Тенге в свободном плавании: три года спустя

Как казахстанцы чувствуют себя в новой реальности

Фото: Анатолий Устиненко/ИА Новости - Казахстан

20 августа 2015 Национальный банк изменил параметры курсовой политики. Курс доллара на уровне 250 тенге, зафиксированный в тот день после соответствующего заявления премьер-министра Карима Масимова, вызвал шок у казахстанцев. За три года свободного плавания курс тенге взлетал и падал несколько раз. Вот и в августе 2018 доллар торгуется выше отметки 360 тенге.

Обозреватель Forbes.kz поговорила с экспертами и узнала, что произошло в стране за это время. Мнения о девальвации и условиях её проведения разошлись. В одном эксперты были единодушны: возврата к прежним сытым годам нефтяного бума уже не будет.

Народ обеднел

Маргулан Сейсембай
Маргулан Сейсембай

Для бизнеса девальвация и последующая волатильность превращаются в настоящий кошмар, говорит крупный казахстанский предприниматель Маргулан Сейсембай, входящий в рейтинг «50 самых влиятельных бизнесменов» Forbes Kazakhstan. Он участвует в структурах группы венчурных фондов Asadel Group и не скрывает, что компании, в которые он инвестировал, на мировом рынке обесценились.

- Казахский народ обеднел. Упала капитализация. У казахстанских компаний прибыль и выручка тенговые. Я сам инвестирую и могу сказать на примере многих компаний: после девальвации они стоят в два раза меньше. Девальвация хороша до определённого периода при условии соблюдения курсового баланса с валютами наших основных торговых партнеров. Например, если долго держать курс, Россия будет девальвировать рубль, тогда нашим производителям и местному бизнесу очень плохо. Наш товар станет неконкурентоспособным, и мы будем поглощать российский.

Курс тенге к доллару зависит уже не от цен на нефть, а от множества факторов, говорит предприниматель. От курса рубля, который, в свою очередь, зависит от американских санкций, от торгового баланса с Китаем. В последнее время бизнесмены «оглядываются» на курс турецкой лиры, которая сильно упала.

- Наш торговый партнёр – Турция – сейчас завалит нас дешёвым товаром, и наши производители начнут падать на колени, - уверен Маргулан Сейсембай.

По словам инвестора, если мировые рынки рухнут ещё раз, Казахстан почувствует кризис гораздо сильнее, чем раньше.

- Экономика Казахстана до сих пор не диверсифицирована. Мы очень сильно неконкурентоспособны, мы в долгах. Посмотрите на график индексов NASDAQ: он в шесть раз выше, чем был в 2007 году. S&P 500 в три раза выше. Представляете, он (рынок – F) грохнется в 6-7 раз?! Следующий кризис будет гораздо сильнее, и экономическим он будет только в США. У нас правительство сразу пойдет на девальвацию тенге. Это ударит по карманам людей. А мы гибель Дениса Тена ещё не пережили…

Фиксированный курс – как сломанный градусник

Благодаря плавающему курсу мы узнали реальную ситуацию в экономике, считает экономист Алмас Чукин. Он - сторонник «свободного плавания», не раз принимал участие в экспертных заседаниях при Национальном банке.

Алмас Чукин
Алмас Чукин

- Нет ничего хуже фиксированного курса. Это всё равно, что взять термометр, поломать, поставить на 21 градус, и все время думать, что в комнате тепло, хотя в комнате климат может меняться. Я категорический противник фиксации. Какое-то сглаживание, конечно, необходимо. Бывает, на реке ставят плотину, чтобы весной лишнюю воду собрать, а потом постепенно её спускают. Вот это – эффективно. Но когда попытаются остановить плотиной реку, развернуть назад и так её всегда держать, это приведет к взрыву, как привело в 2015. Тогда накопившееся проблемы в экономике в конце концов «взорвали» попытки держать валюту на искусственном курсе, - уверен Алмас Чукин.

Сейчас, благодаря плавающему курсу и другим мерам по управлению ликвидности, которые проводил все эти годы Национальный банк, кривая доходности пришла в своё нормальное состояние, а базовая ставка Национального банка (сейчас на уровне 9%) стала реальным инструментом управления экономикой.

- Да, экономика в стране растёт не такими темпами, как хотелось бы. Но я считаю, что для существующего положения всё хорошо. Не в том плане, что вообще всё хорошо. Хорошо при той ситуации, при неэффективной системе госуправления экономикой. У нас же рынок мало влияет на государство, в основном государство решает, что нам делать, - резюмирует Алмас Чукин.

Бизнесу нужна прибыль

Жарас Ахметов
Жарас Ахметов

Плавание национальной валюты сегодня сложно назвать в полной мере свободным, полагает экономист, директор ТОО «OilGasProject» Жарас Ахметов. Нацбанк старается сглаживать резкие колебания и скачки курса.

- За три года политика свободно плавающего курса себя оправдала. Но она не была в чистом виде свободно плавающей. Национальный банк время от времени, в тех ситуациях, когда считал, что тенге может ослабнуть или сильно укрепиться, осуществлял тенговые или валютные интервенции. Абсолютной свободы плавающего курса у нас не было никогда, - подчёркивает он.

В свое время Жарас Ахметов выступал за плавную девальвацию, считая, что курс нужно отпускать постепенно, с четвертого квартала 2014.

- Резкая девальвация – шок, он отрицательно сказался на всей экономике, в том числе и на реальных доходах населения. Но если бы не было ослабления тенге, было бы тоже не очень хорошо. Была бы атака на бюджет, на золотовалютные резервы НБ, что тоже очень плачевно, - говорит он.

Курсовая политика - не самый главный фактор, определяющий уровень жизни, считает экономист. Есть ещё доступность кредитов, доступность новых технологий и тд. А вот инвесторов волатильность может отпугнуть. Также, по словам Жараса Ахметова, сейчас, в условиях слабеющего тенге, вероятно, компании будут сокращать издержки.

- Бизнесу сейчас нужна прибыль. За счёт чего её можно получить? За счёт сокращения издержек. При той ситуации на рынке труда, которая сложилась, а у нас есть отрасли с убыточными трудовыми ресурсами, – есть возможность сокращать расходы на работников. Значит, посокращают людей, - подытожил экономист.

Немножко профанация

Магбат Спанов
Магбат Спанов

Ситуация в экономике ухудшилась. Это видно по замедлению роста ВВП, по проблемам с занятостью, по значительному сокращению числа предприятий МСБ, по тому, что большое количество банков нуждаются в финансовой подпитке – так подвёл итоги трехлетнего свободного плавания доктор экономических наук, профессор Магбат Спанов.

- «Плавающий курс» – это немножко профанация. Он должен был подкрепляться льготами и ростом обрабатывающей промышленности. Этого, к сожалению, не произошло. Мы говорим о каких-то мифических вещах - ГПФИИР, «100 шагов» и т.д. Сейчас началась программа по борьбе с самозанятостью вместо эффективного решения проблем самозанятости. Любая экономическая реформа должна вести к повышению социального положения населения. К сожалению, у нас всё наоборот: мы не можем говорить, что социальное положение улучшается, - резюмировал он.

Еще один пример - несмотря на рост заработной платы, реальная покупательская способность упала в 2 раза по сравнению с 2014-2015. Иллюзий о безоблачном будущем Магбат Спанов не питает.

- Конкурентоспособность не может существовать без экономической свободы, а экономическая свобода подразумевает свободу политическую. Только когда человек свободен, он начинает творить. Население сейчас голосует ногами. Началось отрицательное сальдо миграции, причем уезжает более образованное население.

И доходы упали, и расходы увеличились

Айман Турсынкан
Айман Турсынкан

В период 2015-2017 и первом полугодии 2018 произошел самый стремительный откат по социально-экономическому развитию за все годы независимости, подводит итоги Айман Турсынкан, директор и соучредитель форсайтингового агентства EXIMAR, член экспертного совета по региональному развитию Министерства национальной экономики. Так, в рейтинге «Глобальный индекс конкурентоспособности» Всемирного экономического форума Казахстан опустился до 57 места с 42 места в 2015.

- Прогнозировавшийся НБ РК при вводе плавающего курса тенге рост экспорта обрабатывающей промышленности не произошел. В 2015 падение было к 2014 году в объёмах экспорта готовой продукции на 53% в долларовом эквиваленте, а в 2017 к 2014 году - 63,4%. Упрощение экспортной корзины достигло катастрофически низкого уровня – менее 2,5% от суммарного экспорта.

Краткосрочные выгоды были лишь у поставщиков сельскохозяйственного сырья, которым стало выгодно экспортировать сырье, а не поставлять на перерабатывающие предприятия в Казахстане.

- Пищевая индустрия понесла самые тяжёлые потери. В целом не произошло расширения присутствия на международных рынках. Напротив, произошло замыкание экономики страны внутри самой себя, - объясняет Айман Турсынкан.

Среднедушевой ВВП методом номинала с $10 150 в 2015 упал до $8 838 в 2017 (на 16%), а паритет покупательской способности вырос лишь на 5% - с $24 940 до $26 252. Все средства для выживания населением исчерпаны, а перспектив увеличения доходов населения нет, говорит аналитик.

- То есть и доходы упали, и расходы увеличились. В национальной валюте в 2017, по сравнению с 2015, расходы на потребление увеличились на 19%, тогда как изменение курса составило 47%. Население вынуждено было урезать свои расходы. Это видно и по изменению способности к накоплениям. Если в 2015 депозитная база населения на 34% превышала совокупную ссудную задолженность граждан, то в 2017 депозитов лишь на 5% больше, чем кредитов в национальной валюте. Если доля безнадёжных займов в 2015 по кредитам населению составляла 3,3% после тотальной зачистки кредитных портфелей через сложные механизмы реструктуризации и срочных вливаний НБ РК в тонущие банки (в 2014 доля безнадёжных была 22%), то в 2017 этот показатель неумолимо дорос до 5,6%.

Фактор

2015 год

место

2017 год

место

баллы 2017-2018 гг.

снижение

I группа. Базовые условия 

 

51

69

4

-18

1

Институты

50

60

4,0

-10

2

Инфраструктура

58

68

4,2

-10

3

Макроэкономическая среда

25

98

4,2

-73

4

Здравоохранение и начальное образование

93

59

5,9

34

II группа. Факторы эффективности

 

48

56

4,3

-8

5

Высшее образование и профессиональная подготовка

60

56

4,6

4

6

Эффективность рынка товаров

49

72

4,3

-23

7

Эффективность рынка труда

18

35

4,6

-17

8

Развитость финансового рынка

91

114

4,6

-23

9

Технологическая готовность

61

52

4,6

9

10

Размер рынка

46

43

4,5

3

III группа. Сложность экономики

 

89

95

3,4

-6

11

Конкурентоспособность компаний

79

108

3,6

-29

12

Инновации

72

84

3,2

-12

Глобальный индекс конкурентоспособности РК

42

57

4,3

-15

С одной стороны, поводов для оптимизма немного. С другой, у Казахстана бывали куда более сложные годы. Например, по сравнению с девяностыми сейчас ситуация гораздо лучше. Но, поскольку тенге продолжает слабеть, а в потреблении высока доля импортируемых товаров, это означает, что большинству казахстанцев нужно будет потуже затянуть пояса. Даже президент Казахстана не раз говорил, что наступает новая реальность, в которой он советовал «научиться жить по средствам».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11151 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить