Пир во время чумы

Португалия - один из первых претендентов после Греции на дефолт, однако в самой стране это не ощущается

Mark Renders/ Getty Images News EO/ Fotobank.ru

Иногда кажется, что о португальском кризисе больше говорят, нежели страдают от него. Особенно если пройтись по авениде де Либертад в ночь моды Fashion’s Night Out Lisboa, которая проходила тут в сентябре. Витрины бутиков блестят, как надраенная медь на королевской яхте. В Burberry прием: шампанское, папарацци, вечерние туалеты. Золото и хрусталь, элита, богема. Неплохой тренчкот за 2400 евро — кто сказал, что здесь пахнет кризисом? Наверное, он есть, но, как всегда, на всех его не хватило. «Покупайте! — советует продавец. — Сегодня у нас 20%-ные скидки».

Шагаю дальше, к площади Ресторадореш. Вдоль всей череды дорогих магазинов — красота и рай земной. Играет джаз, раздают бесплатные закуски, звезды позируют перед телекамерами. Ярмарка тщеславия со скидкой 20%.

Скидки, распродажи, saldos, promoçoes — эти слова почти в каждой витрине.

­­— Представляешь, сейчас почти в каждом кафе и ресторанчике можно купить полноценный обед за 5–6 евро, — рассказывает Жуао, деловито распиливая ножом отбивную. — Это все из-за кризиса. Заведения так привлекают к себе людей. А то народ совсем обнищал, каждый евро экономит.

Жуао работает водителем междугородного автобуса, его огромный двухэтажный монстр курсирует между Лиссабоном и Эрисейрой. Без нормального обеда на такой работе не обойтись, а если питаться бутербродами, через месяц за руль не поместишься — живот не пролезет.

В Европе сильнее всего от кризиса пострадали четыре государства: Португалия, Ирландия, Греция и Испания. Злые на язык журналисты сразу же сложили первые буквы стран в обидную аббревиатуру PIGS.

Кризис начался в 2008-м, и уже к концу 2010 года правительство Португалии решило прибегнуть к жестким мерам. Премьер-министр Жозе Сократеш развил большую активность, внес ряд мер по экономии бюджета, сокращению социальных благ. Народ Португалии зароптал, но премьер был тверд как кремень: только так, затянув пояса, чуть-чуть ужавшись,

Reuters/VOSTOCK Photo

Профсоюзы несогласны, одна за другой проходят забастовки. Стачка в столичном метро (с утра и до обеда), на поездах, на предприятиях дорожной отрасли. Да, это тихие, по-португальски мирные забастовки без баррикад и кровопролития, с хорошо продуманным графиком, чтобы не парализовать жизнь страны. «Рабочим уже два года не повышали зарплату!» — говорят профсоюзы. «Подождите! — отвечает правительство. — Еще года три — и все наладится». Сократеш заявляет, что, если предложенные им меры не будут приняты, он уйдет в отставку.

— Да что этот Сократеш! Эти социалисты в правительстве! — гнево вещает посетитель за столиком кафе. — Сколько лет сидели без дела, довели страну до кризиса, а теперь за наш счет разводят экономию!

— Гнать их всех, пусть уходят! — поддерживает его собеседник.

Тем не менее план Сократеша был принят. Одно за другим прошли два очень удачных размещения государственных ценных бумаг, экономика Португалии получила мощную финансовую подпитку. Европейское сообщество благосклонно посмотрело на эти сдвиги и признало, что страна на верном пути. И мировые рейтинговые агентства быстро отреагировали, повысив кредитный рейтинг государства сразу на несколько пунктов.

Он призывал немного напрячься, ввести ограничения еще по паре-тройке пунктов, и тогда кризис через год-два останется позади.

Но потом, в марте-июле 2011 года, началось что-то совершено несообразное. Премьер-министр продолжал гнуть свою политику, всем телом налегая на руль государственной лодки. Он призывал еще немного напрячься, ввести ограничения еще по паре-тройке пунктов, и тогда кризис через год-два останется позади. И это действительно казалось так близко!

Одновременно с этим на сцене появляется Евросоюз и говорит, что вполне может помочь материально. Очень крупной суммой, 70–80 миллиардов евро — не вопрос, давайте разговаривать.

В итоге правительство голосует против нового плана Сократеша, и он в тот же день подает в отставку. Оппозиция ликует, граждане тихо радуются, что избежали новой экономии и секвестирования, и в какой-то момент все были счастливы. Вместо экономии появился шанс одолжить денег у трех объединенных финансовых источников: Европейского центробанка, Международного валютного фонда и Еврокомиссии. Представители этих солидных и богатых организаций прилетели в Португалию и начали на месте изучать возможность предоставления финансовой помощи. По неведомой причине этот денежный триумвират в Португалии стали называть русским словом «тройка» (по-португальски — «troika»).

Страна затихла в ожидании вердикта всесильной «тройки», и он не заставил себя ждать. Да, деньги будут, много, как и просили, — 78 млрд евро. Но для получения субсидий страна должна привести свои законы и бизнес-процессы в соответствие с требованиями кредиторов. Меморандум «тройки» оказался большим потрясением для страны: новые требования к экономии оказалась намного, намного жестче, чем отвергнутый план Сократеша. Но обратного пути уже не было. Кредит Евросоюза для спасения Португалии оказался палкой о двух концах, и для его получения государство вынуждено было начать реформы.

Что же происходит сейчас? В марте 2012 года должны вступить в силу изменения в Трудовом кодексе (Código do Trabalho). Для «придания гибкости рынку труда» предлагаются меры, которые заметно усложнят положение португальских трудящихся. Например, срок выплаты пособия по безработице уменьшится с 48 до 18 месяцев, а его максимальный размер снизится с 1257,66 до 1048,05 евро в месяц. Оплата за сверхурочный труд (в выходные и праздники) будет не двойной, а полуторной. График работы теперь будет строиться исходя из договоренностей работодателя и сотрудника, а не через коллективные договоры. Будет разрешено увольнять за профнепригодность и приостанавливать контракты с работниками в случае кризиса на предприятии — это только основные, самые яркие пункты.

Есть в новом кодексе и плюсы для работников: например, на пособия по безработице смогут претендовать те, кто делал отчисления в социальную службу в течение 12 месяцев (раньше было 18), а также независимые работники, которые регулярно предоставляют услуги одному предприятию. Кроме этого, предприятия, которые заявят о трудном материальном положении или о том, что они находятся в процессе восстановления после кризиса, освободят от выполнения всех налоговых обязательств.

А платит за все народ

— Про кризис уже даже не хочется говорить! — Дина профессиональный кинооператор, но с наступлением кизиса ей пришлось менять профессию. — Я сейчас зарабатываю тем, что делаю переводы с португальского на русский язык. А мой знакомый в Греции, которому я недавно позвонила, мне говорит: «Переводы! Как бы я был счастлив, если бы мог подрабатывать переводами! Я с огромным трудом устроился мыть посуду в соседнем кафе, и непонятно, долго ли они смогут платить мне деньги!».

— Все португальцы ленивые! — заочно спорит с ней россиянин, который неоднократно сталкивался с неспешностью португальского труда. — Работают шаляй-валяй, днем у них обед на два часа, а в пять-шесть часов вечера шабаш — и нет никого, рабочий день закончился!

Да, действительно, португальское законодательство о труде всегда было очень мягким и человечным: подразумевало большие денежные пособия к Рождеству и отпуску, обычным делом были субсидии на питание и другие социальные льготы. Сейчас, в ежовых рукавицах меморандума «тройки», всем приходится несладко.

Reuters/VOSTOCK Photo

Часть средств финансовой помощи уже передана Португалии, и очередные транши будут выполняться в оговоренные сроки, но не далее как 19 сентября «тройка» выдвинула новые требования  по сокращению бюджетного дефицита. В 2012 году Португалии предстоит уменьшить расходы еще на 1 млрд евро (0,6% ВВП страны). Европейский центробанк, МВФ и Еврокомиссия считают, что предложенная ими программа позволит постепенно уменьшить дефицит ВВП: в нынешнем году — до 5,9%, в 2012-м — до 4,5%, а в 2013-м — до 3%. В этом поможет увеличение денежных поступлений в казну, в том числе за счет изъятия в пользу бюджета половины суммы рождественского пособия всех жителей страны и досрочного увеличения ставки НДС на газ и энергосбережение (с 6 до 23%).

— Все португальцы ленивые!  Работают шаляй-валяй, днем у них обед на два часа, а в пять-шесть часов вечера шабаш — и нет никого, рабочий день закончился!

Как мы видим, деньги, которые раньше шли в карман португальцев, перекочуют в государственную копилку. К тому же с 2012 года ожидается резкое повышение тарифов на электроэнергию. Учитывая, что в большинстве португальских квартир нет центрального отопления (все-таки страна южная), без электрических обогревателей не обойтись — а значит, зимой людей ждет либо холод, либо лишние расходы.

Стоит ли удивляться, что в августе 2011 года в Португалии зафиксирован рекордный спад покупательской активности? По данным, опубликованным Центробанком страны, индекс частного потребления достиг минус 4,1 пункта — это самый низкий показатель за все 33 года ведения статистики. Спад превысил даже показатели 1979 и 1983 годов (было минус 3,7 пункта), когда МВФ проводил денежные интервенции в Португалии для спасения экономики от краха.

Госсобственность на продажу

В 2012 году правительство Португалии запланировало приватизацию ряда ключевых государственных предприятий. Как отмечает Bloomberg, программа приватизации рассчитана на получение 5 млрд евро и является частью мер экономии, оговоренных с Европейским центробанком, Международным валютным фондом и Европейской комиссией в обмен на кредит в 78 млрд евро.

Что же Португалия выставляет на продажу? В основном это госпакеты акций предприятий, которые действительно работают, приносят деньги стране и являются гордостью Португалии.

В сфере транспорта:

ANA — «Аэропорты Португалии»;

авиакомпания TAP Portugal;

CP Carga (железнодорожные грузоперевозки).

Энергетика: 

GALP (разработка, добыча и переработка нефти и газа);

EDP (одна из ведущих мировых компаний в сфере ветроэнергетики);

REN (национальная система транспортировки электроэнергии и газа).

Водоснабжение: 

Águas de Portugal (национальная система водоснабжения).

Связь:

CTT (почтовая сеть страны);

RTP (государственная сеть теле- и радиовещания).

Финансы и страхование:

Segurador da Caixa Geral de Depósitos (страховое направление деятельности крупнейшего банка Португалии).

Точные сроки приватизации пока не определены, но озвучены намерения завершить продажу государственных пакетов акций этих компаний до конца 2012 года, а приватизация авиакомпании TAP Portugal может состояться уже в 2011 году.

Нужно ли дополнительно говорить о том, что продажа успешных государственных предприятий, которые работают и приносят стране деньги, вызывает очень большой общественный резонанс?

Reuters/VOSTOCK Photo

— Ну ладно TAP, это небольшая компания, возможно, она будет работать лучше, если сольется с крупным европейским авиаперевозчиком, — судачат португальцы в своих любимых кафе, которые заменяют им и клубы, и скамейки около подъездов. — Но как можно продавать европейцам систему водоснабжения? А наши ветряки EDP, они же одни из лучших в мировой ветроэнергетике!

Да, конечно, государство не единовластный владелец этих корпораций и оно продает только принадлежащие ему пакеты акций. Но как выводить страну из кризиса, если не с помощью прибыли от работающих и приносящих доход предприятий? Что же будет производить страна: сувенирных петушков-барселуш и немного портвейна?

Пока что польза от европейских кредитов не особо заметна, а кризис — вот он, на португальском дворе. Потому и обеды в кафе дешевеют, потому и люди говорят все больше не о футболе, а о политике и кризисе.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6625 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить