Страдает ли Республиканская партия амнезией?

Среди заявлений порноактрис, химического оружия в Сирии, северокорейского саммита и торговых войн затерялся вопрос сокращения налогов. В настоящее время Белый дом едва затрагивает эту тему, и многие республиканцы, на удивление, хранят молчание в отношении этого своего фирменного вопроса. С кое-как скрываемым ликованием New York Times выпустила материал под заголовком «Интерес к налоговому законодательству пропал у общественности, как и у Трампа».

Это огромная ошибка со стороны Республиканской партии. Нужно выдвигать вопросы, способные взволновать электорат, в частности, тех, кто голосовал за Трампа. Сейчас значительное количество этих людей сидят дома, о чем свидетельствуют ноябрьские выборы в Виргинии, а также специальные выборы в Конгресс в Пенсильвании, где Трамп значительно преуспел в 2016-м, однако в марте победа досталась демократам. Противники Трампа злы, и они голосуют.

Заседающих в Конгрессе республиканцев должны серьезно беспокоить опросы, показывающие, что люди преимущественно считают их неотъемлемой частью вашингтонского болота, а не его осушителями. Вместо того чтобы невнятно мямлить о возможном проведении еще одного раунда сокращения налогов, им стоит трубить о конкретных предложениях.

И не надо называть все это «налоговой реформой». Слово «реформа» ни о чем не говорит людям. Вместо этого используйте выражение «значительное сокращение налогов».

Вот что должен включать в себя этот важный пакет.

Снижение налогов на зарплату. Миллионы людей не платят подоходный налог, однако ко всем, кто получает зарплату, пристают с уплатой социального страхования и Medicare. Предложите «каникулы» – отказ от трехпроцентных пунктов минимум на пять лет. Граждане с низкими доходами увидят значительное увеличение их суммы.

Поставит ли это под угрозу систему социального страхования? Нет. Восполните возникающий дефицит из общих доходов. В любом случае резервы системы социального страхования, согласно официальной версии составляющие почти $3 трлн, – иллюзия. Там нет ни гроша, лишь пачка нерыночных долговых расписок от Министерства финансов. Другими словами, все эти триллионы были потрачены, как только были собраны.

Значительное снижение ставок подоходного налога. Принятый в прошлом году закон о налогах устранил большую часть отчислений на местные налоги и налоги штатов. Проблема в том, что документ не снизил ставки федеральных налогов, что простимулировало бы экономику путем уменьшения стоимости продуктивной деятельности, принятия риска и достижения успеха.

Уменьшение налога на прирост капитала. Это элементарно. Сокращения в этой области всегда незамедлительно увеличивают доходы и стимулируют капитало­вложения, что является ключевым фактором достижения высокого уровня жизни.

Безусловно, к этому блюду можно добавить еще несколько ингредиентов. Хватит ли республиканцам смелости и фантазии сделать что-то подобное?

Хай-тек для традиционной промышленности

Один из удивительных аспектов новых технологий – это то, как их можно применять с превосходными результатами в традиционных отраслях промышленности. Сэм Уолтон, бывший в 1960-х небольшим ретейлером в Арканзасе, блистательно использовал вычислительные машины и программы, чтобы лучше управлять товарными запасами и каналами поставок, в отличие от более крупных конкурентов. Это стало решающим фактором в становлении его как лидера розничной торговли.

Аналогичная история сегодня происходит в сельском хозяйстве, где высокие технологии радикально преобразовывают то, что мы считаем консервативной отраслью, в поистине передовую отрасль с масштабным наращиванием производительности. Даже при существующем приросте населения выпуск продуктов питания растет значительно более быстрыми темпами.

Еще более ошеломляющая трансформация имеет место в неф­тегазовой промышленности, чье геополитическое значение мы едва начинаем понимать. Не так давно нас заваливали рассказами о «пике добычи нефти» – идее, состоящей в том, что раз больше не осталось неоткрытых крупных месторождений, мир будет потреблять нефть быстрее и настанет день, когда она закончится. Считалось, что американская нефтедобыча достигла своего пика в начале 1970-х. Природный газ был настолько дорогим и дефицитным, что регулятор велел коммунальным предприятиям не сжигать его для производства электричества. А сегодня? Благодаря таким технологическим прорывам, как горизонтальное бурение и гидравлический разрыв пласта, объемы производства нефти и газа рванули вверх. США вновь экспортируют энергоносители.

Поразительно, что уровень добычи американской нефти сейчас выше, чем когда-либо. Если сложить вместе все объемы добычи нефти, газа и других нефтяных углеводородов, выйдет, что мы обгоняем и Россию, и Саудовскую Аравию, что было немыслимо десятилетие назад. Залежи пермского бассейна, расположенные преимущественно в Техасе, превышают все запасы Саудовской Аравии. Если и этого недостаточно, подумайте вот о чем: в течение следующих 10 лет США станут самым низкозатратным производителем нефти и газа на Земле.

Спрос на нефть и газ будет только расти, ведь разрастающийся средний класс в Китае, Индии, да и по всему миру покупает и использует десятки миллионов автомобилей, не говоря уже о холодильниках, стиральных машинах и прочей бытовой технике.

Признанный эксперт в вопросах энергетики Марк Миллз выразился так: «Дело не только в том, что технологии дали доступ к давно известному изобилию сланцевых запасов, которые до настоящего момента были слишком дороги для добычи, но и в том, что сейчас суть этой технологии – в трансформации. Будущее – это цифровая революция и искусственный интеллект. Результатом станет снижение планки критических издержек производства на сланцевых месторождениях».

Представьте, что следующее поколение Китая окажется чрезвычайно зависимым от американской нефти, а у Европы появится серьезная альтернатива газу из путинской России.

Простите, фанаты Bitcoin: это все еще не деньги

Удивительный факт о буме криптовалют заключается в том, что их создатели упустили из виду фундаментальный момент: деньги нежизнеспособны, если колеблются в цене, особенно с той резкостью, что присуща упомянутому инструменту. Большинство покупателей ищут легких денег, обращаясь с Bitcoin и ему подобными как с грошовыми акциями прошлого. Они забывают, что именно нестабильность выпускаемых государством денег есть одна из двух первопричин создания криптовалют (другая причина – секретность). Если бы в 2013-м вы взяли кредит на сумму $250 000 в Bitcoin, сегодня вы бы были должны банку около $18 млн.

До тех пор пока одна из этих электронных валют не привяжет себя к золоту, корзине сырьевых товаров или основных валют, они никогда не смогут заменить несовершенные, выпускаемые центральными банками деньги. Чтобы стать реальной альтернативой, криптовалютам необходимо быть удобными и простыми для использования в повседневных транзакциях. Более того, предложение не может быть искусственно ограничено. Искусственная нехватка не создает ценности в отличие от практичности и надежности. Взгляните на швейцарский франк. Предложение колоссально. Но из-за того, что его долгосрочная устойчивость была на порядок лучше любой другой валюты в мире на протяжении последних 100 лет, люди находят его чрезвычайно привлекательным.

Как считают гуру денежно-кредитных отношений Нейтан Льюис и Джон Тамни, резкие колебания Bitcoin красочно показывают, почему низкая надежность денег настолько пагубна. Неустойчивость доллара с момента нашего отказа от золотого стандарта в начале 1970-х – это замедленное воспроизведение происходящего с криптовалютами сегодня.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
575 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить