Особенности корпоративного рейдерства в Казахстане

Продолжающийся в стране экономический кризис вызвал ослабление финансового положения многих компаний. Это вынуждает их владельцев искать новые источники финансирования

Фото: © Depositphotos.com/denisismagilov

Достаточно часто в компаниях обсуждается возможность вхождения нового инвестора в капитал в обмен на инвестиции. На данном этапе компаниям и их владельцам следует быть осторожными в выборе нового инвестора и юридическом оформлении условий финансирования, поскольку такой «новый инвестор» может оказаться рейдером.

Сегодня возрастает количество корпоративных рейдерских атак под видом помощи бизнесу. Мы хотели бы поделиться некоторыми примерами таких атак, имевших место в Казахстане.

Возможные сценарии нападения

Рейдерство редко сопровождается атакой в одном направлении. Как правило, применяются комбинации различных нападений, которые предпринимаются одновременно, либо в определенной последовательности, в зависимости от различных обстоятельств, специфики бизнеса и наличия ресурсов.

Такие атаки могут включать в себя:

  • предъявление иска в суд о взыскании задолженности и одновременное принятие судом мер по обеспечению иска (наложение арестов на имущество компании, банковские счета);
  • предъявление иска в суд об оспаривании каких-либо корпоративных решений, действий или сделок и одновременное получение через суд запрета на принятие компанией или ее акционерами тех или иных корпоративных действий (например, запрет на голосование на собрании акционеров/участников);
  • включение компании в качестве третьего лица в рамках судебного разбирательства двух не имеющих к вам отношения лиц, с целью установления в отношении компании определенных обстоятельств, что послужит основой для последующих исков;
  • возбуждение уголовных дел в отношении руководства компании, обыски, выемки (изъятие бухгалтерской и другой коммерчески чувствительной документации, серверов, компьютеров и т.д.), аресты руководителей, фактическое приостановление деятельности;
  • другие виды воздействия, например, отзыв либо приостановка разрешений, проверки государственных органов и другое, в зависимости от особенностей бизнеса и ресурсов атакующего.

В нашей практике был случай, когда «новый инвестор» предоставил компании долгосрочное финансирование на крупную сумму в виде аванса за поставку товаров в будущем и одновременно приобрел определенную долю участия в компании. Компания, соответственно, взяла на себя обязательство поставлять определенные объемы товара в установленные сроки, и, тем самым, обеспечила себе надежный источник дохода.

Затем через некоторое время «инвестор» неожиданно потребовал вернуть деньги обратно и практически сразу предъявил к компании иск о взыскании всей задолженности, утверждая, что та нарушила условия поставок товара. Компания-должник, конечно же, не имела возможности вернуть полученные средства сразу и попросила продлить сроки возврата средств.

В суде истец - «новый инвестор» - максимально «нарастил» иск: за счет требований о взыскании неустойки, упущенной выгоды и других, с тем, чтобы сумма иска была максимально приближена к стоимости наиболее привлекательных активов компании.

Одновременно рейдер получил у суда обеспечительные меры в виде ареста на все движимое и недвижимое имущество компании в пределах суммы иска и быстро наложил аресты, в том числе на банковские счета компании. Деятельность компании была парализована. Максимально быстро «новый инвестор» получил решение суда и выставил привлекательные активы компании на торги. Далее активы были распроданы через несколько промежуточных офшорных компаний.

Одновременно были возбуждены уголовные дела в отношении руководства компании, начались проверки госорганов, что затруднило попытки борьбы и вообще поставило вопрос о дальнейшем существовании компании.

Компания - третье лицо

В нашей практике также был случай, когда на первый взгляд безобидная ситуация могла повлечь серьезные последствия для компании. Рейдер приобрел долю участия в компании, которую был намерен отнять. Затем предъявил в суд иск к аффилированной с ним компании «Б» о взыскании гипотетической задолженности.

Несмотря на то, что данное гражданское дело не имело отношения к нашей компании, она была привлечена к делу в качестве третьего лица. В соответствии с ч. 1 ст. 52 Гражданского процессуального кодекса РК (ГПК), компания может быть привлечена в качестве третьего лица, если решение суда может повлиять на ее права или обязанности по отношению к одной из сторон. То есть, между нашей компанией и истцом (рейдером) либо ответчиком (компанией «Б») должны были существовать определенные правовые отношения, относящиеся к спору. В нашем случае этого не было, в связи с чем компания не могла быть привлечена в качестве третьего лица.

Тем не менее, правомерность привлечения компании к делу в качестве третьего лица достаточно часто игнорируется, поскольку компания не является ответчиком, и исковое требование против него не направлено. Якобы, ничего страшного, все равно с компании спроса нет.

Подобная позиция может оказаться ошибочной. Это связано с тем, что в отношении компании суд может установить определенные обстоятельства, которые в последующем будут иметь для нее обязательную силу.  

В соответствии с ч. 2 ст. 76 ГПК, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Такие обстоятельства не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица.

То есть, несмотря на то, что компания не является ответчиком, если она привлечена к делу в качестве третьего лица и суд установит, что компания, например, нарушила какой-либо договор или причинила кому-либо какие-либо убытки, подобное решение в последующем позволит рейдеру предъявить к компании иск о взыскании убытков.

При этом сам факт наличия убытков или нарушений договора уже не будет подлежать доказыванию, т.е. эти обстоятельства не будут оспариваться, т.к. уже были установлены вступившим в законную силу решением суда.

Поэтому следует внимательно относиться к ситуациям, когда компания привлекается к делу в качестве третьего лица. Следует внимательно читать судебные акты, чтобы проверять, не установлено ли в отношении компании каких-либо нежелательных обстоятельств. В случае, если такие обстоятельства установлены, судебные акты следует немедленно обжаловать. Законом установлены сроки для обжалования судебных актов, и их пропуск может повлечь отказ в удовлетворении жалоб. 

Более сложные схемы

Бывают ситуации сложнее. Например, «новый инвестор» предоставил казахстанской компании, испытывающей серьезные финансовые трудности перед банком, финансирование (через несколько уровней иностранных материнских и промежуточных компаний) в обмен на долю участия/акции в ее материнской компании.

Предоставив часть финансирования, а также получив акции в иностранной материнской компании, «новый инвестор» сменил руководство материнской компании, промежуточной компании и затем - и в самой казахстанской компании. Далее через контроль руководства указанных компаний продал долю участия/акции казахстанской компании своим аффилированным оффшорным компаниям. Таким образом, «новый инвестор» за часть обещанного финансирования забрал актив.

Но данный актив являлся проблемным, поскольку банк является крупнейшим кредитором казахстанской компании и может обратить на него взыскание. Для разрешения этой ситуации контролируемое рейдером руководство казахстанской компании через суд применило процедуру реабилитации. Затем через череду сделок рейдер добился нужных решений на собрании кредиторов: реабилитация принимается сроком на пять лет, погашение долгов перед банком переносится к концу пятилетнего периода реабилитации, компания получает защиту от действий банка (о процедуре реабилитации можно почитать в этой статье).

В результате, попытки банка обратить взыскание на актив были нейтрализованы, и рейдеру представилась возможность выжать из казахстанской компании максимальную прибыль в ходе процедуры реабилитации, а затем и вовсе ее обанкротить.

Наложение арестов на счета

Обеспечительные меры (аресты на имущество, запреты и т.д.) могут приниматься судом без уведомления и участия ответчика (компании-должника), если заявление об этом подается вместе с иском. Компания-должник для разрешения вопроса о наложении арестов не вызывается и узнает об этом после того, как счета уже арестованы, поскольку процедура уведомления о принятых без участия ответчика обеспечительных мерах законом не предусмотрена.

Отменить такие меры достаточно сложно в ходе рассмотрения дела, даже если иск по существу не обоснован (например, если нет реальных оснований требовать возврата денег, т.к. не наступил срок возврата займа). В итоге, чаще всего приходится ждать пока дело о взыскании задолженности будет рассмотрено по существу (это может занять несколько месяцев).

Несмотря на то, что в ГПК имеется ч. 1 ст. 162 о том, что суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков, эта норма на практике не работает. Суды не требуют предоставления истцом депозита для обеспечения убытков, вытекающих из арестов. В итоге рейдер может заявить в суд необоснованный иск и получить арест практически без последствий.

Пока рассматривается дело, и до снятия арестов деятельность компании может быть парализована: счета не оплачиваются, поставщики перестают поставлять товары/услуги, рабочие отказываются выходить на работу, предъявляются претензии со стороны партнеров. 

Компания может просить заменить аресты счетов другими обеспечительными мерами, например, установлением запрета на отчуждение другого имущества (скажем, производственного оборудования). Но если оно в залоге, либо если это движимое или недвижимое имущество не имеет оценки, суду легче будет отказать в подобной замене обеспечительных мер. Оценка же может занять время.

Наложение арестов, как правило, сопровождается «активной» работой судебного исполнителя, привлеченного рейдером, который в интересах истца налагает аресты на все возможные счета и имущество компании-должника, при этом, в размере, который в несколько раз превышает сумму иска.

Например, при сумме иска 300 млн тенге могут быть наложены аресты в пяти банках по 300 млн тенге в каждом. Здесь компании-должнику важно вовремя среагировать и обжаловать действия судебного исполнителя, поскольку жалоба на действия судебного исполнителя может быть подана в течение 10 дней.

Чтобы быть готовыми к подобным атакам, желательно заранее определиться с координацией и алгоритмом действий ответственных лиц компании (если это сторонний консультант, следует его заранее определить, удостовериться, что в нужный момент он сможет выделить нужных специалистов, обсудить сценарии).

В противном случае определение ответственных лиц, отсутствие координации, задержки, связанные с принятием решений, могут привести к пропуску некоторых процессуальных сроков и усугубить ситуацию.  

Здесь важно обратить внимание на то, что при одновременном возбуждении гражданских и уголовных дел компания будет привлекать нескольких юристов: юристов для представительства компании в суде в рамках гражданского дела, адвокатов для защиты руководителей компании.

Если интересы руководителей бизнеса противоречат друг другу, их будут защищать различные адвокаты. Интересы адвокатов и компании не всегда могут совпадать. Поэтому важно, чтобы было ключевое лицо, понимающее эти обстоятельства и способное давать юристам четкие указания. Это позволит эффективно использовать юристов/адвокатов, сэкономить на стоимости юридических услуг, а также правильно ответить на атаки.

Риск потери текущего контроля

В нашей практике был случай, когда рейдер в качестве нового акционера компании обратился в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении руководства компании в связи с якобы имевшими место хищениями.

Логика простая: если руководство компании будет арестовано, даже временно, компания может быть лишена текущего руководства. Фактически не будет лица, которое может принимать текущие управленческие решения – например, кого нанимать для защиты компании, какие защитные действия предпринимать и т.д.

Если акционеры компании находятся за границей, арест руководителя может фактически парализовать принятие решений компанией, поскольку потребуется время для назначения замещающего руководства.

Поэтому, как упоминалось выше, следует заранее определить ответственных лиц, которые должны знать, что от них требуется, когда наступит ответственный момент. Им следует заранее выдать соответствующие доверенности, например, на представительство в суде, представительство в отношениях с государственными органами, контрагентами, на принятие текущих управленческих решений и т.д., поскольку в случае ареста руководства, выдача доверенности может стать проблемой.

Финансирование

Если счета компании арестованы, потребуется время для получения компанией финансирования от акционеров для оплаты услуг юристов. Международный перевод может занять несколько дней, а то и недель. Помимо оплаты услуг юристов могут возникать расходы для оплаты государственной пошлины при предъявлении исков, оплаты залогов в рамках уголовных дел и т.д.

Поэтому полезно предусмотреть отдельный фонд для финансирования подобных мероприятий, чтобы денежные средства могли быть доступны при определенных обстоятельствах.

Дружественные компании

В некоторых случаях для обеспечения непрерывной деятельности компании аффилированные либо другие дружественные компании могут временно предоставлять помощь в оплате счетов поставщиков основных товаров или услуг. Это может позволить снизить нежелательные последствия наложения арестов на счета компании и приостановления ее деятельности. С подобной компанией лучше также определиться заранее. С поставщиками также полезно заранее договориться о возможности оплаты третьим лицом.

Готовность к обыскам и выемкам

Обыски и выемки представляют собой изъятие документации компании, компьютеров, серверов, которые могут содержать сведения в отношении обстоятельств уголовного дела. Подобное изъятие может парализовать работу бухгалтерии компании-должника. Если имеется риск получения рейдером доступа к изъятой информации, существует и риск потери важных доказательств в рамках последующих гражданских споров с инвестором. Поэтому важно привлечь грамотных адвокатов, чтобы протоколы выемки были составлены правильно, и было, например, подробное описание того, что именно изъято.

Для защиты от подобных ситуаций некоторые компании практикуют дистанционное резервное копирование баз бухгалтерий и документации, чтобы выемка не нанесла столь существенного вреда текущей операционной деятельности.

Залоги

В некоторых случаях для защиты от атак может быть целесообразным передать наиболее привлекательные активы компании в залог материнской либо другой дружественной компании. При этом сумма залога должна быть максимально приближена или превышать стоимость актива.

В случае рейдерской атаки это позволит дружественной компании получить приоритет перед рейдером в рамках исполнительного производства при обращении взыскания на имущество компании и фактически сделать такой актив менее привлекательным. Возможны другие опции в зависимости от особенностей бизнеса.

Что в итоге?

Практически все риски, описанные выше, не имели бы никакого значения при правильном и разумном применении законодательства судами, правоохранительными и контролирующими органами, поскольку законодательство содержит достаточное количество правильных норм, направленных на защиту собственности.

Но, поскольку применение этих норм страдает на практике, а то и вовсе вызывает недоумение, к сожалению, в существующей реальности сугубо юридические аргументы не всегда преобладают. Между тем, инвесторам нужна определенность в правовом регулировании, и наша система должна ее обеспечивать, если мы желаем конкурировать за инвестиции.

Тем не менее, пока кардинальные сдвиги в данном вопросе не произошли, мы вынуждены рекомендовать пути защиты, изложенные выше.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


партнёр юридической фирмы GRATA

 

Статистика

5973
просмотра