Кунсулу Закарья: Вакцину от обезьяньей оспы мы можем сделать за полгода

Одна из разработчиков QazVac ответила на самые актуальные вопросы по эпидемиологической обстановке

Кунсулу Закарья
ФОТО: ©Виктор Магдеев
Кунсулу Закарья

Короткая беседа с генеральным директором НИИ проблем биологической безопасности состоялась во время саммита «30 under 30», организованного Forbes Kazakhstan 29 июня. На форуме чествовали молодых профессионалов из разных отраслей — участников рейтинга «30 моложе 30». В перерыве между сессиями Кунсулу Закарья ответила на несколько вопросов Forbes.kz.

F: Недавно промелькнула информация, что в Кыргызстане протестуют против строительства в Казахстане лаборатории «четвертого уровня опасности». Соседям есть чего бояться?

- Я тоже про это слышала, и меня очень удивило, что в числе противников лаборатории есть видные ученые, причем в области биологии, которые хорошо разбираются в наших вопросах. Хотела бы подчеркнуть, что эти лаборатории называются лабораториями «биологической безопасности». И когда это переводится в плоскость политики и переворачивается на 180 градусов, когда говорится, что это лаборатории «биологической опасности», для меня это непонятная ситуация.

Таких лабораторий сегодня в мире более 70: до пандемии было 63, во время пандемии страны начали активно наращивать свой потенциал. И это правильно, потому что такие лаборатории обеспечивают ученым возможность работать с неизвестными вирусами, патогенность которых не изучена, против которых нет вакцин и лекарственных средств.

Видимо, это либо информационный вброс, либо высокий уровень невежества.

F: Уже известно, где будет строиться лаборатория в Казахстане?

- Вопрос о строительстве не стоит, стоит вопрос о концепции — каким будет учреждение, из чего состоять. Такие лаборатории действуют при известных мировых клиниках, зачастую находящихся в центре города, например, при известной на весь мир клинике «Шарите». Когда в клинику поступает больной с неизвестной вирусной патологией, начинается работа по выделению патологического материала. Деятельность лаборатории биологической безопасности направлена на то, чтобы создать максимально защищенные условия для исследователя, который работает с материалом, и для населения, живущего рядом с лабораторией.

F: А можно в подобной лаборатории произвести какие-то «боевые» вирусы, чтобы использовать их в военных целях?

- В военных целях ничего сделать невозможно по той простой причине, что Казахстан является участником конвенции по недопущению использования и разработки такого вида оружия (Конвенция о запрещении бактериологического, биологического и токсинного оружия - F). Мы ежегодно сдаем отчеты по данному виду деятельности, приезжают международные эксперты, которые проверяют исполнение Казахстаном и другими странами положений конвенции. И каких-либо инсинуаций по этой теме просто быть не может. В лаборатории работают граждане Казахстана, и работают только в мирных, научных целях.

F: Помнится, россияне требовали допустить их специалистов для «мониторинга» в наши лаборатории. Это вообще правомерно?

- Мы нисколько не против, тем более что в начале текущего года россияне здесь были, все проверили, сделали заключение и уехали.

F: Тогда тоже закроем эту тему и перейдем к более «модной» — обезьяньей оспе. У тех, кто родился до середины 70-х годов, есть прививка от натуральной оспы. Они могут заболеть обезьяньей?

- Нет, они не заболеют — у всех, кто вакцинирован, есть приобретенный пожизненный иммунитет. Но есть большой риск для тех, кто родился позже 1982 года, когда была прекращена вакцинация против этого заболевания. У них есть прямой риск.

F: Им стоит сделать прививку?

- В Казахстане вакцины нет. В мире очень мало стран, которые имеют эту вакцину, потому что в 1980-е годы было заявлено, что мир победил оспу. Если нам сейчас дадут возможность разработать эту вакцину, мы можем сделать ее в течение полугода. Возможность эта — финансовая, так как нужны реактивы, материалы и т. д. Если будет такой заказ от государства, мы его выполним.

F: Кажется, вакцину от ковида вы сделали быстрее.

- За два с половиной месяца. Но тогда мы не ждали госзаказ, а, когда началась пандемия, заблаговременно начали закупать реактивы. Сейчас у нас денег нет даже на этот закуп. У нас система финансирования — трехлетнее бюджетирование. Мы должны войти в бюджет заранее, а обезьянья оспа возникла недавно, месяц-два назад. Мы должны были подать заявку в прошлом году.

F: Ну и традиционный вопрос для последней пары лет — что там с коронавирусом?

- Волна пошла. Теперь так будет всегда. Коронавирус никогда не уйдет, он вошел в человеческую популяцию, он здесь и будет. Вирус должен стабилизироваться, а пока он только вошел в популяцию и быстро мутирует - это один из способов выживания. Поэтому крайне важно, чтобы в человеческой популяции выработался коллективный иммунитет.

F: Чем вы в институте сейчас занимаетесь?

- У нас очень много работы по разработке вакцин против особо опасных инфекций. На сегодняшний день есть более 30 заболеваний, с которыми мы работаем.

F: Какое заболевание сегодня самое опасное для казахстанцев?

- На повестке дня — коронавирус. Волна началась, пик придется на август - сентябрь. Нужно ревакцинироваться — через 6 месяцев после вакцинации получить бустерную дозу. Обязательно. Иммунитет развивается в течение 21 дня. То есть если вы сегодня вакцинировались, это не значит, что завтра у вас появился иммунитет — только после 21-го дня, плюс ещё есть зависимость от иммунного статуса, от состояния организма. Поэтому, когда придет пик, вы должны быть защищены.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
24974 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить