некогда заправляли местные фирмы такого сомнительного качества, что американским артистам часто приходилось требовать предоплату, чтобы не остаться без гонорара. Кроме того, для концертов сейчас больше новых территорий, чем когда бы то ни было.

Падение Берлинской стены открыло западным артистам доступ к предпочитающей поп-музыку публике восточноевропейских стран. В последние годы поклонники поп-музыки в Азии и Южной Америке стали достаточно обеспечены, чтобы позволить себе билет на масштабное шоу по западным ценам. «Такие группы, как Aerosmith, теперь выступают в Парагвае, – говорит Гари Бонджованни, генеральный директор портала Pollstar, посвященного концертной индустрии. – Еще несколько лет назад об этом и подумать было нельзя».

Мое первое интервью с Перри состоялось за несколько дней до наших римских каникул. В лос-анджелесском офисе меня встретил кокер-пудель Баттерс с гипоаллергенной шерстью шоколадного цвета. Собачка Перри носилась по офису как по собственному двору. У Перри трое менеджеров: британец Мартин Киркруп занимается маркетингом, южанин Брэдфорд Кобб ведет всю музыкальную сторону дел, а ветеран шоу-бизнеса Стив Дженсен организует концерты.

Проходит минут 10, и Перри выходит ко мне после совещания с Коббом и Дженсеном. На ней черно-белый костюм Adidas, волосы собраны в хвостик. Это ее обычная одежда для дома: Кэти поняла, что если каждый день носить одно и то же, то папарацци меньше липнут, потому что желтой прессе такие фотографии не продать. «Я люблю наряжаться и быть Кэти Перри, когда это к месту, когда нужно привлечь внимание, – объясняет она, пока мы идем в конференц-зал и располагаемся на полукруглом белом диване. – Но в бизнесе я Кэтерин Хадсон».

Хадсон – это ее настоящая фамилия, а Перри – девичья фамилия матери, взятая псевдонимом, чтобы ее не путали c актрисой Кейт Хадсон. Родители певицы – утвердившиеся в вере христианские проповедники – постоянно переезжали с места на место, выступая в разных церквах. Семья жила небогато, и Кэти помнит времена, когда им приходилось получать талоны на еду. Религиозное рвение родителей Перри было таким сильным, что в доме было запрещено даже упоминать все, что имело отношение к «силам зла». Например, говорить о приметах или готовить популярное блюдо – фаршированные яйца, за свою остроту прозванные «дьявольскими». Сегодня родители поддерживают Перри, хотя и не одобряют некоторые из ее песен и провокационный имидж. «Мы решили позволить друг другу остаться при своем мнении», – говорит Кэти.

Будущая звезда начала петь в девять лет, а четырьмя годами позже стала играть на гитаре. Вскоре Перри уже писала песни и зарабатывала по $20 в день, выступая на фермерских ярмарках. У одного из прихожан церкви ее родителей были связи с лейблом христианской музыки. Он и порекомендовал Кэти лейблу. В 2001 Перри под именем Кэти Хадсон выпустила незамеченный дебютный альбом в стиле христианского рока с песнями вроде «Вера выдержит все» (Faith Won’t Fail). Вскоре после этого лейбл закрылся, и карьера Перри в религиозной музыке закончилась вместе с ним.

Два года спустя менее набожной, но все еще юной Перри представился еще один шанс: у нее состоялась встреча с продюсером Гленом Баллардом, написавшим в соавторстве с Майклом Джексоном Maninthe Mirror и открывшим миру Аланис Мориссетт. Отец Кэти отвез ее из Санта-Барбары в лос-анджелесский дом Балларда и ждал дочь в машине, пока она играла продюсеру на гитаре свои песни. «Я искал тебя с тех пор, как нашел Аланис», – вспоминает Перри слова Балларда. Сам мэтр добавляет: «Как и в других больших артистах, в ней было что-то особенное, неуловимое, но сразу заметное».

Баллард подписал Перри на свой лейбл, работавший лишь с немногими избранными артистами, и предложил стипендию в $1000 в месяц, чтобы она переехала в Лос-Анджелес. Родители согласились с тем условием, чтобы Кэти снимала комнату у их знакомой исполнительницы госпелов. Перри и Баллард начали вместе писать песни. Вскоре после этого продюсер устроил для Кэти первые выступления в клубах и на модных показах в Париже, Токио и Гонконге. «За границей на нее реагировали лучше, чем в любом из американских штатов», – говорит Баллард.

Вернувшись в Лос-Анджелес, Кэти зарабатывала на жизнь, покупая и перепродавая одежду из комиссионок, и оттачивала свои навыки, выступая в крошечных клубах вроде Hotel Cafе. Именно там она познакомилась с Коббом, который решил представить ее партнерам в своем офисе. На первой же встрече им хватило минуты, чтобы понять, почему стоит стать ее менеджерами: «Она c порога прошлась колесом прямо до стола, уселась на шпагат, подняла руки и объявила: «Привет, я Кэти!»

Но, несмотря на веру в ее потенциал, добиться серьезного взлета карьеры певицы им не удавалось. Перри едва сводила концы с концами и постоянно превышала кредитный лимит в банке, так что однажды тот взыскал в счет просроченных платежей ее Volkswagen Jetta, а менеджерам пришлось одалживать Кэти деньги на аренду жилья.

Наконец в 2007 году Кэти заинтересовался крупный лейбл – Capitol Records. Хотя у нее было мало опыта и сложная финансовая ситуация, Перри продемонстрировала недюжинную деловую хватку. При поддержке своих менеджеров она настояла на сделке, включавшей только доход от ее музыки, и сохранила контроль над всей гастрольной деятельностью. Она также отказалась от шестизначного аванса ради участия в продажах альбома, что в будущем могло принести больший доход. В 2009 году стратегия сработала на все 100, когда ее сингл I Kissed a Girl оказался на вершинах чартов.

«В то время было много разговоров о бисексуальности и о переменчивой природе сексуальности вообще, – говорит Перри о первой из множества песен, которую предсказуемо не одобрили ее родители. – Этот текст был призван отразить общее настроение. Я взяла то, о чем говорили все, и перенесла это в песню». Из этого же, выпущенного на Capitol, альбома в топ-10 вошли еще два сингла – Waking Upin Vegas и Hot N Cold. Потом, в 2010, вышел Teenage Dream, только в Штатах разошедшийся тиражом в 6 млн копий. Пять композиций из этого альбома побывали на вершинах чартов – по количеству хитов из одного альбома Перри сравнялась с рекордом Майкла Джексона.

Многие из песен Кэти только начали набирать популярность, когда она объявила даты своего турне. В Лос-Анджелесе певица собрала семитысячную аудиторию в Nokia Theater, а потом проехалась по Европе и Австралии, играя в небольших залах и завоевывая сердца фанатов. К моменту ее возвращения в Лос-Анджелес она уже смогла собрать 18 000 поклонников в Staples Center. По итогам турне 2012 Кэти выпустила документальный фильм Part of Me, который демонстрировался в кинотеатрах и не только стал лучшей рекламой ее альбому, но и собрал в прокате $33 млн, с лихвой окупив $6 млн, затраченные на производство.

Растущая популярность Перри привлекала внимание самых разных брендов, мечтавших заполучить ее для своих рекламных кампаний. Она приняла предложения лишь тех, которыми пользовалась сама: Proactiv, Covergirl и Adidas. Певица выпустила для парфюмерного бренда Coty два собственных аромата – Killer Queen и Royal Revolution (третий, Mad Potion, выходит в этом году). Она также последовала примеру актера Эштона Катчера, выбрав долевое участие в прибыли от продаж продукта вместо единовременного гонорара в кампаниях для таких брендов, как снеки Popchips. «Я полностью оценила преимущества сделок с равным вкладом сторон, – говорит Перри. – Мне не нравится даже приступать к проекту, если я сама не вовлечена в процесс».

Такой стратегический подход уже приносит плоды, особенно в том, что касается концертов. Кэти вернулась в Австралию в ноябре прошлого года и заработала $40 млн за 23 концерта. Следующим был самый крупный в мире рынок – у Перри было пять выступлений в Китае. «Люди ценят, когда ты приезжаешь к ним, – говорит певица. – Они понимают, как это на самом деле сложно». В Китае ее пригласили исполнить хит Roar в сопровождении Китайского национального оркестра, игравшего на традиционных национальных инструментах. Выступление транслировал государственный телеканал, аудитория которого превышает 1 млрд человек.

Многие артисты думают о своих зарубежных гастролях как о бесконечном логистическом кошмаре, но Перри, чье образование ограничивается сертификатом о курсе средней школы, полученным в 15 лет, старается совместить турне с получением знаний, будь то экскурсии по Колизею в Риме, Британскому музею в Лондоне или шедеврам Ренессанса во Флоренции. «Я не из тех, кто сидит в отеле», – говорит Перри. Кобб добавляет: «Она хочет учиться. И не стесняется задавать вопросы».

Мотивацией для такого времяпрепровождения может служить скрытая неуверенность в себе, порожденная несоответствием между уровнем образования и врожденным умом. Эта неуверенность может объяснять и желание Перри лично присутствовать на всех деловых встречах и вникать в профессиональные детали, которые другие знаменитости предпочитают делегировать. Несмотря на успех ее музыки и статус суперзвезды, Перри больше всего нравится, когда с ней, как с равной, обсуждают бизнес-вопросы. «Вы назвали меня интересным собеседником», – говорит она мне в ходе разговора, и голос ее звучит так мягко, будто я сделал ей самый прекрасный в жизни комплимент.

Вы, должно быть, видели тот самый момент, когда Кэти официально обрела статус суперзвезды. Это случилось 1 февраля 2015, когда Перри въехала на стадион Университета Феникса на аудиоанимированном льве, чтобы выступить перед зрителями Суперкубка. 12-минутное выступление, сопровождавшееся четырьмя сменами нарядов, вызвало столько же разговоров, как и сам Суперкубок, и даже породило известный интернет-мем – благодаря одетым в костюм акул танцорам. Как ни удивительно, ни до ни после у Перри не было цели привлечь внимание к конкретному продукту (хотя был момент, когда она попыталась получить авторские права на мем «Акула слева»).

Артисты, выступающие хедлайнерами в халф-тайм Суперкубка, обычно продвигают новый альбом или турне, но Перри уже отыграла все даты в США, а билеты на концерты за рубежом давно были распроданы.

Настоящий эффект от выступления на Суперкубке был в другом: ее имя стало брендом. «Из звезды первой величины она поднялась куда-то в стратосферу», – говорит Дженсен. По его словам, со дня выступления на Суперкубке команда Перри получает по два-три крупных предложения в неделю – от участия в рекламе до совместных предприятий и ролей в кино. Предложений вдвое больше, чем в прошлом году. Кэти отказывается от большинства из них, но некоторые привлекают ее. Так, осенью она выпускает мобильное приложение Katy Perry вместе с Glu – стартапом, стоящим за сверхуспешной игрой с Ким Кардашьян. За участие Перри получит семизначный аванс и долю в выручке. Она также стала лицом новой линии Moschino и снялась в рекламе Toyota в Таиланде. У пребывания в стратосфере есть и много других плюсов. «Я перестала воспринимать свою карьеру как бомбу замедленного действия, – говорит Перри. – У меня нет ощущения, что мне нужно постоянно что-то делать, чтобы оставаться на волне. Я на своем месте, йо».

После того как закончится тур, она планирует немного отдохнуть, чтобы «просто пожить и зарядиться впечатлениями, необходимыми для моей музыки». Певица, не выезжавшая за пределы Штатов фактически до совершеннолетия, хочет посетить Перу (увидеть Мачу-Пикчу) и Кубу – как раз такие места, впечатлений от которых хватит на много новых песен, способных сохранить за Перри ее место в рейтинге самых богатых звезд по версии Forbes.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11329 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить