Казах без пантов

Почему в Казахстане на каждого жителя приходится всего 1,2 грамма лечебной продукции мараловодства в год против 100 граммов в Корее

Фото: Анатолий Устиненко

Разведением оленей и маралов для получения пантов (рога молодого марала и пятнистого оленя, используемые для приготовления лекарств), другой продукции в Восточном Казахстане занимаются долгие годы. Мараловодство для страны без преувеличения является национальным брендом. Все знают о волшебных свойствах пантовых препаратов, но многие не догадываются, что мараловодство сегодня далеко не прибыльный бизнес, очень энергоемкий, затратный, работающий скорее на перспективу.

Рога уходят за рубеж

С декабря 2016 года все мараловоды страны объединены в Республиканскую палату мараловодства (оленеводства). Это направление включили в программу приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Впервые в 2017 году были выделены субсидии на поддержку племенного поголовья маралов.

«Мы сразу почувствовали оживление отрасли, – говорит председатель палаты Нурлан Токтаров. – Новые хозяйства были созданы не только в Катон-Карагайском районе ВКО – традиционном месте выращивания маралов, но и в Акмолинской, Алматинской, Павлодарской, Карагандинской и Актюбинской областях. К примеру, ИП Тлегенова Б.Ж. закупило 150 голов маралов в Восточно-Казахстанской области и организовало хозяйство в 100 километрах от Актобе. Построили оздоровительные отделения и цех по переработке пантов».

На начало 2018 года в ВКО поголовье маралов составило 8500 голов, пятнистых оленей – 700 голов. Ежегодное производство сырых пантов –
12 500–13 800 кг, консервированных – 4700–5200 кг

Для строительства новых баз было задействовано незанятое население отдаленных сел, земельные угодья которых находятся на пересеченной горно-лесистой местности, мало приспособленной для земледелия. При этом рядом с маральниками создают оздоровительные центры, в каждом из которых заняты практически все местные жители. В результате, по словам Токтарова, в селах, которые находятся в отдалении от оживленных городов, сейчас практически нет брошенных домов. Уже организовано и оснащено оборудованием за пределами ВКО более 30 оздоровительных центров пантопроцедур. В летнее время сюда приезжают люди со всего Казахстана и стран СНГ. За три-четыре летних месяца местное население получает доход, который позволяет жить весь год.

Однако экономическая эффективность отрасли в целом остается низкой, сетует Токтаров: «Первая причина – низкие цены на панты. Рентабельность не превышает 8–10%. Если раньше цена за килограмм доходила до $1000, то сейчас мы с трудом продаем по $300. Пока основная масса алтайских пантов поставляется в Южную Корею в виде сырья. Их переработкой в республике занимаются только пять предприятий, которые изготавливают жидкий пантогематоген, бальзамы и БАДы. К слову, на территории Юго-Восточной Азии норма потребления лечебной продукции мараловодства составляет 100 граммов в год на человека. В Казахстане же на 18 миллионов жителей производится всего 15 тонн ценного лекарственного сырья, то есть по 1,2 грамма на человека в год. Это очень мало».

Фото: Анатолий Устиненко

Из-за плохой информированности товар маловостребован нашим населением. Поэтому только 10–12% произведенных пантов идет на внутренний рынок. «Хотелось бы, чтобы девизом «Наши панты – в первую очередь нашему населению» прониклось правительство страны. И продукция мараловодства направлялась для работников тяжелых производств промышленных и горнорудных предприятий, для жителей экологически неблагоприятных регионов», – мечтает Токтаров.

Вторая причина отсталости отрасли – слаборазвитая инфраструктура оздоровительных отделений, отсутствие хороших дорог. Основные проблемы – финансовая неустойчивость, обусловленная нестабильностью рынков сбыта пантового сырья, и недостаток инвестиций, поскольку главными инвесторами выступают сами оленеводческие хозяйства.

Деньги на панты

«От имени Республиканской палаты мараловодства мы обратились в правительство с просьбой о субсидировании отрасли по различным видам поддержки, – говорит Токтаров. – Первое предложение касается условий и объемов субсидий, а также повышения продуктивности и качества продукции. В частности, это ведение селекционной и племенной работы, приобретение племенного поголовья марала (оленя), разведение рогачей-рекордсменов (c весом пантов свыше 10 кг), использование искусственного осеменения, кормопроизводство. Мы уверены, что эти меры обеспечат в последующие три года увеличение производства пантов на 30% и более».

Второй вид поддержки – субсидирование строительства новых и расширения существующих маральников. Комплекс по выращиванию маралов и пятнистых оленей должен включать: загоны для содержания рогачей, маточного поголовья, молодняка и телят, изолятор, станок для срезки пантов и проведения ветеринарных мероприятий, прогон для бонитировки животных, цех консервации пантов, склад готовой продукции, морозильную камеру. Далеко не у всех существующих мараловодческих хозяйств все это есть. Кроме того, в идеале рядом с маральником должны быть пантолечебницы.

Третье – субсидии на приобретение техники и оборудования для выращивания сельскохозяйственных животных.

В целом палата просит выделить на первый этап развития в течение 2018 года 1 млрд 200 млн тенге. Ее представители утверждают, что поддержка обеспечит дополнительной работой до 350 человек местного населения, простимулирует создание оздоровительных центров гостиничного типа в живописных отдаленных местах Казахстана, привлечет инвестиции через продажу туристических путевок, позволит расширить возможности местных товаропроизводителей по оказанию дополнительных услуг населению.

Фото: Анатолий Устиненко

Дело жизни

Несмотря на многочисленные проблемы, мараловоды не унывают, ведь практически каждый из них не случайный человек в этом деле. Так, Дарига Исабаева, директор пантолечебного комплекса «Баян», родилась и выросла в Катоне, в семье мараловодов и не представляет себе жизни без этой работы. «Мы всеми силами стараемся внести свой вклад в развитие отрасли, региона, – говорит она. – Считаю, что государство должно оказывать нам поддержку в подготовке специалистов-мараловодов, высококвалифицированных ветеринаров, выделять финансы на качественную вакцинацию животных, селекционные работы. Хорошо, что сегодня мараловодство получает дополнительный доход за счет туризма. Но опять же одна из проблем – отсутствие должной инфраструктуры, в частности нужен аэропорт в Катон-Карагайском районе. Его отсутствие делает практически невозможным прием туристов после первой декады августа. Из-за плохих дорог, которые становятся в разы хуже в сезон дождей, люди не хотят к нам ехать».

Исабаева отмечает, что не следует забывать и о науке: «Пантолечение, безусловно, относится к медицине. И нам, конечно, нужны новые научные доказательства, что пантосодержащие препараты не только оздоравливают, но и лечат человека. Необходимо постоянно вести работу с Институтом питания, лабораторией по стандартам и нормам, чтобы выпускать качественную, проверенную пантовую продукцию. Несмотря на весь комплекс проблем, сдаваться мы не собираемся! Строим большие планы и надеемся на понимание со стороны властей».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1410 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
21 ноября родились
Джамбулат Сарсенов
специальный представитель генерального секретаря Энергетической хартии
Раимбек Баталов
Собственник и председатель совета директоров Raimbek Group
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить