Как новый директор Google хочет изменить мир цифровых технологий

Сундар Пичаи, интеллектуал и технарь, намеревается трансформировать вторую по стоимости компанию в мире

Сундар Пичаи — генеральный директор Google.
Фото: Ethan Pines для Forbes
Сундар Пичаи — генеральный директор Google.

Для фанатов музыки рассчитанный на 20 тыс. человек зал Shoreline в Кремниевой долине – легендарное место. Известный промоутер Билл Грэм придумал эту площадку для концертов, вдохновившись логотипом группы Gratefull Dead, которая выступала здесь 39 раз. Нил Янг, Bee Gees, Брюс Спрингстин – все они играли в Shoreline. Летом 2016 на эту легендарную сцену под аккомпанемент электронной музыки вышел генеральный директор Google Сундар Пичаи.

Не сказать, чтобы его выход выглядел так уж убедительно. По Пичаи сразу видно, что он занимается исключительно интеллектуальным трудом. В свои 43 года СЕО очень худощав. Носит квадратные очки и немного сутулится. Вообще он больше похож на Карла Сагана, чем на Карлоса Сантану.

Но неважно. На ежегодной конференции для разработчиков Google I/O Пичаи стал рок-звездой, хедлайнером года. Толпа приветствовала его аплодисментами и оглушительными криками, и на его лице блуждала улыбка.

- Мы живем в очень, очень интересное время. Компьютерные технологии прошли невероятную эволюцию, – сказал Пичаи со своим южноиндийским акцентом, протяжно произнося «невероя-я-ятную» так, что публика в восторге закричала.

Он, конечно, не Стив Джобс. И даже не Марк Цукерберг, Джефф Безос или Тим Кук. Пичаи – классический CEO, работающий внутри компании, не стремящийся к публичности, методичный и полагающийся в первую очередь на свою интеллектуальную мощь. Ему намного интереснее вести глубокие беседы о будущем компьютерных наук с немногими избранными, чем управлять вниманием толпы программистов с помощью срежиссированных презентаций. Именно это и было нужно сооснователю Google Ларри Пейджу, который лично выбрал Пичаи своим преемником на посту одной из величайших IT-компаний в истории.

Перед новым CEO cтоят грандиозные задачи. С капитализацией в примерно $0,5 трлн Google (впрочем, скорее, его головная компания Alphabet) является второй по стоимости в мире. Она доминирует сразу в нескольких отраслях, включая поисковые системы, цифровую рекламу, мобильные и видеотехнологии. Но Пейдж и Пичаи отлично знают, что самые серьезные опасности подстерегают гигантов IT-индустрии именно тогда, когда они находятся на пике своей мощи. Предыдущих лидеров рынка вроде IBM и BlackBerry поверг ниц один сильный противник, а Google приходится вести войну на несколько фронтов сразу с четырьмя суперконкурентами. На фронте мобильных технологий Google противостоит Apple, в рекламе, видео и секторе коммуникаций – Facebook. В торговле основным его противником является Amazon, а в разработке продуктов для бизнеса – возрождающийся Microsoft. В облачных технологиях компании приходится конкурировать с Amazon и Microsoft одновременно.

Пичаи приходится вести все эти битвы на фоне фундаментального технологического сдвига. Google нужно трансформироваться, чтобы приспособиться к миру, где мобильные технологии побеждают стационарные компьютеры, вычисления происходят на нескольких экранах одновременно, а иногда, как в случае с неожиданным хитом Amazon – смарт-колонками Echo, вообще без экранов. Взаимодействие пользователя с устройствами и приложениями быстро превращается в диалог, иногда с участием смарт-ботов, наподобие тех, что разработали Microsoft, Facebook и другие. В отличие от приложений эти боты работают как надстройки над коммуникационными сервисами, такими как принадлежащий Facebook Messenger (900 млн пользователей) или выкупленный Microsoft Skype (300 млн пользователей). У Google есть повсеместно популярный Gmail (более 1 млрд пользователей), но ему не хватает современного мессенджера, которым бы пользовалась молодежь.

Пичаи, однако, считает, что этот новый мир словно специально создан именно для Google, потому что в нем есть одна очень важная вещь – искусственный интеллект (ИИ). Любой может написать программу, способную вести простейший диалог на самом элементарном уровне. Одним из первых примеров таких программ стал сервис Siri в телефонах Apple. Но, чтобы выйти за пределы базовых сервисов, нужны более сложные алгоритмы.

Искусственным интеллектом Google занимается уже многие годы. Компания задолго до конкурентов начала инвестировать в фундаментальные разработки, такие как распознавание голоса и машинный перевод. И после нескольких лет подготовки Пичаи говорит, что Google готов объединить все эти проекты в один кластер, чтобы разрабатывать продукты, которые помогут компании оторваться от конкурентов.

- У нас есть видение. Мы знаем, что в течение следующих лет будет происходить постепенный переход от приоритета мобильных технологий к продуктам на основе искусственного интеллекта, – сказал Пичаи в своем интервью Forbes.

На сцене зала Shoreline Пичаи презентовал первые плоды этих усилий – смарт-колонки под названием Google Home. Этот продукт прямо конкурирует с выпускаемыми Amazon колонками Echo (а также с будущим продуктом Apple). Вторая новая разработка Google – это мессенджер Allo. Оба продукта работают в тандеме с новым сервисом, который Пичаи называет «Google-ассистент» – это собственный продукт компании в сфере разговорных технологий.

Этот сервис своего рода «Поиск 3.0», новый интерактивный способ взаимодействовать с Google. C его помощью вы сможете заказать билеты, забронировать авиаперелет, включить музыку, запланировать встречу, ответить на сообщение. Ассистент Google сможет даже написать за вас ответ. Программа подскажет вам, что пора заказать цветы к 8 Марта или собрать вещи для предстоящей поездки, и, возможно, сможет напомнить, на чем прервался ваш предыдущий разговор. Другими словами, ассистент всегда будет готов вам помочь в телефоне, наушниках, телевизоре, автомобиле, часах – в любом месте, где вы находитесь.

- Вы просто живете обычной жизнью, а везде вокруг вас есть вещи, которые готовы вам помогать, – поясняет Пичаи.

На разработку финальной версии ассистента уйдут годы, а в реализации этот проект будет сложнее, чем было для Пейджа и сооснователя Сергея Брина создать сам поисковый сервис. Пичаи добавляет:

- С какой стороны ни посмотреть, ассистент – это более амбициозный проект.

Но восторженных криков публики Shoreline недостаточно, чтобы отвлечь внимание от очевидных проблем. Выпуск Allo ярко демонстрирует, что у Google нет серьезных мессенджеров и что компании срочно нужны новые проекты в этой сфере. Запоздалый вывод на рынок Google Home показывает, что никто в Google не предвидел волну, которую начал Amazon с запуском смарт-колонок. Отсюда очевидна основная проблема, решить которую предстоит Пичаи: никто не отрицает лидерство Google в сложных технологиях вроде искусственного интеллекта или обучения машин, но, когда речь заходит о выпуске продуктов на основе этих технологий, у Google далеко не всегда получается превратить их в хиты.

Сейчас будет происходить переход от мобильных технологий к продуктам на основе искусственного интеллекта

- Есть серьезный риск в том, что Google настолько сконцентрировался на серьезных разработках искусственного интеллекта, что упускает из виду лежащие на поверхности возможности для создания хороших пользовательских продуктов, – говорит Тим О’Рейли, основатель O’Reilly Media. Google Home станет пробным шаром, но результаты этого проекта будут ясны только через несколько месяцев.

Еще важнее задача по созданию единой платформы: если наше общение и переписка выйдут за пределы экранов, то Google нужно искать решение, позволяющее объединить все сервисы компании. Подобные платформы уже стараются использовать Facebook, Microsoft, Amazon и Apple.

- В конечном итоге разработчики не будут работать со всеми платформами сразу, – говорит Дэвид Йоффи из Гарвардской бизнес-школы. – Поэтому вопрос в том, кто сумеет сделать платформу, которая будет успешнее других.

Работа Пичаи как раз и состоит в том, чтобы вывести Google на лидирующие позиции в этой сфере, сохранив при этом бесперебойность работы громадной компании, у которой почти 60 тыс. сотрудников и ежегодный доход в размере $75 млрд. Это грандиозное начинание, и ясно, почему Пейдж выбрал для его реализации CEO, который умеет погружаться вглубь разработки, вместо шоумена с ярким стилем общения. Перед Пичаи стоят масштабные задачи, например монетизация IT-империи, объединяющей поисковые системы, Android, карты, YouTube, Play и множество других, менее масштабных проектов.

Кроме того, Пичаи нужно держать в узде всю разношерстную компанию конкурирующих проектов, работающих на платформах Android, провести слияние двух операционных систем Google – Android и Chrome, а также справиться с ведущимися в отношении Google антитрастовыми и налоговыми расследованиями в Европе и других регионах мира.
Пичаи говорит, что готов вести за собой Google по этому пути.

- На мой взгляд, мы сейчас особенно четко видим, что нам нужно для выполнения нашей миссии. У нас есть ресурсы, чтобы трансформировать компанию, внедряя новые разработки в сфере обучения машин и искусственного интеллекта, – говорит он.

Если мы перенесемся в прошлое Пичаи лет на 30 назад, то окажемся на юге Индии. Пичаи стоит на передней части мотоцикла, которым управляет его отец, а мать сидит сзади на пассажирском сиденье, держа на руках младшего сына. Вся семья вместе пробирается через хаос уличного движения в Ченнае, где отцу Пичаи принадлежал небольшой двухкомнатный дом. По западным меркам супруги – инженер-электрик и стенографистка – жили очень скромно. Многие годы у семьи не было ни телевизора, ни телефона, ни автомобиля. Тем не менее родители уделяли особое внимание образованию детей, и Пичаи поступил в престижный Индийский институт технологий в Харагпуре. Получив степень инженера, в 1993 он выиграл стипендию на обучение в Стэнфорде, на факультете материаловедения и инженерии. Родители мечтали, что он станет доктором наук и будет преподавать. Но, как это часто бывает в Стэнфорде, Пичаи поманила Кремниевая долина.

Получив степень магистра, он устроился на работу в Applied Materials – компанию, ставшую пионером в сфере разработки компьютерных чипов. Затем окончил Уортонскую школу бизнеса и работал консультантом в McKinsey&Co.

В Google Пичаи оказался в 2004, когда быстрорастущая компания еще считала своим самым грозным соперником Microsoft. Он оказался на передовой в войне между Google и корпорацией Билла Гейтса. C самого начала Пичаи смог продемонстрировать методичный и стратегический подход к принятию решений, который позволил ему быстро подняться сквозь ряды управленцев Google. Его назначили руководить не имевшим особой ценности с точки зрения пиара, но очень важным для развития компании проектом по разработке Google Toolbar, панели инструментов, позволявшей пользователям вводить слова для поиска прямо в строку своего браузера, вместо того чтобы идти на главную страницу Google.

Стратегический подход к работе над панелью инструментов привел к следующему крупному проекту Пичаи – браузеру Chrome. Внутри Google к этой разработке относились неоднозначно, некоторые думали, что не стоит дразнить Microsoft, чей браузер Internet Explorer доминировал на рынке. Пичаи убеждал, что Google может выпустить браузер, который будет работать лучше, и что если этого не сделать, можно потерять значительную часть доходов от поиска, потому что Microsoft, как многие опасались, может настроить Explorer так, чтобы затруднить пользователям доступ к Google. С небольшой командой Пичаи, который в то время работал под началом Мариссы Майер, ныне возглавляющей Yahoo, без особого шума занялся разработкой продукта. Компания тщательно готовилась к запуску Google Chrome в 2008, но блогер из Германии, заполучивший материалы для прессы, опубликовал новости до официальной презентации. Несмотря на это, браузер ждал крупный успех. Chrome оказался лучше по дизайну и быстрее, чем любой из подобных продуктов на рынке. Даже когда конкуренты активизировались, команде Пичаи без труда удалось удерживать лидерство. К 2012 Chrome стал самым популярным браузером для персональных компьютеров, а благодаря росту Android сейчас является самым популярным и для мобильных устройств.

Невероятная победа Chrome создала Пичаи репутацию волшебника технологических новинок. И хотя у него не было опыта запуска стартапов, его стали считать успешным предпринимателем. Карьерный рост в Google ускорился до головокружительных скоростей.

- В Google ценят своего рода профессорский подход, и у Сундара как раз такой стиль общения, – говорит один из бывших руководителей компании. – Но многие недооценивают, насколько глубоки его технические знания и умение управлять бизнесом. Он действительно отлично в этом разбирается.

Пичаи передавали все больше и больше проектов, а его потенциальные соперники на пути к посту генерального директора теряли свое влияние. Майер, его бывшую начальницу, стали задвигать, и она ушла в Yahoo. В 2013 создателя платформы Android Энди Рубина отстранили от руководства проектом и передали это крупное направление Пичаи, который на тот момент занимался разработкой операционной системы и серии ноутбуков, работающих на Chrome. Годом позже Вику Гандотре, старшему руководителю, возглавлявшему Google+, дорогостоящую и неудачную попытку Google пробиться в социальные сети, тоже пришлось уйти. На фоне всех этих потрясений Пичаи был непотопляем. У него была репутация руководителя, умеющего работать с командами, и Пейдж стал ему доверять.

- Сундар принимал сложные решения, но вокруг них не было лишней суеты, – говорит один из бывших руководителей Google. – Людям нравилось, что в его проектах не было драматичности, а все детали были продуманы. Он помог сплотить компанию.

Прошлой весной на конференции для руководства Google Пичаи попросили представить свое видение того, как приложения будут меняться в мире, где у каждого пользователя есть множество устройств. Когда он завершил презентацию, то, по словам очевидцев, улыбающийся Пейдж подошел к нему и сказал, что он сам не смог бы нарисовать более ясную картину будущего.

- У них действительно похожие взгляды на то, что нас всех ждет, – говорит бывший сотрудник Google. Через несколько месяцев после той встречи, когда Пейдж реорганизовал Google в холдинговую компанию под названием Alphabet, он назначил Пичаи генеральным директором Google, на который приходится 99% дохода Alphabet и вся прибыль холдинга.

Мозговой центр, из которого Пичаи намеревается вести Google в мир искусственного интеллекта, находится в непримечательном двухэтажном здании через дорогу от штаб-квартиры Googleplex в Маунтин-Вью, штат Калифорния. Именно там особая команда разработчиков с подходящим названием Google Brain («Гугл-мозг»), трудится над созданием интеллектуальных систем, с помощью которых Google и его продукты войдут в будущее.

Группа Google Brain была создана примерно четыре года тому назад для проведения исследований и экспериментов с программными технологиями в сфере искусственного интеллекта, включая глубокое обучение и нейронные сети. Программисты разработали эти технологии много лет тому назад, но никогда толком не тестировали, потому что для их работы нужны были огромные вычислительные мощности. У Google такие возможности есть, поэтому компания собрала команду лучших экспертов по искусственному интеллекту под началом одного из лидеров в сфере крупномасштабных вычислений, инженера Джеффа Дина. Они начали с того, чтобы попытаться обучить системы распознавать изображения, и сразу получили обнадеживающие результаты, которые значительно превосходили существовавшие на тот момент методы Google. В прошлом году вышло приложение Google Photos, которое сделало новые алгоритмы распознавания изображений доступными для широкого круга пользователей. Технических экспертов восхитила способность сервиса распознавать и искать изображения, а затем автоматически организовывать их. Вы можете найти и отфильтровать изображения людей, животных или обнимающихся пар. Несмотря на интенсивную конкуренцию, у Google Photos уже 200 млн пользователей. Для Пичаи это классический пример того, как искусственный интеллект поможет Google одержать победу.

- Разве люди не пользовались до нас другими продуктами? – задается он вопросом. – Конечно, пользовались. Но разве они не стали переходить на Google Photos и рекомендовать своим друзьям? Еще как!

То, что сработало для распознавания изображений, оказалось применимо и к распознаванию голоса, переводу и подобным задачам. Когда системы Дина были обучены распознавать речь, то точность оказалась намного выше, чем у существовавших аналогов. Это значит, что запрос «Окей, Гугл» будет намного лучше работать на телефонах Android. Это также означает, что Google лучше, чем другие системы, поймет кого-то вроде Пичаи, с его мелодичным акцентом, или правильно интерпретирует то, что сказано в шумном баре. Система также сможет распознавать более 55 языков.

По той же схеме, по которой работают технологии, используемые для распознавания изображений в Google Photo, считываются дорожные указатели в режиме Street View, а в Project Sunroof определяется, на каких крышах можно устанавливать солнечные батареи. В рамках небольшого экспериментального проекта Google также использует эти технологии для диагностирования диабетической ретинопатии – болезни, которая может привести к слепоте.

- Это довольно серьезный сдвиг. В компании говорят, что у нас появились новые способности для решения целого ряда задач через программы именно таким образом, – говорит Дин, имея в виду новые технологии искусственного интеллекта.

Исследование с участием нескольких экспертов превратилось в проект, где заняты, возможно, несколько сотен человек (Дин отказывается называть точное количество сотрудников). Они разрабатывают алгоритмы, компьютерные системы, а в последнее время и собственные чипы Google, специально созданные для работы с ИИ-системами. Программные инструменты Google Brain известны под именем Tensor Flow, а чипы – Tensor Processing Units. Сейчас у Google более 2000 проектов, использующих разработки Google Brain для улучшения целого ряда продуктов. Команда Дина проводит специальные презентации по машинному обучению, а тысячи инженеров Google прошли внутренние тренинги, некоторые из которых длятся до нескольких недель. «Из исследовательского проекта это превратилось в одно из основных направлений инженерных разработок компании», – говорит Джон Джаннандреа, эксперт по ИИ, которого Пичаи назначил руководителем всех поисковых продуктов компании.

Чтобы понять, каким потенциалом обладает машинное обучение для нового поколения продуктов, которые изменят образ жизни людей, можно начать с Allo. Этот мессенджер выйдет на рынок только к концу лета. Несмотря на то что рынок приложений для телекоммуникаций уже развит и насыщен, Пичаи уверен, что, как и в случае с Photos (и с браузером Chrome), несколько новых свойств помогут новому мессенджеру обрести большую аудиторию. Одно из таких свойств – Smart Reply, автоматически предлагающее три готовых ответа на сообщение, в зависимости от его содержания. Google разработал Smart Reply менее чем за год и сначала опробовал его в Inbox, приложении электронной почты для телефонов. Программа позволяет пользователю на ходу выбрать один из ответов и ответить одним касанием. В случае с Allo компания пошла дальше, включив в Smart Reply функцию распознавания изображений, чтобы приложение могло предлагать ответ на фото, высланные вам через мессенджер. Пошлите своему другу фотографию себя, прыгающего с парашютом, и Allo может предложить такие варианты ответов, как «классно», «сильно» или «страшно». Пошлите фотографию ребенка или котенка, и мессенджер предложит вам ответить: «Какой милый». В переписку в Allo может включиться и Google-ассистент, который поможет вам забронировать ресторан или спланировать маршрут.

Конкуренты Google тоже рвутся в мир искусственного интеллекта. У Microsoft есть схожая с Google Brain инициатива, предусматривающая обучение машин при создании нескольких продуктов. CEO компании Сатья Наделла недавно презентовал разговорные боты, встроенные в виртуальный ассистент Cortana. Марк Цукерберг собрал сотни ИИ-исследователей, которые смогли добиться впечатляющих результатов в распознавании изображений и речи. Facebook также запустил боты, встроенные в Messenger. У Джеффа Безоса из Amazon более 1000 человек работают над линейкой продуктов, связанных с Alexa, интерфейсом умных колонок Echo. Apple занимается тем, чтобы расширить возможности Siri, и собирается в ближайшее время открыть этого виртуального ассистента для внешних разработчиков.

Пичаи уверен, что Google продвинулся дальше конкурентов. Он упоминает программу для игры в го Alpha Go, которая недавно выиграла матч у лучшего игрока в мире. Пичаи считает, что эту программу можно будет использовать для решения более практических задач. Это именно те инвестиции, которые помогут Google оставаться впереди.

- Когда вы смотрите на машинное обучение – это то, что вы можете делать уже сейчас и станет возможным через два-три года. А на какие-то более глубинные вещи потребуется время, – говорит Пичаи. Сторонние наблюдатели вроде Йоффи, профессора Гарвардского университета, признают, что Google находится в выгодном положении, чтобы возглавить переход к миру искусственного интеллекта.

- Сундар активизируется именно в тех категориях, у которых наибольший потенциал, и принимает много хороших решений, – говорит Йоффи. Правда, затем добавляет: – Но при этом он еще не прошел этап тестирования.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12064 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 августа родились
Улес Нысанбек
заместитель директора Института философии, политологии и религиоведения МОН РК
Жанна Гислер
первый заместитель генерального директора по стратегическому развитию и инвестиционному планированию АО «АРЭК»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить