Почему в Казахстане возникла проблема с кредитованием

Во время недавней дискуссии NurOtan Trends известные эксперты озвучивали иногда полностью противоположные мнения по вопросу кредитования. Где же истина?

Иллюстрация: © Depositphotos.com/ightsource

14 мая на новой площадке NurOtan Trends состоялась интересная дискуссия на тему «Почему в Казахстане дорогие кредиты?». Однако на самом деле тема обсуждения была шире и условно её можно было назвать «Почему в Казахстане возникла проблема с банковским кредитованием?».

Я должен был делать презентацию на этом мероприятии, но, к моему большому сожалению, в последний момент не смог принять участие. В связи с этим я решил обобщённо изложить свою точку зрения на страницах Forbes.kz.

Крайне низкая роль и качество банковского кредитования

Если мы хотим войти в 30-ку развитых, то для успешного развития экономики банковские кредиты должны составлять примерно 100% от ВВП. На конец 2017 этот важный показатель для Казахстана составлял лишь 24,2%. По сравнению с развитыми странами это крайне низкий уровень.

Кредиты банков к ВВП на конец 2016

Страна

Кредиты/ВВП

Казахстан (конец 2017)

24%

Россия

48%

Латвия

51%

Саудовская Аравия

58%

Турция

63%

Норвегия

80%

Сингапур

150%

Германия

182%

Канада

195%

Интересно отметить, что в Казахстане в 2007 уровень банковских кредитов достигал 56,5% от ВВП, но дальнейшие события показали, что это был лишь кредитный «мыльный пузырь», который подпитывал аналогичный «пузырь» на рынке недвижимости. После мирового финансового кризиса 2007-2008 оба пузыря быстро сдулись и все успехи банковской системы в области кредитования быстро сошли на нет.

В указанном графике интересно отметить период очень высоких цен на нефть (2010 – 2014). В это время экономика Казахстана неплохо росла и благодаря мощному потоку нефтедолларов финансовое здоровье страны было в отличной форме. Однако такая ситуация никак не сказывалась на росте и качестве кредитного портфеля банков. Доля кредитов от ВВП в это благоприятное время закрепилось на низком уровне в пределах 31%.

Хуже того, расчистка проблемных кредитов, произошедшая в банковской системе в 2017, еще больше снизила долю кредитов к ВВП и показала, что в «тучные» для страны годы в кредитных портфелях банков возникли новые крупные проблемы, не связанные с кризисом 2007-2008.

В 2017 экономика Казахстана восстановилась и показала хороший рост в 4%. Цены на нефть еще больше выросли в 2018, что будет дальше укреплять финансы страны. Однако с точки зрения банковского кредитования начало этого года не вызывает оптимизма. В реальном выражении (с учётом инфляции) кредитный портфель банков продолжает снижаться и уже можно с полной уверенностью сказать, что на конец 2018 этот важный показатель развития экономики - «кредиты к ВВП» продолжит снижение.

Таким образом, хороший рост экономики и наличие большого уровня избыточной ликвидности в банковской системе не приводит к росту кредитования. Почему это происходит?

По нашему мнению, существует четыре основные причины этому:

  • структурные проблемы нашей экономики (узкое поле деятельности для банков);
  • негативное влияние государства на рыночные отношения в финансовом секторе;
  • потерянное десятилетие – несвоевременные действия Нацбанка по отношению к проблемным банкам сильно сдерживали рост финансовой системы;
  • высокие процентные ставки на кредиты.

Структурные проблемы экономики

К структурным проблемам, ограничивающим банковское кредитование, мы относим следующее:

  • малый и средний бизнес в основном кредитуется в банках, однако его доля в экономике очень низкая;
  • госкомпании занимают очень большую долю в экономике и получают финансирование либо от государства и квазигосударственных организаций (ЕНПФ, «Байтерек»), либо, благодаря своим высоким рейтингам, они финансируются за рубежом;
  • частные недропользователи и прочие крупные экспортеры также занимают большую долю в экономике и традиционно финансируются за рубежом или им помогает государство.

Приведу несколько примеров.

По информации МВФ, долговые обязательства корпоративного сектора на конец 2016 составляли 92% к ВВП (без учета торговой кредиторской задолженности).  При этом кредитный портфель юридических лиц банковской системы в то время составлял лишь 19% от ВВП. Эта информация говорит о том, юридические лица для финансирования своей деятельности в основном находили деньги вне банковской системы.

В соответствии с официальной статистикой в 2017 доля малого и среднего бизнеса (включая ИП и КФХ) в ВВП страны составляет 27%, и эта цифра выглядит несколько завышенной, поскольку для включения в этот показатель учитывается только численность работающих и не принимается во внимание доходы или активы предприятий.

С другой стороны, по информации Первого кредитного бюро, кредитный портфель банков и других финансовых организаций для бизнеса (юрлица и ИП) на конец марта 2018 состоял из:

  • 21,3% - крупные предприятия;
  • 9,5% - средние предприятия;
  • 59,0% - малые предприятия;
  • 4,7% - индивидуальные предприятия;
  • 5,5% - прочие (не идентифицированные).

Таким образом, почти 80% бизнес-кредитов относится к сектору МСБ, который занимает лишь 27% от ВВП и этот сектор практически не растёт. При этом крупный бизнес в основном находит деньги вне банковской системы. Это мы называем «узким полем деятельности» для банков.

С этой точки зрения, особо необходимо отметить государственные компании. Они, благодаря поддержке государства, имеют высокие кредитные рейтинги от международных агентств, что позволяет им кредитоваться вне казахстанской банковской системы. Помимо этого, их активно финансирует само государство.

При этом индивидуальный рейтинг этих же госкомпаний (без учета государственной поддержки) почти во всех случаях гораздо более низкий. Это означает, что если бы эти компании были бы приватизированы и полностью перешли бы в частную собственность, то им автоматически снизили бы рейтинги и государство прекратило бы их финансирование. В таком случае они сразу бы стали активно кредитоваться в отечественной банковской системе.

К сожалению, ситуация с разгосударствлением госкомпаний только ухудшается, несмотря на все программы приватизации. На конец 2007 активы «Самрук», «Казыны» и «Казагро» составляли 44% от ВВП. А на конец 2016 активы «Самрук-Казына», «Байтерека» и «Казагро» составляли 59% от ВВП, или 74%, включая активы ЕНПФ.

Негативное влияние государства на рыночные отношения

По нашему мнению, следующие моменты мешают развитию нормальных рыночных отношений в финансовом секторе.

  • Государственная практика выдачи кредитов по ставкам значительно ниже рыночных.
  • Государственные средства (включая деньги госкомпаний) распределяются между банками на нерыночной основе.
  • Пенсионные и бюджетные деньги направляются на государственные бизнес-проекты, которые в нормальных рыночных условиях не смогли бы найти финансирование.
  • Нацбанк начал финансировать отдельные банки по ставкам значительно ниже рыночных.

На теме нерыночных процентных ставок на государственное финансирование я остановлюсь позже. А что касается нерыночного распределения денег государственных компаний и холдингов, то здесь много примеров.

Недавно вышла финансовая отчётность НУХ «Казагро» за 2017. В этом году холдинг признал убыток под обесценение средств в банках второго уровня в размере 97 млрд тенге (АО «Delta Bank», АО «Bank RBK», и АО «Qazaq Banki»). Пока еще не вышла годовая финансовая отчётность НУХ «Байтерек» и ФНБ «Самрук-Казына», однако, судя по квартальной данным, они тоже признают определённые убытки на деньгах, размещённых в этих банках. И это не единичные примеры. Мы все помним, как спасали деньги ЕНПФ в некоторых банках.

С этой точки зрения недавняя информация Нацбанка о том, что запланированы инвестиции ЕНПФ в облигации банков и корпоративных казахстанских эмитентов на сумму до 200 млрд тенге на рыночных условиях в размере не более 50% от объёма каждого выпуска облигаций, выглядит достаточно существенным шагом вперед. По нашему пониманию, в этом случае, если не будет рыночных частных инвесторов, готовых купить оставшиеся 50%, то ЕНПФ не будет вкладывать свои деньги. То есть если рынок не готов инвестировать в облигации какого-нибудь банка или компании, то государство тоже не должно этого делать.

Это вполне рыночный подход инвестирования пенсионных и государственных денег (50/50 с рынком), при одном важном условии - частные инвесторы, участвующие в рыночных торгах, не должны быть связанными сторонами эмитентов этих облигаций. В противном случае это будет выглядеть как сговор эмитентов и чиновников, что мы уже видели в прошлом.

Проблемные кредиты: потерянное десятилетие

Бремя неработающих кредитов не дает развиваться банковской системе и сильно сдерживает кредитование экономики. По нашему мнению, отсутствие решений по этой проблеме после финансового кризиса 2007-2008 имело место по двум причинам. Во-первых, ни финансовая, ни регуляторная отчётность банков ни тогда, ни сейчас не отражают реальную ситуацию в банках. Во-вторых, Нацбанк, детально проверяя каждый банк, имел и имеет полную информацию о неработающих кредитах и других проблемах в каждом банке, однако до последнего времени он не предпринимал никаких реальных мер к проблемным банкам.

Аргументы регулятора о том, что у него не было полномочий для своевременного реагирования на проблемы в банках, не имеет под собой никакого основания. Специалисты, разбирающиеся в банковском законодательстве, подтвердят, что у него было более чем достаточно прав, чтобы оперативно и кардинально решить любую проблему в банках. Причем полномочия регулятора были резко усилены во время и после нашего банковского кризиса 2008-2009 годов. Проблема здесь лежит совсем в другой плоскости, и это отдельная тема для обсуждения.

Сейчас, когда наша экономика набрала достаточно неплохие темпы роста, для Нацбанка настало время перейти от ужесточения регулирования к стимулированию и развитию банковской системы. К сожалению, пока этого не происходит. Текущий переход от формализированного к риск-ориентированному регулированию банков происходит полностью односторонне. Нацбанк зачем-то усиливает свои и так очень большие права и собирается установить дополнительные требования для банков. При этом не уходит от формализированного подхода, в результате чего у финансовых институтов, регулируемых Нацбанком, продолжает усложняться операционная деятельность, что сдерживает их развитие.

Почему в Казахстане дорогие кредиты?

Сразу необходимо отметить, что высокие процентные ставки на кредиты и облигации на рынке – это экономическая и рыночная реальность, которая не зависит от банков и очень мало зависит от Нацбанка. По нашему мнению, есть две ключевые причины высоких рыночных процентных ставок:

  • относительно высокая инфляция и, соответственно, высокие ставки привлечения денег на рынке (депозиты, облигации и т.д.);
  • относительно высокий кредитный риск заёмщиков (юридических и физических лиц).

При высокой инфляции вкладчики и кредиторы не заинтересованы в размещении своих денег на депозитах и в облигациях банков, если они не предложат процентную ставку выше инфляции. В свою очередь банки, как финансовые посредники, не смогут ставить на кредиты ставку ниже ставки привлечения депозитов.

Помимо этого, в Казахстане, по сравнению с другими странами, гораздо более высокий уровень невозврата выданных кредитов. В результате, чтобы получить доход от своей деятельности, банки вынуждены начислять более высокую процентную маржу на системный кредитный риск отечественных заёмщиков.

Все это приводит к гораздо более высоким процентным ставкам на банковские кредиты по сравнению с развитыми странами. Именно поэтому, если посмотреть на процентные ставки по банковским кредитам за последние 15 лет, можно обнаружить что они никогда не были существенно ниже текущих уровней, даже в периоды максимально благоприятных экономических условий в Казахстане и быстрого роста кредитных портфелей банков (2006-2007). 

С этой точки зрения не раз озвученные предложения Нацбанку «залить» экономику дешёвыми кредитами в противовес фундаментальным экономическим факторам будут иметь крайне тяжелые последствия, которые приведут к системному росту инфляции, девальвации и резкому ухудшению состояния экономики.

Причины высокой инфляции

Первая причина, это отсутствие диверсификации экономики. При большом падении цен на нефть крайне высокая сырьевая зависимость нашей экономики будет обязательно приводить к резкой девальвации тенге, что в свою очередь будет переходить в большой рост инфляции.

Второй причиной стабильно высокой инфляции в Казахстане является отсутствие информации по консолидированному государственному бюджету и завышенные государственные расходы, которые стимулируют инфляцию. Хорошим примером этому является информация по ненефтяному дефициту консолидированного госбюджета, рассчитанного по международным стандартам (с учётом облигационных займов из Нацфонда).

Одна из функций Национального фонда является стерилизация экономики от избытка нефтедолларов в период высоких цен на нефть так, чтобы в ней не появилась знаменитая «голландская болезнь». Главным индикатором, насколько хорошо проводится такая стерилизация, является ненефтяной дефицит бюджета, который показывает, насколько государственные расходы финансируется за счет нефтяных денег.

Как видно из графика, до 2008 государство умело жить «по средствам» и по минимуму использовало нефтяные деньги в финансировании государственных расходов. Затем в течение кризисного времени (2008-2009) власти резко увеличили использование Нацфонда с целью преодоления негативных последствий кризиса, и с точки зрения контрциклической политики это было сделано абсолютно правильно.

Начиная с 2010 цены на нефть сильно выросли и для экономики Казахстана наступили благоприятные времена, однако использование нефтяных денег в экономике оставалось на достаточно высоком уровне, что поддерживало высокий уровень инфляции.

К сожалению, недавние корректировки, проведенные в республиканском бюджете правительством на 2018, вновь привели к чистому увеличению государственных расходов и нарушению собственных планов правительства по снижению ненефтяного дефицита, что однозначно будет оказывать давление на инфляцию.

Здесь получается замкнутый круг. Правительство, поддерживая высокий уровень госрасходов (за счет нефтяных денег), разгоняет инфляцию, а Нацбанк, изымая избыточную ликвидность, пытается бороться с ней.  Разорвать этот круг может только правительство, начав жить «по средствам» так, как это было до 2008.

Причины высокого кредитного риска заёмщиков

Проблема высокого риска невозврата кредитов в Казахстане также связана со структурными проблемами экономики:

  • слабая развитость частного предпринимательства;
  • отсутствие диверсификации экономики;
  • доминирование крупных и государственных компаний;
  • непрозрачность ведения бизнеса и большая доля теневой экономики;
  • продолжающиеся высокие уровни коррупции и проблемы с верховенством законов;
  • большая зарегулированность экономики.

То есть если правительство и Нацбанк хотят снизить процентную маржу банков, связанную с системным кредитным риском заёмщиков, то они прежде всего должно работать по этим моментам.

Негативное последствия искусственно низких процентных ставок

Выдача кредитов, по которым процентная ставка искусственно занижена за счет государства, искажает рыночные отношения в финансовом секторе, что сильно мешает его развитию.

  • Финансирование государства по низким процентным ставкам сильно ограничено в объёмах, однако оно фактически не позволяет банкам выдавать кредиты за счет средств, привлечённых на рынке по высоким ставкам.
  • Одинаковая льготная ставка для всех заёмщиков демотивирует банки в кредитовании малого и более рискованного бизнеса.
  • Одинаковая льготная ставка для всех заёмщиков выравнивает все банки между собой, что демотивирует их в улучшении своей деятельности.
  • Одинаковая льготная ставка демотивирует самих заёмщиков в улучшении своей деятельности.

Более подробно по этому поводу я говорил на экспертном круглом столе, посвященному кредитованию сельского хозяйства. Основные моменты выступления можно найти здесь.

Что делать?

Ответ достаточно простой. Необходимо планомерно и целенаправленно решать все проблемы, мешающие росту кредитования в Казахстане, которые были указаны ранее. При этом практически по всем моментам инструменты для решения этих проблем находятся в руках правительства, а не Нацбанка.

К сожалению, даже при полноценных усилиях властей эти реформы займут достаточно долгое время, и на этот период Казахстану нужно смириться со слабым ростом кредитования и достаточно высокими процентными ставками. Не мы первые, не мы последние.

Любые попытки правительства и Нацбанка искусственным путем изменить текущую ситуацию, не решая фундаментальных проблем (например, «залить» экономику дешевыми кредитами), в конечном итоге приведёт к снижению кредитования и расширению текущих структурных дисбалансов в экономике.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13939 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
вице-президент АО "Национальная компания "Қазақстан темір жолы"
Нуржами Алтынсака
советник председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить