Почему Карим Масимов стал «фаворитом» среди казахстанских силовиков

На этой неделе Комитет национальной безопасности РК отпраздновал свое 25-летие. А в сентябре будет ровно год, как казахстанскую спецслужбу возглавил Карим Масимов, что было для него определенным карьерным дебютом в одной из силовых структур

Карим Масимов.
Фото: Серикжан Ковланбаев
Карим Масимов.

Вряд ли является совпадением то, что незадолго до празднования 25-летия, президент решил сделать свой небольшой подарок КНБ, подписав закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования правоохранительной системы», который наделяет спецслужбу правом расследовать дела о коррупционных преступлениях, в совершении которых подозреваются военнослужащие, сотрудники других силовых структур, в том числе Национального бюро по противодействию коррупции. Хотя все эти 25 лет между силовиками постоянно шла подковерная схватка за более широкие полномочия в сфере антикоррупционных расследований, так как борьба с коррупцией всегда являлась одним из мощных инструментов контроля и нейтрализации противников внутри политической элиты. И не всегда спецслужба одерживала победу в этой борьбе, иногда демонстрируя потерю своего влияния с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны.

Доходило даже до того, что некоторые экс-руководители секретной службы РК сами попадали в скандальные ситуации, как это было в случае с Альнуром Мусаевым, который находится в бегах, или с Нартаем Дутбаевым, чей арест в конце прошлого года вызвал большой информационный резонанс.

Что касается антикоррупционной борьбы, то вторым игроком на этом поле являлось Национальное бюро по противодействию коррупции, которое было создано также в сентябре прошлого года после того, как Национальное бюро по противодействию коррупции Министерства по делам государственной службы было преобразовано в Национальное бюро по противодействию коррупции Агентства РК по делам государственной службы и противодействия коррупции. Тогда же Нацбюро получило статус правоохранительного органа, осуществляющего выявление, пресечение, раскрытие и расследование коррупционных уголовных правонарушений. Из недавних громких дел с участием бюро можно отметить арест бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева в начале января.

Но, судя по всему, приход Карима Масимова постепенно меняет баланс сил среди силовиков в пользу КНБ, в том числе с точки зрения антикоррупционной деятельности. Скорее всего, первые признаки этого проявились еще в прошлом году, когда экс-премьер стал привлекать в Комитет опытных специалистов, в том числе на посты, которые были связаны с расследованием экономических преступлений. Например, одним из его заместителей стал Даулет Ергожин, который был вице-министром финансов РК, занимал должность председателя Налогового комитета Министерства финансов РК, работал в администрации президента на должности заведующего Отделом социально-экономического мониторинга АП, а перед уходом в КНБ исполнял функции председателя Комитета государственных доходов Министерства финансов РК. И, судя по всему, еще в прошлом году в рамках спецслужбы было решено усилить работу по финансовому мониторингу теневых денежных потоков – не только коррупционных, но и связанных с финансированием экстремистской и террористической деятельности.

Таким образом, с сентября прошлого года казахстанская спецслужба стала демонстрировать довольно большую активность в разных направлениях своей деятельности: от традиционной борьбы с экстремизмом и терроризмом до экономических преступлений и шпионажа, что говорило о серьезном карт-бланше, который получил Карим Масимов от президента. Кстати, свои позиции в элите усилил и племянник президента Самат Абиш, который стал первым заместителем председателя Комитета национальной безопасности Казахстана.

Определенная зачистка в разных сферах, от элиты до публичного поля, с которого практически исчезли все «старые» оппозиционные игроки, также может быть связана с подготовкой к транзиту власти. Тем более, как показали события в других постсоветских странах, именно спецслужбы сыграли ключевую роль в обеспечении стабильного транзита на фоне слабости других политических институтов. 

При этом некоторые резонансные дела с участием КНБ имели откровенно демонстрационный характер, чтобы дать четкий сигнал многим: количество «неприкасаемых» в элите явно сократилось. В пользу этого говорят аресты в администрации президента, которые закончились тем, что бывший заместитель руководителя АП Баглан Майлыбаев недавно был признан виновным в незаконном собирании, распространении и разглашении государственных секретов и осужден на 5 лет лишения свободы.

Интересно, что арест Майлыбаева сотрудниками спецслужб по времени практически совпал с задержанием уже упомянутого Бишимбаева Национальным бюро по противодействию коррупции, что напоминала некоторую конкуренцию силовиков за высокие результаты работы в глазах президента. Но если разные министры (и даже премьер-министр) за последние годы уже попадались в антикоррупционные сети, то громкие аресты в АП были первым прецедентом такого рода в истории суверенного Казахстана. И, скорее всего, это лишь начало. Как и очередная волна зачистки в двух других сферах: в криминальной среде, а также в региональной элите.

Арест предполагаемого руководителя ОПГ «Айшуак Жантугел» в конце прошлого года, задержание главы ОПГ «Адыл Кытай» весной текущего года или недавний арест казахстанского бизнесмена Муратхана Токмади в качестве подозреваемого лидера организованной преступной группировки «Депутатский корпус» спецслужбы сопровождали недвусмысленным заявлением, из которого следовало: по крайней мере, в первых двух случаях у преступников была «крыша» в правоохранительных органах. Скорее всего, в случае с Муратханом Токмади силовиков также интересовал не столько сам задержанный и его деятельность, сколько связи бизнесмена в политической элите.

Что касается региональных игроков, то процесс «чистки» начался еще до прихода Масимова. В частности, можно вспомнить арест Тохтара Тулешова в феврале 2016, которого осенью того же года приговорили к 21 году лишения свободы по обвинению в разных преступлениях от создания и руководства преступной организации до попыток захвата власти. Также с прошлого года КНБ стал чаще проводить спецоперации по пресечению деятельности преступных групп, причастных к незаконному обороту нефти и нефтепродуктов. И, скорее всего, такая деятельность также не могла долгое время проходить без прямой или косвенной поддержки местных региональных боссов. Тем более, что в стране стал наблюдаться тревожный тренд, когда этой торговлей стали заниматься представители радикальных экстремистских организаций, получая таким образом доходы, позволяющие им финансировать свою экстремистскую сеть. А это уже напрямую представляет серьезную угрозу национальной безопасности страны.

В любом случае, явно виден процесс в сторону значительного повышения влияния спецслужбы на фоне других силовых структур. И этот тренд обеспечивался определенными законодательными поправками. Ведь, например, до принятия закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования правоохранительной системы», которые расширили полномочия КНБ в антикоррупционной деятельности, в конце прошлого года в стране также был принят закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Этот закон значительно расширил функции силовиков в борьбе с радикализмом. Чуть позже, в феврале 2017, появились так называемые «Общие требования к телекоммуникационному оборудованию по обеспечению проведения оперативно-розыскных мероприятий, сбора и хранения служебной информации об абонентах», что дает больше полномочий силовикам в контроле, как простых граждан, так и представителей элиты.

Возможно, дополнительные рычаги для такого контроля будут получены и в ходе создания в республике системы «Киберщит Казахстана» под соусом защиты информационных сетей, о чем, кстати, глава государства говорил и в ходе торжественного мероприятия посвященного 25-летию образования КНБ РК. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


политолог

 

Статистика

21315
просмотров
 
 
Загрузка...