Почему инфляция волнует казахстанцев меньше, чем курс доллара

Об этом рассуждает экономист Нурлан Сакуов

Среди работ различных компетентных экономистов можно найти аргументы за и против режима инфляцинного таргетирования, в особенности в примении его для стран с развитой и развивающейся экономикой. К примеру, нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц считает, что в развивающихся странах режим инфляционного таргетирования неприемлем, так как инфляция в таких странах во многом импортируемая, объясняется она ростом мировых цен на нефть, а также на продукты питания, которые занимают значительную долю в расходах населения. Поэтому, по словам Стиглица, в развивающихся странах повышение процентных ставок центральным банком не сможет повлиять на мировые цены сырьевых товаров. Следовательно, нужно бороться не с инфляцией, а с ее причинами.

Незапланированная инфляция

Одна из главных причин, влияющая на инфляцию, на сегодняшний день, как нам разъясняет Национальный банк, это ожидания населения и бизнеса. Если прогнозы людей  в отношении роста цен оптимистичные, то это двигает цены вверх.

Людям нужно жить здесь и сейчас, поэтому результат высоких инфляционных ожиданий является последствием сложившейся ситуации в денежно-кредитной сфере и пока еще слабым управлением инфляционными ожиданиями в обществе.

Общие инфляционные ожидания после нескольких ощутимых девальваций в прошлом и перехода к режиму инфляционного таргетированию просто не могут сразу снизиться до неких приемлемых ориентиров. Люди, живущие в условиях постоянного ожидания повышения общего уровня цен, склонны к формированию адаптивных, а не рациональных ожиданий.

«Народная» инфляция

Для населения Казахстана главным ориентиром и поведенческим фактором в денежно-кредитной сфере давно стал обменный курс валюты. Это как с погодой, Казгридомет дает среднюю температуру по стране, но люди больше ориентируются на собственные градусники за окном, смотрят на тучи, на то, как одеты люди на улице, или выходят из дома, чтобы почувствовать реальную температуру.

Если Нацбанк отслеживает инфляцию в режиме инфляционного таргетирования (ИТ), то люди продолжают отслеживать ее по-своему, в режиме «реального обменного курса». В экономических исследованиях этот феномен называется «страх плавания валютного курса», вызванный ее повышенной волатильностью при внедрении режима ИТ. Высокая степень неопределенности относительно перспектив изменений обменного курса приводит к повышению валютных рисков при осуществлении торговых и финансовых трансакций, которые впоследствии влияют на рост цен.

Сильную связь между инфляцией и обменным курсом подтверждают исследования сотрудников Нацбанка. Согласно их эконометрическим оценкам, среди других факторов обменный курс тенге является значимой причиной инфляции. Воздействие обменного курса на инфляцию может происходить через денежное предложение и через эффект переноса обменного курса.

ВМФ в своих исследованиях в мае 2017 дает более конкретные цифры по Казахстану, резюмирую эту связь следующим образом: 10-процентное обесценивание тенге приводит к увеличению потребительских цен порядка на 3%.

Причины такого явления понятны. Страны – экспортеры сырья, как Казахстан, значительно зависят от мировой экономической конъюнктуры: существенные колебания цен на сырьевые товары оказывают, как правило, сильное влияние на курсы валют. Плюс еще, импортные товары занимают существенную долю в расходах населения. Если сравнить цифры по индексу потребительских цен, который используется для измерения инфляции и учитывает товары как отечественного, так и импортного производства, и по дефлятору ВВП, рассчитываемому исключительно на основе внутреннего производства, то последний показатель в тучные годы, когда население активно потребляло, был в два раза выше уровня годовой инфляции. По итогам 2016, когда тенге потерял почти в два раза в своей стоимости, инфляция составила 8,5%, а дефлятор ВВП показал рост на 13,6%.

Для сравнения приведем два исторических периода для отечественной экономики: 2016 год, когда Казахстан весь год жил в режиме ИТ, и 2007, год самой высокой инфляции за последние 17 лет. Анализируя данные, можно сделать вывод, что обменный курс валюты является важным поведенческим фактором населения. В 2007 казахстанцы, несмотря на высокую инфляцию и процентные ставки, активно брали кредиты в банках в иностранной валюте, за счет которых общий объем кредитов физлиц вырос на 31%, а в 2016 этот показатель достиг лишь 5%.

Год

Инфляция (ИПЦ %)

Среднегодовой курс

 (KZT/

USD)

Дефлятор ВВП, %

ВВП,  %

Среднегодовые ставки, %

Кредиты, выданные БВУ, физ. лицам, млн. тенге

тенге

СКВ

тенге

СКВ

2007

18.8

122.6

15.5

8.9

17.9

14.2

1,626,643

742,639

2016

8.5

342.2

13.6

1.1

18.9

10.9

2,209,571

123,788

Безусловно, в 2007 драйверами для населения оставались высокие в сравнении с 2016 годом рост экономики и денежный доход. Но, в тоже время, на 2007 пришелся финансовый кризис, который наименьшим образом коснулся обменного курса национальный валюты, тогда как прошлый год обесценил тенге c 2007 года на 180%.

Абстрактная инфляция

Казахстан последние два года, следуя рекомендациям МВФ, таргетирует инфляцию в заданном коридоре с целью обеспечить низкие темпы роста потребительских цен – это первоочередная цель монетарной политики Нацбанка. Тем самым, финрегулятор пытается стабилизировать как собственно инфляцию, так и инфляционные ожидания.

Однако реальные ожидания населения и бизнеса отличаются от целей центрального банка. Люди хотят, чтобы на рынке был конкурентоспособный реальный курс тенге, и рост, чтобы было как раньше, чтобы шел экономический бум, личные доходы стабильно росли, и все получали определенную выгоду за счет активного подъема экономики. Психология людей проста и понятна: лучше иметь деньги в кармане и покупать товар, хоть с завышенной ценой (2007 год этому пример), чем сидеть без денег и любоваться товарами на витрине с прошлогодними ценами.

Инфляция для населения – более абстрактный показатель, чем обменный курс. Когда вокруг курса начинается ажиотаж, подогреваемый спекулятивными заявлениями, это двигает обменный курс еще дальше вверх. К тому же население формирует свои решения и предположения на основе анализа прошлых и текущих событий, когда национальная валюта была несколько раз девальвирована, а любое имущество оценивалось в долларах. Информация об этом в сознании участников рынка прочно засела. В конечном итоге, все это переносится на инфляцию через импортируемые товары и услуги, а также через адаптивные ожидания.

Сейчас как одно из условий, необходимых для перехода к режиму ИТ, действует плавающий валютный курс. В теории это означает, что курс иностранной валюты к тенге определяется рыночными силами. При этом центральный банк оставляет за собой право проведения интервенций для недопущения резких изменений обменного курса, способных оказать негативное влияние на финансовую стабильность.

Однако нельзя забывать, что Казахстан – это не Англия или Канада, где режим ИТ можно внедрять в чистом виде. Здесь реальность финансового рынка иная, нужно учитывать особенности и историю рынка. Тем более, МВФ рекомендует внедрять новую монетарную политику с учетом потребности национальной экономики. Поэтому нельзя сбрасывать со счетов реальные ожидания участников рынка.

Темпы экономического роста, конкурентоспособный реальный курс должны быть такими же ключевыми целями политики финрегулятора, как поддержка ценовой стабильности. Стране нужна сбалансированная денежно-кредитная политика.

Окончание следует.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


экономист

 

Статистика

5376
просмотров
 
 
Загрузка...