Правительство решило подогреть инфляцию?

Обсуждение мер по сдерживанию инфляции, имевшее место на заседании правительства во вторник, 3 октября, неожиданно получило очень активную критику Нацбанка в социальных сетях и некоторых масс-медиа. Остается непонятным, почему критикуют только регулятора

Фото: скриншот с youtube.com

Особенно негативной была реакция на абсолютно справедливое заявление главы Нацбанка о том, что «ожидание населения и предприятий в отношении роста цен становятся причинами инфляции».

Любой знающий экономист подтвердит, что инфляционные ожидания населения и бизнеса являются существенной причиной, влияющей на текущую инфляцию. Это связано с тем, что физические и юридические лица принимают различные хозяйственные решения с учётом своих представлений о будущей ситуации, и их ожидания превращаются в мощный фактор, воздействующий на само развитие событий. На сайте того же Нацбанка есть достаточно хорошее объяснение этому явлению. 

Поэтому важной составляющей любой антиинфляционной политики должно быть построение механизма управления инфляционными ожиданиями в обществе. До недавнего заседания правительства, посвященного инфляции, Нацбанк вел достаточно хорошую взвешенную коммуникационную политику в этом направлении, которая соответствовала лучшим мировым практикам использования методов «инфляционного таргетирования».

Затем 3 октября, абсолютно неожиданно для меня, правительство вдруг решило взять инициативу в свои руки и, с точки зрения «управления инфляционными ожиданиями в обществе», начало вести себя как слон в посудной лавке.

Прежде всего, непонятно, зачем правительство решило обсудить эту очень чувствительную тему в режиме прямого эфира, что совсем не соответствует международной практике. Если уж кабмин захотел непременно подискутировать по этому вопросу, то делать это надо было в закрытом порядке, и главной темой обсуждения должна была стать координация экономической политики правительства с монетарной политикой Нацбанка так, чтобы выполнить планы по инфляции и снизить инфляционные ожидания в обществе. Затем, уже по результатам встречи, нужно было бы выпустить очень взвешенный совместный пресс-релиз.

Правительство же сделало всё с точностью наоборот. Мало того, что это заседание транслировалось онлайн, при этом обсуждение велось в таком ключе, что заявления министров только усиливали инфляционные ожидания.

В частности, министр национальной экономики РК Тимур Сулейменов начал пугать инфляционными рисками и стал предлагать чисто административные меры по снижению инфляции. Когда правительство начинает говорить об «обеспечении достаточного запаса основных продовольственных товаров в региональных стабилизационных фондах» и рассказывать, что собирается «проводить ежедневный мониторинг цен и эффективно использовать ресурсы стабфондов для недопущения дефицита и насыщения рынка необходимыми социально-значимыми продтоварами», это только усиливает инфляционные ожидания.

Также обсуждение роста цен на бензин в прямом эфире не внесло никакой ясности и, хуже того, усилило ожидания роста инфляции и в этом направлении.

Помимо этого, характер обсуждения инфляции на этом заседании правительства вынудил главу Нацбанка Данияра Акишева оправдываться и объяснять министрам, что во многом они сами виноваты в инфляции, и что «требуется усиление координации взаимодействия всех государственных органов». И хотя я согласен со всеми аргументами Нацбанка по поводу вполне определенной вины правительства в инфляции, такая риторика со стороны регулятора в прямом эфире тоже не способствовала снижению инфляционных ожиданий.

С точки зрения вины правительства в росте инфляции, в первую очередь, можно отметить большие бюджетные расходы по различным госпрограммам стимулирования роста экономики (прежде всего, «Нурлы Жол» и «Нурлы Жер»). Также у нас, в отличие от России, социальные расходы бюджета растут гораздо быстрее, что тоже ускоряет инфляцию. В целом на снижение инфляции очень благотворно влияет диверсификация экономики, а также развитые рыночные отношения и конкуренция. К сожалению, правительство пока плохо прогрессирует в этих направлениях.

 С другой стороны, в плане борьбы с инфляцией Нацбанк у нас тоже не ангел. Как отметил глава банковского регулятора, «одним из драйверов повышения непродовольственных цен является рост потребительского кредитования». Однако он забыл упомянуть, что Нацбанк может напрямую влиять на это «драйвер», либо повышая базовую процентную ставку, либо напрямую ограничивая рост кредитов физическим лица в банках так, как он уже делал это в недавнем прошлом.

Также Данияр Акишев сказал, что «одной из причин инфляции является повышение цен на импорт». Однако он снова забыл упомянуть, что эти цены выросли в основном за счет ничем не обоснованного ослабления тенге по отношению к доллару и рублю. Напомню, что в конце августа и в начале сентября нефть росла в цене, а тенге вместо того, чтобы укрепляться, наоборот – значительно ослабел. При этом Нацбанк в конце августа потратил всего $70 млн для поддержки тенге на фоне возросших девальвационных ожиданий.

То есть в конце августа и в начале сентября Нацбанк легко позволил тенге необоснованно ослабеть, что еще больше усилило девальвационные ожидания. В результате на конец лета мы увидели рост инфляционных ожиданий и долларизации депозитов в банках, а также резкое увеличение операций с наличной валютой. Однозначно, эта тенденция усилилась в сентябре, и мы сможем увидеть это, когда появится официальная статистика.

В заключение хотел бы остановиться на независимости Нацбанка, как регулятора монетарной политики и финансового рынка. Независимость означает, что центральный банк страны может проводить свою политику без прямого вмешательства со стороны других лиц. К сожалению, с этим в Казахстане серьезная проблема.

Напомню, что Нацбанк осуществляет денежно-кредитную политику с целью обеспечения стабильности цен. При этом упомянутое заседание, посвященное борьбе с инфляцией, показало, что правительство зачем-то начинает брать инициативу на себя, действуя, как слон в посудной лавке, и заставляя Нацбанк оправдываться. Но собственные действия правительства во многом противоречат монетарной политике «инфляционного таргетирования». 

Также можно отметить, что в недавнем отчете по банковской системе международного рейтингового агентства S&P отмечалось, что Нацбанк, как банковский регулятор, не имеет достаточной независимости и подвержен политическому вмешательству (Kazakhstan's banking regulator lacks independence and could be subject to political interference).

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

5241
просмотров
 
 
Загрузка...