Omicron и новые лекарства от коронавируса: что будет дальше с пандемией?

Мир взволнован новым вариантом коронавируса родом из Южной Африки, получившим название Omicron. Некоторые считают, что он может оказаться заразнее и агрессивнее дельта-варианта

Алмаз Шарман
ФОТО: личный архив
Алмаз Шарман

Omicron обнаружили в Израиле и ряде европейских стран. В мире начинают закрывать воздушные ворота, чтобы не допустить распространения нового варианта. Между тем ученые успешно создают эффективные лекарства от коронавируса, которые могут кардинально изменить ситуацию. Об этом Forbes.kz попросил рассказать Алмаза Шармана - профессора медицины, члена Американской ассоциации здравоохранения.

F: Вы сейчас находитесь в Нью-Йорке, где на днях объявили чрезвычайное положение. Что там происходит?

- Речь идет о прекращении авиасообщения Соединенных Штатов с 8 странами южной Африки, откуда, как считается, исходит основная угроза распространения нового мутанта. Однако, по моим ощущениям, ничего экстраординарного здесь не происходит. На улицах праздничная атмосфера: после Дня благодарения многие начали готовиться к Рождеству. Отмечу, что почти 90% взрослого населения Нью-Йорка провакцинировано от коронавируса. Безусловно, Omicron вызывает серьезную обеспокоенность, и всех волнует будущее развитие событий с пандемией.

F: Что больше всего напугало в новом варианте коронавируса? Ведь мутации у него и раньше происходили. Каково будет поведение Omicron?

- Количество мутаций у варианта Omicron беспрецедентно - 50, из них 32 в спайковом белке, с помощью которого он прикрепляется к клеткам человека и против которого в основном направлены вакцины. Медиков больше всего беспокоит его потенциальная способность избегать иммунной защиты, сформированной в результате болезни или благодаря вакцинации. Но это пока предположения ученых, которые могут не совпадать с реальностью.

Я прогнозирую три вероятных сценария развития событий.

Первый сценарий: коронавирус выработает определенную устойчивость к вакцинам, однако за счет потери болезнетворных свойств. Это может произойти из-за того, что изменения шиповидного белка коронавируса в результате мутаций позволят ему ускользать от антител. Однако произойдет это ценой потери его способности прикрепляться к мишеням и, соответственно, заражать клетки человека.

Подобное наблюдалось и раньше - с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), который сумел выработать устойчивость к противовирусному лекарству «Ламивудин», потеряв при этом свои болезнетворные свойства. В принципе, нечто подобное мы наблюдали и с нынешним коронавирусом – с его бета- (южноафриканским) и гамма- (бразильским) вариантами. Ускользая от вакцин, они в определенной степени потеряли способность заражать людей и поэтому были вытеснены более жизнеспособным дельта-вариантом.

Второй сценарий: мутации приведут к тому, что коронавирусы выработают устойчивость к вакцинам, одновременно становясь более заразными. Именно этим отличается «дельта», и не исключено, что Omicron может оказаться еще более заразным и вакциноустойчивым.

Третий сценарий: Omicron может стать агрессивным с летальностью до 30%, подобным тем, которые вызывали эпидемии коронавирусов SARS и MERS, бушевавших в Восточной Азии в 2003 и 2012 годах. С ними удалось справиться благодаря хорошо скоординированным противоэпидемическим мерам, а также активной вовлеченности граждан, чрезвычайно напуганных агрессивностью указанных штаммов коронавирусов.

F: Какой из сценариев является наиболее реалистичным и чего следует опасаться?

- Надеюсь все пойдет по первому сценарию. Это, с моей точки зрения, отражало бы логику эволюции вируса. Надо следить за данными по заразности и вирулентности. Пока информации недостаточно. Прошлый южноафриканский вариант коронавируса также имел с десяток мутаций и был способен в некоторой степени избегать иммунной защиты. Но потом он куда-то исчез.

В случае развития агрессивного сценария с высокой заболеваемостью и смертностью вряд ли придется уговаривать граждан носить маски, а также убеждать в необходимости вакцинации. Они сами будут этого требовать. Однако следует помнить, что, как паразитам, вирусам невыгодно убивать своего хозяина, то есть организм человека, в котором они размножаются. К тому же в арсенале у медиков помимо эффективных вакцин стали появляться новые лекарства для лечения коронавирусной инфекции.

F: Расскажите подробнее: что было и что сейчас имеется в арсенале борьбы с COVID-19?

- Лишь весной прошлого года ситуация была весьма плачевной: заболевшим в основном оказывалась лишь поддержка кислородом и их клали на живот, чтобы хоть немного облегчить дыхание. Вначале многие пытались лечить болезнь антибиотиками и лекарствами от малярии и СПИДа, которые оказались бесполезными.

Однако позже пришло осознание того, что COVID-19 - это не просто респираторная проблема, а вирусное заболевание, в основе которого системное воспаление и множественные поражения сосудов не только легких, но и других жизненно важных органов с образованием огромного числа мелких тромбов – сгустков крови. Было решено бороться с воспалением с помощью дексаметазона и налаживать свертываемость крови с помощью антикоагулянтов – лекарств, разжижающих кровь. Это позволило на 30% уменьшить смертность от COVID-19.

В нынешнем году стали доступными долгожданные высокоэффективные вакцины. Однако даже они полностью не оправдали надежд, в связи с постепенным ослаблением иммунной защиты.

Пару месяцев назад фармацевтический гигант Merck объявил о создании нового лекарства Molnupiravir, призванного уничтожать коронавирусы еще до того, как они начнут оказывать серьезные нарушения у больных с COVID-19. Как оказалось, этот препарат лишь на 30% уменьшает риски тяжелого течения и смертности от COVID.

Чуть позже компания Pfizer анонсировала создание более эффективного лекарства от COVID-19, которое будет выпускаться под брендом Paxlovid. Оно почти на 90% снижает риски госпитализации и смертности, если принимается в течение 3 дней от начала появления симптомов коронавирусной инфекции.

F: Как действуют эти новые лекарства и в чем их отличия?

- Механизм действия Molnupiravir связан с нарушением механизма размножения (репликации) коронавируса. Лекарство вмешивается в этот процесс, вызывая путаницу в генетическом коде коронавируса, который теряет способность его считывать. Это можно сравнить с удалением букв «а» из названия города Алматы, которое в результате становится невозможным произнести. Такое вмешательство парализует коронавирус, теряющий способность к воспроизведению.

Paxlovid подавляет вирус путем вмешательства в процесс синтеза вирусного белка. Точнее, он препятствует тому, как фермент протеаза разрезает вирусные молекулы на фрагменты, называемые пептидами, важные для синтеза полноценного вирусного белка.  Говоря образно, Paxlovid как бы затупляет молекулярную пилу, которая призвана разрезать молекулу на фрагменты, жизненно важные для выживания вируса.

Обладая разными механизмами действия, Paxlovid и Molnupiravir могут использоваться в комбинации. Такой подход принято называть противовирусным коктейлем, и он хорошо зарекомендовал себя в лечении СПИДа.  Исключительно важным является прием указанных лекарств на ранней стадии коронавирусной инфекции – в течение первых 3–5 дней с момента появления первых симптомов.

F: Как скоро будет налажено массовое производство указанных лекарств и насколько они будут доступными?

- Merck уже наладил производство на 17 своих фармацевтических заводах в 8 странах. Уже к концу нынешнего года планируется выпускать Molnupiravir в количествах, достаточных для 10 миллионов курсов лечения COVID-19. В 2022 году планируется удвоить производственные мощности. Ожидаемые доходы от такой эскалации будут составлять от $5 до $7 млрд.

Компания Pfizer установила стоимость препарата Paxlovid в сумме $700 за курс лечения в Соединенных Штатах. Однако для развивающихся стран компания планирует заключать лицензионные соглашения, которые позволят снизить стоимость курса лечения лишь до $20.

F: Как вам в будущем видится индивидуальная защита от коронавирусной инфекции?

- В идеале нам нужны надежные и высокоэффективные вакцины. Однако в условиях перманентных мутаций неизбежно развитие устойчивости коронавирусов к иммунной защите, формирующейся в результате болезни или благодаря вакцинации. Поэтому придется репрограммировать вакцины, таргетируя их против новых мутантов.  Технология матричной РНК позволяет делать это без особых затруднений.

В биологической войне против COVID-19, помимо оборонительных средств в виде эффективных вакцин, нужен широкий арсенал интеллектуальных орудий. Разработанные недавно лекарства Paxlovid и Molnupiravir можно описать в виде диверсантов, вносящих сумятицу в стане биологического врага.

То, как их применять, мне видится следующим образом. Представим себе, что в понедельник вы почувствовали недомогание, но не придали этому особого значения. Во вторник вы просыпаетесь с головной болью, и после обеда повышается температура. Вы проводите экспресс-тестирование, которое подтверждает COVID-19. Имея в арсенале комбинацию Paxlovid и Molnupiravir, можно тут же предупредить дальнейшее развитие заболевания. Своевременно приняв эти лекарства, вы быстро восстанавливаетесь и возвращаетесь в норму.

Однако наиболее надежным и безопасным все же было бы вовремя ревакцинироваться против COVID-19. Причем скорее всего это в будущем придется делать каждые два года. Дело в том, что коронавирус мутирует наполовину реже, чем вирус гриппа, против которого требуется ежегодная вакцинация.

Все материалы по теме «Пандемия коронавируса» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11268 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Ким, Ракишев, Тасмагамбетова - в большом интервью Forbes Kazakhstan Смотреть на Youtube