Кризис — время для роста: как крупный бизнес Казахстана развивается в пандемию

Глава Aitas KZ Серик Толукпаев - об альтернативном взгляде на кризис, устойчивом развитии и работе в эпоху посткапитализма

Серик Толукпаев
ФОТО: архив пресс-службы
Серик Толукпаев

Эпидемия коронавируса стала испытанием для бизнеса. Согласно мнению экспертов, ущерб мировому богатству может составить $16 трлн. Но есть бизнесмены, которые работают вопреки всему. Для них пандемия – уникальная возможность пересмотреть подходы в работе и сделать шаги навстречу устойчивому развитию. В эксклюзивном интервью для DBK Talk учредитель холдинга Aitas KZ Серик Толукпаев рассказал о том, как одному из крупнейших производителей мяса птицы в стране удается увеличивать объёмы производства, а также запускать новые промышленные проекты во время кризиса.

Серик Кулумбекович, Макинская птицефабрика по производству мяса птицы под маркой «Кус-Вкус» введена в эксплуатацию около двух лет назад. Какие сейчас результаты достигнуты? Как на них повлиял режим ЧП?

- Первые три месяца энергетическая инфраструктура не была полностью готова. Но уже через квартал мы постепенно пошли в рост. В этом году у нас практически все показатели в пределах плана. Более того, по производству у нас планируется перевыполнение: если в плане у нас было производство 28 тысяч тонн мяса птицы в год, то реально мы уйдем за 29 тысяч тонн. Таким образом, и бюджетные, и финансовые, и производственные показатели находятся в коридоре планирования.

Что касается режима ЧП, то в части управления передвижением людей и машин со стороны правительства было много инициатив. Все разрешения мы получали вовремя, так как государственные органы понимали, что у нас продовольствие, оно необходимо в первую очередь населению. Другими словами, мы достаточно оперативно вместе с государственными органами находили пути решения таких задач, как доставка, передвижение, логистика наших товаров до потребителя.

То есть на объемы производства пандемия не слишком повлияла?

- Нет, практически не повлияла. Да, мы временно ощутили падение продаж, когда закрывались рынки, продовольственные магазины, рестораны, бары – это значительна часть наших потребителей. Тем не менее это не повод говорить, что коронавирус как-то сильно повлиял на работу Aitas KZ. Люди по-прежнему продолжают питаться. И если что-то не съедено в ресторане, то съедено дома. Поэтому в целом какого-то существенного влияния пандемия не оказала на наш бизнес, все хорошо.

Сколько рабочих мест создано на фабрике?

- На птицефабрике создано 850 рабочих мест - это тоже запланированный показатель. Средняя заработная плата по фабрике - от 215 тыс. тенге, это очень неплохо, намного выше, чем региональный показатель по Акмолинской области.

Яйца на фабрику завозятся из-за рубежа. Закрытие границ между странами как-то повлияло на цикл производства?

- Определенные проблемы были. Прежде всего связанные с тем, что на границе требовалось менять водителей, в Казахстан их не запускали. К счастью, у нас хорошие поставщики, которые сумели организовать весь процесс. Так что сейчас проблем с доставкой нет.

Однако мы столкнулись с другой проблемой - завозом иностранной рабочей силы, в частности консультантов. Для этого необходимо получать разрешение, а это достаточно непростая процедура, но мы с ней справляемся.

Также были определенные трудности с дезинфицирующими препаратами из-за резко возросшего ажиотажного спроса на них.

Каков процент выводимости яиц у вас сегодня?

- Отличным считается показатель 85%, у нас сейчас так и получается. У нас очень хорошие партнеры в Чехии, они поставляют качественное яйцо, мы довольны сотрудничеством. Но в связи с девальвацией тенге поднялась его себестоимость. Поэтому мы со следующего года планируем переходить на свое яйцо.

Это серьезный вопрос, для решения которого требуется сильный менеджмент. У компании Aitas KZ он есть, и я рад, что наши партнеры всегда ценят этот факт. В планах компании запустить большой птицеплемрепродуктор. Мы уже приобрели строящуюся фабрику в Алматинской области и сейчас ее профилируем под племенную птицу. Это будет крупнейший проект на территории Средней Азии, Центральной Азии, на территории СНГ. По нашим подсчетам, на площадях алматинского племрепродуктора планируем производить порядка 160 млн инкубационного яйца в год. Таким образом Макинская и Усть-Каменогорская птицефабрики будут обеспечены своим яйцом. Более того, в следующем году планируем двукратно увеличить мощность Усть-Каменогорской птицефабрики, это 28-29 тысяч тонн дополнительно в год. Под все это мы планируем птицеплемрепродуктор. Планируем, что Макинская птицефабрика в 2022-2023 годах вырастет еще в два раза, до 100 тысяч тонн мяса птицы в год. В Алматинской области мы на юге Казахстана построим птицефабрику еще на 200 тыс. тонн в год, рассчитанные на экспорт. Вот так выглядит наша среднесрочная стратегия.

Как вы решаете вопрос с кормом?

- В целом у нас корм местный, кроме сои - она в основном завозная. К счастью, последний год стоимость соевых кормов на историческом минимуме Но вот с нашими местными кормами складывается сложная ситуация, особенно с пшеницей: за последний год ее цена резко выросла, практически в два раза. Сейчас ее стоимость составляет 85-90 тенге за килограмм. Именно это сейчас для нас и для отрасли в целом самый главный вызов.

Какой объем внутреннего рынка ваша компания занимает сейчас?

– Сейчас мы производим 57-58 тысяч тонн мяса птицы в год, это примерно 15%. Уже в следующем году подберемся к показателю в 90 тыс. тонн - я думаю, это будет 27% рынка. Если честно, мы не сильно бежим за показателями - просто работаем. У нас есть ниша импортозамещения, которую мы хотим занять, для нас это ключевое.

Для строительства первой и второй очереди Макинской птицефабрики вы использовали кредитные средства Банка развития Казахстана. Чем привлекателен для крупного и среднего бизнеса БРК, на ваш взгляд?

- Мне кажется, что БРК больше подходит крупному бизнесу, в нем заложен очень большой потенциал. Этот институциональный банк движется туда, куда сложно двигаться рыночным. В БРК сложные, долгосрочные проекты, требующие длинного, серьёзного фондирования как в объемах, так и в сроках. Мне кажется, вот этим он интересен. Интересен своими требованиями, порой кажущимися очень забюрократизированными - например, такой механизм, как ФТК (финансовый технический контроль). Даже мы получили нагрузку к кредиту, но сейчас мы его применяем не только в работе с БРК, потому что это хороший механизм управления рисками, контролями. Мы его вшили в нашу систему. Хороший инструмент.

Сложно получить кредит в БРК?

- Если я скажу легко, то это будет неправда. Если я скажу сложно, то это тоже не совсем так. Вы знаете, это все-таки более консервативный банк, не совсем рыночный. Нам есть с чем сравнить. Я скажу, что БРК отличается гораздо меньшей бюрократией, гораздо больше склонен к поиску возможностей для развития компании, заработку.

В Усть-Каменогорске при вашей поддержке были построены стадион, мечеть. Какой вклад вы сейчас вносите или планируете внести в Буландынский регион, где работаете?

- Всю работу по благотворительности мы перевели на системную основу в трех регионах: это Катон-Карагайский, Уланский и Буландынский. Везде мы создали фонды. Основное их предназначение - устойчивое развитие региона. Вот, например разработанная нами стратегия для Буландынского района звучит как «Создание северного мясного кластера Казахстана». Предполагается, что мы растем не только сами, но растут сопутствующие производства, например производство пакетов, поддонов, кормовых компонентов и так далее. Мы выделяем гранты, поддерживаем бизнес, поддерживаем социальную инфраструктуру. Мы предлагаем бизнесу вместе поднимать регион. И знаете, очень интересные проекты получаются.

Мы работаем в трех направлениях: в экономике, в социальной среде и в экологии. В социальной среде, например, в этом году мы выделяем гранты на открытие медицинских услуг. В области образования, например, мы подписали недавно меморандум с Назарбаев Интеллектуальными школами и совместно в трех регионах открываем четыре школы при поддержке НИШ. Таким образом мы вводим стандарты, soft skills. Ежегодно в течение десяти лет будем выделять по 100 миллионов тенге. И в этом году эти деньги пошли на гранты. Так выглядит наш подход к социальной ответственности. Хотя мне не нравится выражение «социальная ответственность», мне больше нравится «любовь к своей стране, к народу, к семье».

Серик Кулумбекович, казахстанский бизнес сегодня переживает сложные времена. Какие у вас прогнозы по развитию экономики на фоне пандемии?

- Сейчас слишком много неопределенностей, но я все-таки думаю, что мы на пороге большого исторического разлома. По моему мнению, этот удар в виде пандемии - только вершина айсберга. Все еще впереди: изменится глобальный взгляд на потребление, что повлечет за собой стагнацию спроса или его падение. Пандемия поменяет наши привычки, и это хорошо.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3282 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
31 октября родились
Алмасадам Саткалиев
управляющий директор по управлению активами и приватизации ФНБ «Самрук-Казына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить