Чего ждут от перехода на «цифру» предприятия Казахстана

Темпы технологических перемен в производственном секторе растут не по дням, а по часам

Фото: архив пресс-службы

Прорывные технологии – интернет вещей, искусственный интеллект и блокчейн – открывают новые возможности и бросают вызовы. Еще несколько лет назад эксперты исследовательской компании IDC озвучили прогноз, согласно которому к 2020 году число устройств, подключенных к интернету, достигнет 50 млрд. До этого момента осталось не так много времени, но единого мнения о том, какими окажутся последствия цифровой революции и массовой подключенности, нет по сей день.

Вопрос это оказался и в центре дискуссий международного форума «Цифровая повестка в эпоху глобализации», который состоялся в Алматы в рамках заседания Евразийского межправительственного совета с участием глав правительств стран ЕАЭС. В одном собравшиеся сошлись безоговорочно: развитие информационного общества – это дорогостоящая инициатива, требующая к тому же радикальной модернизации телекоммуникационной инфраструктуры в соответствии с растущими пользовательскими запросами. Развитие и рост проникновения технологии 5G, которая должна радикально изменить возможности и позволить контролировать объекты, находящиеся на расстоянии тысяч километров, например, рано или поздно заставит задуматься, есть ли смысл вкладываться в проводной интернет, в дорогостоящие проекты по видеонаблюдению. Планируя строительство цифровой инфраструктуры, бизнес и государство уже сегодня должны думать о том, чтобы сделать эти затраты максимально эффективными.

В эпоху, когда данные становятся одним из самых востребованных ресурсов, считает главный технический офицер DellEMC Найджел Моултон, критически важными объектами национальной инфраструктуры становятся дата-центры, а потому при их строительстве следует учитывать несколько нюансов, которые часто упускаются из виду.

- Дата-центры требуют огромного количества энергии, и такие гиганты, как Google и Microsoft, стараются строить их ближе к воде, чтобы использовать относительно дешёвую электроэнергию. С другой стороны, дата-центры генерируют огромное количество тепла, и, построив их рядом с источником воды, получаешь возможность использовать её для охлаждения оборудования. Ещё один аспект связан с необходимостью быстрого и безопасного перемещения данных из дата-центра к потребителю и обратно, – отметил эксперт.

Недостатка в прогнозах, какие выгоды получит от внедрения цифровых решений экономика, нет. Скажем, эффект от мероприятий, которые планируется осуществить в рамках госпрограммы «Цифровой Казахстан», к 2025 позволит создать добавочную стоимость на 1,7–2,2 трлн тенге, а совокупный эффект от реализации процессов цифровизации обеспечит в период с 2018 по 2022 создание 300 тыс. рабочих мест, а также до 30% прироста ВВП с 2025. Что касается прогнозов для промышленного сектора, то ожидается, что только в металлургической промышленности 65% крупных предприятий внедрят технологии индустрии 4.0 к 2025, а в целом за 2018–2025 эффект от внедрения данных технологий составит 140–200 млрд тенге.

Но прежде чем считать доходы, следует подумать о затратах, замечают эксперты. Строительство новых дата-центров, развитие сети 5G, техническое перевооружение различных областей экономики, привлечение специалистов, способных дать консультации относительно реализации цифровых решений, требуют серьёзных инвестиций. Между тем одно из ключевых противоречий, характерных для развивающихся рынков, заключается в том, что при всех преимуществах, которые страны и компании могут получить в будущем, к переходу на «цифру» они зачастую не готовы.

Министр по инвестициям и развитию РК Женис Касымбек признал, что в Казахстане о более или менее успешном процессе внедрения автоматизированных решений пока можно говорить применительно к очень небольшому числу предприятий. Исследование, в рамках которого проведено анкетирование 600 игроков промышленного сектора, показало, что примерно 80% предприятий обрабатывающей и 60% добывающей отрасли находятся на уровне полуавтоматизированных операций либо в зачаточном состоянии. Минимальные затраты, связанные с техническим перевооружением, по словам Касымбека, оцениваются в $5 млн, и многие компании просто не могут позволить себе такие расходы.

Одним из игроков, который в рамках программы модернизации в ближайшие пять лет планирует направить на проекты с цифровым содержанием около $2 млрд, является «Евразийская группа». IT-решения на ее предприятиях уже используются при разработке месторождений, карьеров: компьютер управляет процессом добычи, определяет, какая техника требуется на конкретных участках и операциях, как быстрее и эффективнее отработать тот или иной участок. По оценкам представителей группы, в итоге на некоторых участках производительность труда увеличилась на 40%.

Зарубежные эксперты считают: у тех, кто не хочет окончательно отстать, времени на то, чтобы нагнать упущенное, не так много. Сфера цифровых технологий, в том числе в производственном секторе, меняется очень быстро, качественно новые решения появляются буквально каждые два месяца, и строить планы, чтобы успеть адаптироваться к гонке цифровых вооружений, следует с расчетом не на годы вперед, а ориентируясь на более короткие сроки. Об этом говорят и представители компаний, работающие с зарубежными партнерами. Чтобы комфортно чувствовать себя на внешнем рынке, не остается иного выбора, кроме внедрения высокотехнологичных решений, потому что потребители диктуют условия.

Так, генеральный директор ТОО «Казцинк» Александр Хмелев считает, что сегодня акцент надо делать на принципиально иных вещах, чем несколько лет назад:

- Мы прошли первичные этапы цифровизации, начиная с построения трехмерных моделей, первичной автоматизации рудников, карьеров, фабрик и заводов. Сегодня мы генерируем 350 млн единичных данных в сутки. Просто осмыслить эти данные, получить отдачу от них вручную невозможно. Вместе с тем пришлось столкнуться с проблемой эффективности преобразований. Оптимизация на отдельном участке не всегда дает адекватный экономический результат, и для вертикально интегрированной компании, как наша, это важный момент. Если мы сможем чуть лучше отработать на уровне рудника и получить больше руды, это не означает, что фабрика или завод будет в состоянии переработать увеличившееся количество сырья. И, внедрив хорошее решение, мы просто заморозим деньги. К тому же разработчикам IT-решений для промышленности надо учитывать, что различные технологические нюансы, существующие в металлургии, в разных сочетаниях могут давать разные результаты.

Технологии – важный, но не единственный аспект, над которым предстоит поработать всем без исключения странам, выбравшим путь развития цифровой индустрии. С прицелом на будущее, предупреждает эксперт консалтинговой компании A.T. Kearney Серен Грабовски, нужно решать кадровый вопрос, оценивая, какие профессии перестанут существовать через считаные годы, а какие навыки и специалисты, наоборот, окажутся на волне цифровой революции.

- Когда мы говорим об автоматизации, искусственном интеллекте, новой индустрии, это не значит, что компьютеры смогут самостоятельно ставить и выполнять задачи. Но в работе некоторых подразделений, например кол-центров, роботизированные решения уже замещают персонал, на их долю приходится 30–40%, – отметил он.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3066 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
Председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить