Почему правительство Казахстана недооценило масштабы кризиса, планируя бюджет?

В Казахстан пришел глубокий экономический кризис, и еще неизвестно, как долго он продлится. В таких условиях особенно важны качественное планирование и прозрачность государственных расходов, а также их максимальная эффективность. Анализ майских документов правительства говорит о проблемах в этой сфере

ФОТО: Depositphotos.com/kzwwsko

11 мая Минфин опубликовал «Прогноз социально-экономического развития Казахстана на 2021–2025 годы» (ПСЭР), а затем были опубликованы отчеты по Нацфонду и госбюджету на конец апреля 2020. После этого правительство 19 мая утвердило большой документ - «Комплексный план по восстановлению экономического роста до конца 2020 года». Все эти документы вызвали серьёзные вопросы.

Кому нужны неточные прогнозы по экономике?

Согласно бюджетному кодексу, ПСЭР является документом, определяющим параметры экономического развития Республики Казахстан на пятилетний период с учетом стратегических целей во взаимосвязи с бюджетными параметрами. Таким образом, данный правительственный экономический прогноз - это ключевой документ для составления качественных финансовых планов правительства. То есть если прогноз будет плохой, то аналогичными будут и бюджетные планы, и предпринимаемые меры правительства.

Прежде всего в ПСЭР на 2021-2025 привлекает внимание оценка правительства по текущему кризисному 2020 году. Правильная оценка экономической ситуации в текущем году (на пике кризиса) очень важна, поскольку это должно быть базой для дальнейших экономических прогнозов и финансовых планов правительства.

К сожалению, правительство не стало делать никаких новых экономических оценок на 2020 год, а лишь скопировало свой прогноз, который оно утвердило 2 апреля. Однако с того времени многое чего произошло и стало более понятно, что кризис будет гораздо глубже, а падение ВВП будет в разы больше, чем 0,9%, запланированных в ПСЭР. Приведу пару примеров.

С того времени вышла дополнительная информация, что по итогам января - апреля 2020 ВВП Казахстана снизился на 0,2%. С учетом того что экономика Казахстана очень неплохо росла до начала карантина (до середины марта этого года), это говорит о том, что апрельский спад уже перекрыл весь прошлый рост и результаты по ВВП на конец мая уже будут значительно хуже, чем это говорится прогнозе правительства. При этом кризис в стране продолжается и, возможно, даже усугубляется.

Также в апреле страны ОПЕК+ заключили соглашение о рекордном сокращении добычи нефти, и Казахстан является частью этого соглашения. Так, до соглашения ОПЕК, в ПСЭР планировалось, что добыча нефти в Казахстане будет сокращена с 90,6 млн тонн в 2019 до 86,0 млн тонн в 2020 (снижение на 5%). Однако в результате нового соглашения сокращение добычи нефти в Казахстане, скорее всего, будет в разы больше, что тоже дополнительно ускорит падение ВВП, вызванное остановкой экономики из-за карантина.

Цифры по бюджету и Нацфонду

Помимо этого, появились фактические цифры на конец апреля по Нацфонду и по исполнению нового антикризисного государственного бюджета, и они довольно тревожные.

В уточненном республиканском бюджете уже было запланировано, что по сравнению с докризисным бюджетом налоговые доходы упадут на 21%. Однако на конец апреля падение доходов оказалось еще больше (они оказались ниже уменьшенного плана на 3,5%), а до конца года и до конца кризиса еще далеко, и такая негативная разница будет только нарастать. Скорее всего, в целом по году налоговые доходы республиканского бюджета (КПН и НДС) упадут гораздо больше, чем это планировалось в начале апреля в ПСЭР.

При этом на конец апреля местные бюджеты существенно перевыполнили свои уточненные (сниженные) планы по индивидуальному подоходному налогу и социальному налогу (перевыполнение на 3,9%). Однако это, как говорится, остатки былой роскоши. Эти налоги еще относятся к марту, когда карантин только начинался. Дальше мы однозначно увидим резкое падение налогов, связанных с фондом оплаты труда. Это уже хорошо видно по тому, сколько людей подало на получение социальной помощи (42 500 тенге), связанной с потерей дохода.

Из-за такого более быстрого (чем планировалось) падения налоговых доходов республиканского бюджета особенно беспокоит то, как будут финансироваться объявленные антикризисные меры. С этой точки зрения очень удивили прогнозы правительства по размеру средств Нацфонда на конец 2020 года.

Так, в обновлённом ПСЭР планируется, что средства Нацфонда (по кассовому методу) на конец 2020 года составят 27,4 трлн тенге (или 39,3% от ВВП). Такой ожидаемый размер Нацфонда является хорошей цифрой, которая значительно выше минимального уровня в 30%, установленного правилами по использованию фонда.

Однако если посмотреть фактический отчет по Нацфонду на конец апреля 2020 года, то можно обнаружить, что средства Нацфонда уже составляют 26,4 трлн тенге. При этом за четыре месяца до конца апреля из Нацфонда в бюджет было взято только 1,9 трлн тенге из запланированных 4,8 трлн тенге.

Таким образом, по сравнению с цифрами прогноза правительства, на конец 2020 года фактический размер Нацфонда будет как минимум на 3 трлн тенге меньше! Хуже того, все вышеуказанные цифры в ПСЭР даются правительством по кассовому методу. Если посчитать средства Нацфонда по международным стандартам (по методу начисления), то Нацфонд еще похудеет примерно на 2-3 трлн тенге, поскольку в них не будут полноценно учитываться деньги, которые до 2017 ушли из Нацфонда напрямую в «Самрук-Казына», «Байтерек» и КазАгро.

Таким образом, в целом, экономические оценки правительства по Казахстану на 2020 год вызывают большие сомнения. После этого сразу теряется смысл смотреть экономические прогнозы и финансовые планы властей на следующие года.

Невидимые внебюджетные средства правительства

Минфин, говоря об антикризисных мерах на 2020 год, постоянного упоминает о 2,5 трлн тенге внебюджетных средств, которые буду потрачены на эти цели. Что такое внебюджетные средства, не уточняется, но таких источников у правительства несколько - это:

  • печатный станок Нацбанка;

  • средства нацхолдингов («Самрук-Казына», «Байтерек» и «КазАгро»);

  • средства различных государственных фондов (ЕНПФ, ГФСС и так далее).

Нацфонд Казахстана не входит в эту категорию, поскольку он используется только через республиканский бюджет и относится к «бюджетным средствам».

Я уже давал свою оценку на своей странице в Фейсбуке о том, что вместо 2,5 трлн тенге из внебюджетных средств в этом году будет потрачено только примерно 1 трлн. Однако даже 1 трлн тенге - это очень большая сумма, и она однозначно будет сильно влиять на рост ВВП и другие экономические показатели Казахстана.

С этой точки зрения просто удивительно, что в прогнозе социально-экономического развития Казахстана никак не упоминаются такие громадные внебюджетные расходы правительства. Помимо этого, если расходы госбюджета более или менее прозрачные, то в документах правительства практически невозможно найти достоверную информацию по внебюджетным расходам. Также, в отличие от бюджета, правительство не отчитывается перед парламентом по внебюджетным затратам.

В целом можно сказать, что наличие так называемых внебюджетных средств у правительства говорит о большой непрозрачности совокупных государственных расходов, что вкупе с непрозрачностью принимаемых решений приводит к их неэффективности и подверженности коррупционным рискам.

Неизвестные суммарные расходы по плану восстановления роста до конца 2020 года

19 мая правительство объявило о принятии «Комплексного плана по восстановлению экономического роста до конца 2020 года». План представляет собой большую таблицу (более 50 страниц) различных мер по поддержанию роста экономики во время кризиса. К сожалению, данный план не включил в себя описание ранее принятых пакетов антикризисных мер и в таблице нет информации о государственных расходах по абсолютно всем мерам, которые относятся к борьбе с кризисом.

В результате у общественности до сих пор нет полной картины по государственному финансированию всех антикризисных мер. При этом для понимания государственной поддержки роста экономики во время кризиса прежде всего очень важно знать, сколько денег дополнительно потратит правительство на антикризисные меры и насколько эффективны будут эти государственные расходы.

Так, в докладе тогда еще министра финансов Алихана Смаилова на заседании правительства по вопросу «Об исполнении государственного бюджета Республики Казахстан на 1 мая 2020 года» было сказано, что «в уточненном бюджете на антикризисные меры дополнительно предусмотрено 1 трлн 180 млрд тенге». Однако ранее Минфин официально выпускал пояснения, что на антикризисные меры из республиканского бюджета будет потрачено 3,4 трлн тенге.

Так сколько же будет потрачено денег на антикризисные меры в 2020 году?! От этого очень сильно зависит, насколько сильным будет падение экономики в этом году.

Также низкие цены на нефть и кризис в Казахстане наверняка сохранятся и в следующем 2021 году. При этом, согласно новому ПСЭР, правительство собирается радикально снизить использование Нацфонда в республиканском бюджете - с 4,8 трлн тенге в 2020 году до 2,7 трлн в 2021. В такой ситуации остается непонятным, как при планируемой цене на нефть в $30 за баррель в 2021 в Казахстане сможет появиться рост экономики в 2,7% так, как это указано в ПСЭР?

В заключение еще раз хочу повторить то, что писал ранее. Для перехода на новую модель развития экономики Казахстана прежде всего необходимо провести глубокие реформы по прозрачности, подотчетности и эффективности налогово-бюджетной политики. Однако вместо срочных реформ в этом направлении, власти зачем-то именно в кризисное время решили инициировать острую дискуссию о введении прогрессивной шкалы по ИПН.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15136 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 ноября родились
Ербол Карашукеев
председатель правления АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро»
Ержан Байтасов
глава Media Holding Alatau
Бауржан Мухамеджанов
чрезвычайный и полномочный посол РК в Грузии
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить