Спишут ли казахстанцам кредиты перед январскими выборами?

Нужна ли кредитная амнистия и во сколько она обойдется, обсудили эксперты

ФОТО: pixabay.com

Дискуссия на тему «Кредитная амнистия: разовая акция или инструмент социальной поддержки?» прошла в пятницу, 20 ноября, в режиме онлайн на платформе Expert Public Space.

Актуальность темы организаторы объяснили двумя факторами: во-первых, закончилась отсрочка по кредитам, предоставленная на три месяца, а из-за коронакризиса у населения снизились доходы, выросла безработица.

- Во-вторых, в июне была проведена первая в истории кредитная амнистия. Инициатива амнистии была озвучена перед выборами, то есть как политический инструмент. В январе 2021 будут проводиться парламентские выборы, поэтому высока вероятность проведения «Амнистии 2.0», - предположил модератор обсуждения Рустем Сабданалиев и задал вопрос: - Если будет проведена очередная кредитная амнистия, для кого и в каком объеме она должна проводиться?

Данияр Молдоканов
ФОТО: Скриншот видео
Данияр Молдоканов

На этот вопрос ответил независимый экономист Данияр Молдоканов в исследовании «Амнистия потребительских кредитов в Казахстане: сколько стоит данный инструмент социальной поддержки населения?».

По его данным, перед списанием долгов, на II квартал 2019, доля просроченной задолженности от всех кредитов составляла 6,42%. После «интервенции» показатель упал до 5,5%.

- Это понижение чуть больше чем на 1% стоила казахстанцам более 120 млрд тенге, охват заемщиков — 500 тыс., - отметил Молдоканов, оговорившись, что не собирается давать оценку эффективности такого инструмента, как кредитная амнистия.

Эксперт представил графики, доказывающие очевидный вывод: доля просроченной задолженности меньше в тех регионах, в которых подушевые доходы населения выше (Алматы, Нур-Султан). Однако надо учитывать, что растут только номинальные доходы, а на самом деле казахстанцы в I квартале 2019 были фактически беднее, чем в I квартале 2015 года. Поэтому за это время выросло количество кредитов, а доходы падают не только в связи с пандемией, но и в общем.

Отталкиваясь от цифры 5,5%, достигнутой во время предыдущей амнистии, исследователь высчитал, сколько будет нужно средств направить на амнистию при разных сценариях падениях ВВП, чтобы этот показатель остался на своем уровне. При минус 3% (пессимистичный сценарий) - 96,7 млрд тенге, при оптимистичном (минус 2% ВВП) - 70,7 млрд тенге.

По мнению Молдоканова, аргументы в пользу кредитной амнистии имеются...

- Но нужно рассмотреть ее не с точки зрения банковского сектора — сколько нужно списать, чтобы банки находились в здравии и благополучии, а больше со стороны населения — сколько нужно списать, чтобы облегчить ношу для населения, - добавил он, предложив оценить исследование и его выводы.

Вредное занятие

Первым на приглашение откликнулся экономист Айдархан Кусаинов.

- Сегодня характер потребительских кредитов меняется: тезис, что их берут бедные люди, сильно спорный. У меня самого куча потребительских кредитов. Почему бы и не купить вещь в рассрочку, если цена такая же? Это нормальный финансовый менеджмент. Не думаю, что на сумму моих кредитов население обеднело. Не я один такой, много серьезных финансовых специалистов так делают — кладут деньги на депозит и живут на потребительские кредиты, так как это «операционные расходы», - считает он.

Говоря в общем об амнистии, Кусаинов заявил, что считает ее «очень вредным занятием».

Айдархан Кусаинов
ФОТО: Скриншот видео
Айдархан Кусаинов

- Когда амнистию провели в 2019 году, я был сторонником этого — потому что она имела характер очистительный, так как после амнистии был запрет на выдачу кредитов населению с низкими доходами: то есть сразу изменили регуляторную базу и одновременно повысили социальные пособия, пенсии. То есть это цель была — выдернуть самые бедные слои из кредитного болота, когда человек занимает и перезанимает, и дали денег, чтобы нормально жить. Это было некое изменение правил игры, - напомнил эксперт. - Сейчас любая амнистия будет просто подарком тем, кто не хочет платить. А учитывая изменившийся характер кредитования, есть большая вероятность, что бедные слои, которые платят из последних сил, проиграют. Я был бы очень огорчен, если бы эта идея победила.

В данный момент кредитная амнистия не приведет к какому-то значимому макроэкономическому влиянию, уверен Кусаинов.

- По поводу объема — согласен, 100 млрд тенге хватит. Но в итоге взаимоотношения власти и общества будут нездоровыми, - предупредил он.

Проблема не в кредитах, а в бедности

Если говорить об амнистии в том же формате, как и проведенная в 2019: определенной группе населения гасится основной долг до какой-то суммы, а проценты и пени государством восстанавливаются финорганизациям, то главное - определиться, кто будет подпадать под эту акцию, считает Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы «Кипр», член общественного совета Алматы.

Ерлан Смайлов
ФОТО: Скриншот видео
Ерлан Смайлов

- Есть часть населения с постоянным доходом, с отчислениями в пенсионный фонд, и она кредитуется. Но мы говорим не об этой части населения - у этой страты потребительское кредитование не является проблемой, а скорее является решением. Это больше средний класс. Мы эту часть убираем в сторону. Мы говорим о той части населения, которая вынуждена кредитоваться, - расставил он ориентиры.

Исследования Института мировой экономики и политики при президенте РК, проведенные ещё до ковида, показывают, что 47% населения от одной четверти до половины доходов тратили на еду; 25% тратили на еду от более половины до ¾ доходов, напомнил эксперт. И в том же исследовании на вопрос, где в случае непредвиденных расходов вы берете деньги, 45% ответили, что кредитуются.

- Здесь проблема макроэкономическая: у населения низкие доходы, население беднеет, и оно вынуждено для покрытия своих непредвиденных расходов — кто-то заболел, ритуальные расходы, при подготовке детей к школе - массово брать кредиты. В данном случае это в целом искаженная экономическая модель: низкие доходы порождают проблему бедности. К сожалению, финансовый сектор играет роль буфера и смягчает кассовые разрывы. Доля населения с низкими доходами растет. Надо отсюда идти, не просто смотреть кредитную амнистию, вырванную из контекста. Есть вопрос реального повышения доходов населения, - указал на корень проблемы эксперт.

В качестве реальных шагов Смайлов предложил пересмотреть минимальную потребительскую корзину (МПК) — в Казахстане в нее входит 43 наименования товаров, это меньше, чем в России, не говоря уже о развитых странах, где в МПК 250-300 наименований товаров и услуг. Такая же ситуация и с минимальной заработной платой 42500 тенге, и с прожиточным минимумом (34 тыс. тенге).

- Надо ставить вопрос о повышении доходов населения через все государственные стандарты, через прожиточный минимум, потребительскую корзину, минимальную заработную плату, уровень бедности — все эти показатели нужно поднимать по меньшей мере в два раза. Я предлагаю сделать исследование: просчитать несколько вариантов, если поднять эти показатели, как это повлияет на закредитованность, бедность. Одновременно четко контролировать цены, - предложил Смайлов.

Следует рассматривать не отдельно кредитную амнистию, а программу финансового оздоровления домохозяйств и МСБ, сделал вывод Ерлан Смайлов, и амнистия может стать одной из мер. Но помогать нужно далеко не всем.

- Если заемщик был ответственным, платил налоги, все отчисления, у него работали люди — тогда такой подход может быть применен. Или физлицо — тоже работал, платил налоги, делал пенсионные отчисления, у него хорошая кредитная история, возвращал кредиты в срок — такого потребителя можно было бы поддержать. А тех потребителей, кто постоянно брал кредиты, уходил в просрочку, для кого это стало образом жизни, у кого нет отчислений, для таких людей нужен закон о банкротстве физических лиц, - считает Смайлов. - Для семьи или предпринимателя, которые просто попали в сложную ситуацию в этом году, кредитная амнистия будет возможностью встать на ноги, начать все заново, она даст возможность снова вовлечь их в экономику.

Обнулились до 90-х

С 2015 года идет падение реальных доходов населения, рост закредитованности, согласился с коллегами Касымхан Каппаров, основатель площадки Economist.

- С одной стороны, это можно списать на то, что финансовые продукты стали более доступными, но, с другой стороны, кредитные ресурсы начинают перекрывать часть потребления, а в структуре потребления у нас начинают преобладать продукты питания. Сейчас половина всех доходов идет на продукты питания. Я напомню, что такая ситуация у нас была в 90-х годах; начиная с 2000-х ситуация улучшалась, а сейчас мы вернулись к 90-м годам и, можно сказать, обнулились, - констатировал спикер.

При обсуждении кредитной амнистии акцент ставится на просроченные беззалоговые кредиты, уточнил Каппаров, а это та часть кредитов, которая была бы списана, если бы не была объявлена амнистия.

Касымхан Каппаров
ФОТО: Скриншот видео
Касымхан Каппаров

- В этом плане нужно понимать, что это прямые убытки финансовых институтов, которые они несут как экономические агенты. То есть в их бизнес-модели эти потери уже включены. И вмешательство государства в виде кредитной амнистии вносит неэффективность в эту систему, так как лишает банки стимула улучшать свой риск-менеджмент и поведение тех граждан, которые берут кредиты, чтобы погасить предыдущий кредит либо на проведение мероприятия или покупку, на которые не хватает личного дохода. То есть начинают жить не по средствам. В этом плане я согласен с Айдарханом, что как только обнуляется просрочка, у человека появляется стимул повторить эту историю и переложить ответственность на других налогоплательщиков, - высказал он свое мнение.

Как подчеркнул Каппаров, «кредитную амнистию проводит не государство, а ее проводят налогоплательщики».

- Мы, кто честно платит свои кредиты, платим и за тех, кто не платит кредиты. Насколько это подпадает под понятие социальная справедливость — вопрос, - добавил он.

Прежде чем объявлять кредитную амнистию, подчеркнул спикер, нужно ответить на вопросы: насколько она нужна, для кого она, будет ли она использоваться как постоянный инструмент или станет разовой акцией и сколько будет стоить?

- От 70 до 100 млрд — это те средства, которые могли бы пойти на улучшение экологии, безопасности, образования или здравоохранения. Насколько это справедливо и эффективно - тратить общие средства бюджета на такие акции? Это тот вопрос, который все граждане должны себе задавать. Не стыдиться, что мы не помогаем бедным, и, с другой стороны, не подсаживать бедных на иглу помощи, а наоборот, больше инструментов направлять на повышение доходов, чтобы у уязвимых групп населения доходы позволяли обслуживать кредиты, - подвел Каппаров итог обсуждению.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22223 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 января родились
Арман Есенжулов
президент АО «ТНК «Казхром»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить