Меняющие реальность

Почему мировые звезды обращаются за визуальными эффектами к алматинской продакшен-команде Buralqy

ФОТО: © Андрей Лунин

Приходя в кинотеатр на крупный блокбастер или очередную серию супергеройского кино от Marvel, мы готовимся к тому, что большая часть экранного времени придется на каскад сложных визуальных эффектов. Естественно, никто не воссоздает с нуля одежду Железного Человека, который способен летать и выпускать ракеты из предплечий нанокостюма. За любую выдумку режиссеров и продюсеров отвечают большие команды VFX-артистов, которые зачастую рассыпаны по всему земному шару. VFX – не что иное, как визуальные эффекты. Если еще точнее, то это процесс, с помощью которого изображения создаются или обрабатываются вне контекста живого действия в кино- и видеопроизводстве.

В 2019 году международный исследовательский центр TechNavio провел исследование глобального рынка VFX. К тому моменту аналитики оценили этот рынок в $147 млрд. На кино приходилось 52% рынка, на ТВ – 26%, игровую индустрию – 16%, рекламу – около 6%. Если выделить Канаду и США, то суммарно они давали порядка $40 млрд. Кто бы мог подумать, что на большой карте мировых VFX-артистов присутствуют и казахстанцы. Последние четыре года команда Buralqy под предводительством новичка рейтинга «30 до 30» этого года Еламана Буралкиева создает сложные визуальные эффекты для клипов не только казахстанских, но и известных зарубежных исполнителей. Они приложили руку к визуальной составляющей работ таких знаменитостей, как Kanye West и The Weeknd. Почему наши артисты заинтересовали Запад?

Принцип домино

26-летний Еламан Буралкиев родился в Алматы в простой рабочей семье. Его родители родом из южноказахстанской глубинки, познакомились в Алма-Ате, когда мама приехала на учебу, а отцу дали квартиру после возвращения с войны в Афганистане. Увлечение и любовь к видео пришли к Еламану еще в детстве: в восемь лет к нему в руки попала на тот момент популярная VHS-камера. Снимал Еламан что попадалось на глаза, а монтировал без компьютера, там же, в видеокамере.

Постепенно от съемок повседневной жизни Еламан перешел к композиционной съемке, если так можно назвать задумки юного режиссера. Он вспоминает, как раскладывал по всему дому кассеты VHS и снимал, как они, словно кости домино, валятся друг на друга, создавая эффектную цепочку падений. «Еще в те детские моменты я понимал, что когда-нибудь свяжу свою жизнь с видео», – утверждает Еламан.

Учился парень в 159-й гимназии имени Ыбырая Алтынсарина, в центре Алматы. Учился средне, признается он, но успеваемость всегда была на твердую четверку. Одним из главных увлечений школьной поры для школьника стало рисование. «Рисовал я все годы учебы в школе, наверное, это и до сих пор мне помогает в нынешней деятельности», – добавляет он. В 2013 году, после окончания школы, Еламан поступил в КазНУ имени Аль-Фараби на специальность «логистика», думая, что диплом поможет обеспечить ему стабильную работу и более или менее прозрачные перспективы в будущем.

Однако уже спустя год учебы, на втором курсе университета, Еламан понял, что, хотя логистика в перспективе и сможет приносить хорошую прибыль, интересной составляющей в профессии мало. По крайней мере, сам Еламан перестал себя видеть в этой сфере. Увлечение монтажом видео никуда не исчезло, он занимался этим всегда, однако в качестве хобби. «Вообще, настоящему монтажу в компьютере я научился просто потому, что другу нужно было смонтировать видео, как он катался на велосипеде», – смеется он.

Именно увлечение подтолкнуло молодого студента зайти на сайт по трудоустройству и искать подходящую вакансию. «Друг однажды сказал, что монтировать видео для клиентов может быть прибыльно», – объясняет свое решение он. Так, среди сотен вакансий Еламан нашел нужную: небольшая алматинская компания как раз подыскивала нового motion-дизайнера и монтажера в одном лице. «Зарплата в 80 тысяч тенге показалась мне хорошей на тот момент, учитывая, что я был студентом. При этом на самом деле я откликнулся на вакансию, не зная о motion-дизайне практически ничего», – смеется он.

Еламан в основном выполнял заказы для бизнеса, набивал руку и оттачивал мастерство. «Однажды я получил в работу ролик от одного из начинающих инфобизнесменов, задача была – создать сложную анимацию и визуальные эффекты. Я взялся, но не совсем понимал, как это реализовать. Пришлось учиться самому, опираясь на гайд-видео в YouTube, в приложении Adobe After Effects. В итоге заказ я выполнил, выслал клиенту, однако ему, видимо, не понравилось, он даже не ответил. Я же в тот момент, наоборот, понял, что именно это направление в производстве видео приносит мне максимальное удовольствие», – рассказывает Буралкиев.

Довериться процессу

В 2017 году Еламан вместе со своим школьным другом Алмасом Кожагелдиевым собрались открыть свою компанию Buralqy – пока неофициально. Изначально ребята выполняли коммерческие заказы. Еламан на тот момент был уже продвинутым артистом, создающим визуальные эффекты для видео, а Алмас только начинал свою деятельность в индустрии. «На самом деле я очень хотел, чтобы он меня научил. Практически набивался в друзья, чтобы работать вместе и получить ценный опыт», – с улыбкой признается Алмас. Спустя три месяца к команде присоединился Аллан Амиркулов. В конце 2018 года ребята решили официально зарегистрировать компанию.

ФОТО: © Андрей Лунин

Первой по-настоящему большой работой стал вышедший в 2019 году дебютный клип участника рейтинга «30 до 30» алматинского музыканта M’Dee на песню «Карусель». Клип акцентирует внимание на двух влюбленных и их плавных движениях в пространстве. В воздухе витают и кружатся бабочки как символ искренней любви. Клип был срежиссирован самим Еламаном, также они вместе с Алмасом занимались визуальными эффектами. «Обычно такие клипы снимают 20 человек, в моей команде тогда было всего семь сотрудников, я был и режиссером и администратором», – объясняет Еламан. Сегодня клип посмотрели более 500 тыс. человек, и комментаторы в основном отмечают профессиональную работу над эффектами в видео.

В том же году Еламан познакомился с еще одними участниками рейтинга «30 до 30» – коллективом «Ирина Кайратовна» и режиссером Куанышем Бейсековым. «Мы делали визуальные эффекты для выпусков их скетч-шоу, а также для музыкальных клипов», – поясняет артист. К примеру, в первой половине 2019 года Еламан вместе с ребятами делали визуальные эффекты для клипа «Sub Zero», «Ne Angime?». «Тогда я ощутил, что в целом получается у нас неплохо, моментами даже хорошо», – с гордостью вспоминает он. После этого в казахстанской творческой тусовке Еламана и команду Buralqy начали узнавать чаще. Летом 2019 года Еламан познакомился с основателем музыкального лейбла Ozen Айзатуллой Хуссейном, а уже в августе 2019 года они вместе с Еламаном сделали клип на песню павлодарского рэпера Truwer «Медали». «Перед нами стояла задача сделать Truwer натурально выглядевшую большую дыру в ладони. Было непросто, но мы справились», – сказал он.

Ребята прогрессировали в мастерстве, а в ходе бурных вечерних обсуждений в небольшом офисе рождались новые творческие идеи. В конце 2019 года Еламан познакомился с известным режиссером ­Айсултаном Сеитовым, а в 2020 году команда Buralqy приступила к одному из сложнейших проектов – работе над концептуальным фильмом-клипом казахстанского рэпера Масло Черного Тмина – Kenshii.

«Фильм состоял из трех частей. Это тяжелая концептуальная работа, которую Айсултан снимал на пленку. Задачу поставили трудновыполнимую: камера висела на штативе и крутилась вокруг своей оси вверх и вниз. И в какой-то момент весь кадр заполнялся этим штативом. Нам нужно было его убрать, то есть сделать так, будто в кадре ничего нет. При этом штатив крутил человек, то есть было физическое движение с непостоянной скоростью. Поэтому мы бились долгие дни и ломали голову, нам пришлось чуть ли не с помощью анимации каждый кадр выравнивать по скорости. Я считаю, что проделанная нами работа ничем не легче того, что делают на Западе», – с энтузиазмом рассказывает Еламан.

Оценив креативность и производительность команды Buralqy, Айсултан Сеитов обратился к ребятам снова для работы над клипами известных американских исполнителей Joji и рэп-коллектива Migos. «К примеру, в клипе Joji «Run» мы делали бесконечный коридор, по которому бежал артист. В клипе Migos мы делали почти весь визуал: молнии и 360-градусные кадры», – рассказывает он.

Портфолио команды Buralqy с того момента начало пополняться именами известных зарубежных артистов: кого-то приводил Айсултан, остальные находили команду сами. «Режиссеры – такие люди, которые всегда находятся в поисках чего-то нового. Нас регулярно лайкают в Instagram американские клипмейкеры, пишут режиссеры, видят наши работы и их сложность. Казахи в целом для них – абсолютно новый творческий типаж, и я говорю это вполне серьезно. Что касается конкретно нас, то мы те, в кого поверили, и после этого мы начали верить в самих себя», – объясняет Еламан.

В январе 2021 года команда Buralqy поработала с американским артистом The Weeknd над клипом Save your tears, который посмотрел почти миллиард человек. «В этом клипе мы делали летающие конфетти, а также выстрелы», – говорит Еламан. Работа настолько удовлетворила американских продюсеров и самого исполнителя, что они обратились к Buralqy снова, в августе 2021 года, и ребята сделали визуал для песни Take my breath. Клип посмотрели более 110 млн человек. «В этом клипе мы делали наркотические эффекты, была задача сделать так, будто он под наркотиками», – смеется Еламан.

Сегодня в багаже Buralqy работа с такими артистами, как Bad bunny & Rosalia, Diplo, Asap Rocky, Tanna Leone. Кроме того, команда приложила руку к визуальным эффектам на онлайн-презентации альбома Donda культового артиста Kanye West. «Мы работали с таким количеством артистов, что всех сразу и не вспомнишь», – рассказывает Буралкиев.

Семь самураев

Наш разговор проходил в просторном офисе в верхней части Алматы. Коллектив Buralqy делит помещение площадью около 150 кв. м с местной IT-компанией Infinity Studios. В офисах установлено большое количество компьютерной техники, но это не мешает ощущать по-настоящему творческую атмосферу. Ребята с азартом вспоминали о работе над каждым клипом с настоящим аппетитом. Сегодня в команде Buralqy семь человек: Алмас Кожагелдиев – Lead 3D-артист, Санай Умирзак – Houdini-артист, Аллан Амиркулов – Nuke Composer, Дулат Рахымжан – Blender 3D-артист, Султан Сундетов – Blender 3D-артист, Арлан Акылбай – концепт-дизайнер. Ну и сам Еламан – человек, который утверждает работу и отвечает за композицию. Чтобы объяснить, в чем заключается задача каждого, придется погружаться в самые азы монтирования видео и создания визуальных эффектов.

«Проще сказать, что каждый занимается тем, в чем он хорош. К примеру, Алмас – гуру в вопросах 3D-моделирования. Он, словно математик, может детально сконструировать предметы, а уже мы должны привнести в это творчество, изюминку. Концепт-дизайнеры же – люди, которые сначала все видят и представляют на бумаге, а потом выносят в цифровую реальность», – с третьего раза объясняет Еламан.

Ежемесячно, по словам Еламана, команда работает как минимум над пятью проектами среднего объема, в основном для американских или других зарубежных артистов. Ценник у Buralqy высокий, поскольку с 2018 года они росли ежегодно в 2 раза. В среднем цена одной работы может достигать почти $25 тыс., но все зависит от объема. По словам Еламана, в месяц компания зарабатывает более 20 млн тенге. «Здесь мы достигли потолка, на этом рынке уж точно», – говорит он. При этом на горизонте уже серьезно мелькает цифровая жизнь: метавселенные и NFT, где навыки ребят из команды Еламана будут крайне востребованы. «Уже сейчас у нас есть в работе подобные заказы, и с каждым месяцем их будет все больше», – прогнозирует он.

При этом Еламан не совсем удовлетворен текущей деятельностью. Не потому, что могут зарабатывать больше, но потому, что не хватает рук. «Сейчас мы, по сути, обрабатываем задумки и фантазии режиссеров и продюсеров. Но я же знаю, что мы созрели для собственного проекта, где мы будем сами себе режиссерами. Создадим свой большой мир, сделаем значимый сериал на казахском языке для казахстанской аудитории. Нас признали, потому что мы работали с западными артистами. Теперь мы хотим другого признания, сделав существенный проект для нашего рынка. Но наши идеи разбиваются о финансовый вопрос. Одна серия нашего будущего сериала обойдется как минимум в 35 млн тенге. Серий запланировано 10. Главное, чтобы инвесторы откликнулись, и тогда мы сможем создать что-то, сравнимое с известным проектом Netflix «Любовь, Смерть и Роботы», – с уверенностью говорит он.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
673 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Почему Байтасов хочет стать акимом Алматы Смотреть на Youtube