Финтех: китайский опыт и казахстанские реалии

Финансово-технологические инновации все глубже проникают в нашу жизнь. Стали обыденностью покупка пиццы по интернету или оплата такси с помощью мобильного телефона

Фото: © Depositphotos.com/wutwhan

И это при том, что по уровню развития рынка финансовых технологий Казахстан находится далеко не в первой глобальной десятке. В этой связи, чтобы идти в ногу с передовым миром, интересно изучить опыт Китая, где новые онлайн-гиганты успешно вытесняют с рынка традиционные финансовые институты. Каковы же драйверы финтех-прогресса у нашего соседа и возможны ли они в нашей стране?

Сегодня Китай является бесспорным лидером глобального рынка финансовых технологий. Согласно данным CB Insight, в 2016 КНР привлекла рекордный объем инвестиций в отрасль - $10 млрд, впервые обойдя по этому показателю США. Именно в Китае основаны 8 из 27 «единорогов» - финансово-технологических компаний оценочной стоимостью $1 млрд каждая.

Онлайн-фонд по управлению активами Yu’e Bao после 4 лет работы стал в 2017 крупнейшим в мире фондом краткосрочных инвестиций, управляя капиталом в $160 млрд от имени 260 млн клиентов. Самая большая в мире площадка Р2Р-займов - Lufax - в прошлом году оценивалась в $18,5 млрд и имела более 23,3 млн пользователей. Более 100 из 130 страховых компаний продают свои услуги онлайн. Диверсификация продуктов финтеха вылилась в появление полностью цифровых банков – MyBank и Webank. При этом налицо не просто «расширение» или «углубление» финансового сектора в Китае, а поиск им кардинально новой формы.

В Казахстане «финтех» также активно развивается, хотя результаты пока не столь впечатляющие. Например, рынок оказался сильно подвержен резким изменениям курса тенге, особенно в сегменте онлайн-платежей и переводов. Но даже на таком фоне 2016 год может считаться «прорывным», показатели отечественного финтеха увеличились в разы.

Сегодня в 10 сегментах казахстанского финтеха работают 63 компании. Их главные направления – платежи и переводы (26 компаний) и микрокредитование (15 компаний). Присутствуют даже три площадки Р2Р-займов, но об их активности пока нет открытых данных.

В 2016 посредством интернет- и мобильного банкинга в РК было проведено 58,3 млн операций на сумму 934 млрд тенге, что соответственно на 69,4% и в 2,3 раза больше, чем годом ранее. Это 44% в объеме безналичных транзакций, проведенных через системы удаленного доступа.

Активное распространение получают электронные деньги. В 2016 количество операций с их использованием выросло в 2,7 раза до 43,3 млн транзакций, а объем увеличился в 3,5 раза и достиг 154,2 млрд тенге. В начале нынешнего года казахстанские потребители имели 5,9 млн электронных кошельков (2,9 млн в 2015).

Есть определенные подвижки и у онлайн-кредиторов: впервые выйдя на рынок в 2013, на 1 апреля 2017 (по данным Первого кредитного бюро), они имели кредитный портфель в объеме 18,8 млрд тенге. Однако это пока еще «капля в море» - доля онлайн-кредитов в общем объеме потребительского кредитования не превышает полпроцента.

С чего все начиналось

Что же способствовало впечатляющему прогрессу финтех-индустрии в Китае? Как считают специалисты, это - удачное сочетание сразу нескольких факторов.

Прежде всего, это быстрое увеличение числа пользователей широкополосного интернета: в Поднебесной в 2016 таковых насчитывалось 731,4 млн – больше, чем в США и Европе вместе взятых. Кроме того, 95% из этих «продвинутых» китайцев также пользуются мобильным интернетом, благодаря широкому развитию беспроводной связи в городах. И хотя общий уровень национальной интернетизации составил лишь 53%, существенно ниже развитых стран, его абсолютные значения дали эффективную «количественную» площадку для развития разнообразных онлайн-сервисов.

Как не без гордости можем убедиться, Казахстан существенно опережает Китай по развитию интернет-инфраструктуры. По индексу сетевой готовности, рассчитываемому Всемирным экономическим форумом, Казахстан занимает 39 место в мире, в то время как Китай – 59. Согласно данным TNS Infratest на постсоветском пространстве Казахстан является лидером по количеству обладателей смартфонов – 65% пользователей мобильной связи. Словом, сугубо с позиции доступности интернета в Казахстане создана хорошая основа для развития онлайн-бизнеса.

Онлайн-торг здесь уместен

Удачная комбинация развитого производства товаров, емкого внутреннего рынка, стремительного роста покупательской способности населения и развития интернет-технологий привела к феноменально быстрому распространению электронной торговли в Китае – не менее важного драйвера развития финтеха.

В 2016 объем розничных онлайн продаж в Поднебесной достиг 40% мировой электронной торговли или $769,5 млрд. Появление на сцене таких гигантских виртуальных торговых площадок как TaoBao/Tmall (Alibaba) и JD.com подхлестнуло развитие финтеха, в первую очередь в области онлайн-платежей.

К концу 2016 через системы платежей небанковских организаций было осуществлено 163 млрд транзакций на сумму $14,8 трлн (прирост за год 100%). Это на 30% больше всего ВВП Китая за этот период.

В Казахстане данные интернет-торговли не такие впечатляющие. В 2016 ее объем увеличился на 45%, до 226,4 млрд тенге. Однако доля реализации товаров через интернет составляет всего 3% от розничных продаж (в Китае – 12,6%). Согласно данным опроса Комитета по статистике, покупки в интернете совершают всего 17,8% потребителей.

Электронные платежи за товары и услуги выросли в 2016 до 93,6 млрд тенге. Однако, это лишь 41% от всех онлайн-продаж. То есть, производя покупки в интернете, казахстанские потребители предпочитают производить оплату наличностью, что подтверждается данными опроса Комитета по статистике: оплата наличными при получении - 44,2% опрошенных, мобильные платежи - 15,1%.

Иными словами, в Казахстане электронная торговля еще не окрепла настолько, чтобы стать заметным драйвером развития финтеха. Торговые интернет сайты пока являются скорее «витриной», на которой потребитель изучает товар, чтобы заплатить за него в основном в офлайне.

Все дело в банках

В качестве другой причины развития финтеха в Китае эксперты называют «недоразвитый» банковский сектор. Согласно данным Ernst&Young, количество банкоматов на 100 тыс. человек в Китае составляет 69 (в США - 222), POS-терминалов – 1831 (США - 3700). Показатель проникновения розничных кредитов один из самых низких в мире – всего 20%. Каждый пятый взрослый китаец не охватывается банковским обслуживанием вовсе.

Причина слабой активности банков в розничном секторе хорошо известна - большинство китайских банков являются в разной мере государственными и предназначены, в первую очередь, для обслуживания корпоративного сектора. Частными клиентами они занимаются по остаточному принципу - предлагая им негибкие и несоответствующие современным потребностям банковские продукты. Как считается, только финтех-компании смогли удовлетворить спрос изрядно нарастивших аппетит китайских потребителей, предложив им альтернативные формы финансового обслуживания. Благодаря этому они смогли «перетянуть» к некоторым своим продуктам до 40% клиентов традиционных банков.

Казахстанские банки по сравнению с их китайскими коллегами более ориентированы на кредитование розничного сегмента: уровень проникновения кредитов среди экономически активного населения в 2017 составляет 56%. Но при этом на 100 тыс. человек приходится всего 600 POS-терминалов и 53 банкомата. 90% банков предоставляют услуги интернет-банкинга, однако, при этом лишь 20% физических лиц этими услугами пользуются. То есть, пока сегмент онлайн-переводов и платежей только набирает обороты, и у банков есть все возможности «застолбить» на этом рынке свои позиции.

Вместе с тем, активность казахстанских банков в секторе потребительского кредитования сдерживается плохим качеством кредитного портфеля и ростом рисков невозврата в связи со снижением реальных доходов населения. И такая ситуация создает благоприятную почву для развития кредитного сектора финтеха. Причем, в данном случае, онлайн-кредиторы пока дополняют традиционные банки, ориентируясь на неохваченный сегмент (заемщики без официальных доходов, с плохой кредитной историей и т. д.).

Поколение Next

Немаловажный фактор развития финтех в Китае - молодежь. В 2015 поколение Y или миллениалы (от 20 до 34 лет) составляло 25% населения, но при этом обеспечило 45% потребления онлайн-услуг. Молодые более открыты к использованию новых технологий, легко ориентируются в интернет-пространстве, толерантны к финансовым рискам и, что очень важно, весьма склонны к тратам по сравнению со старшим поколением. Кроме того, они демонстрируют индивидуальные предпочтения и желание получать немедленное обслуживание.

В Казахстане поколение Y также составляет четверть населения. Однако, в отличие от Китая, где наблюдается стремительное старение населения, в Казахстане, благодаря входящему в активную жизнь поколению Z (родившиеся после 1995), которое называют «подлинно цифровым поколением», доля потенциально активных потребителей онлайн услуг к 2030 году увеличится на 45% - до 37. А это еще один луч надежды для финтех.

А пока наши потребители не очень доверяют даже покупкам в сети, не говоря уже о проведении более сложных финансовых операций. Согласно опросу Комитета по статистике, 79,2% респондентов вообще не видят необходимости в покупках через интернет. В этой связи для реализации имеющегося потенциала финтех, как представляется, необходимо на всех уровнях проводить мероприятия по преодолению негативного восприятия виртуальных услуг и улучшению финансовой грамотности населения.

Итоги: мы пойдем своим путем

Сегодня финтех в Казахстане находится на начальном этапе своего развития и только «тестирует» рынок на предмет принятия кардинально новых продуктов. Экономические и социальные предпосылки, сложившиеся в нашей стране, весьма отличаются от тех, что обеспечили его прорыв в Китае.

С одной стороны, создана хорошая техническая инфраструктура доступности всемирной сети. Но с другой, неблагоприятная экономическая обстановка последнего десятилетия, девальвация, снижение реальных доходов населения сдерживают активность потребителей в сети, ограничивают развитие их финансовой грамотности, повышают чувствительность людей к рискам, связанным с освоением новых виртуальных продуктов.

Что касается банковского сектора, то если в Китае он фактически «выталкивается» из потребительского рынка, то в Казахстане банки уже создали определенную основу (успешный карточный бизнес, развитый интернет-банкинг, доверие многих потребителей), чтобы самим инициировать и обеспечивать развитие финтеха. Только нужно очень своевременно успевать интегрироваться в динамичный виртуальный рынок. Ведь свято место пусто не бывает.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5814 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 января родились
Марат Жаныбеков
вице-президент АО «Государственный Фонд социального страхования»
Жасулан Джумашев
начальник департамента по ЧС ЗКО
10 богатейших людей мира

10 участников рейтинга Forbes 400 за 2018 год.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить