НЭП по-казахстански - 2: вместо роста ВВП - еда и лекарства для населения

Поручение разработать новый экономический курс президент дал ещё в январе. Что теперь, по мнению экспертов, должно войти в документ?

ФОТО: pixabay.com

Встречаясь в прошлый четверг, 23 июля, с премьер-министром Аскаром Маминым, президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что в настоящее время ведется «напряженная работа» над разработкой нового экономического курса, который должен войти в очередное послание народу Казахстана. Впервые о необходимости новой экономической политики глава государства сказал ещё 24 января 2020. Основой нового курса должна была стать взаимосвязь: денежно-кредитная политика и динамичный финансовый рынок обеспечивают долгосрочное и доступное финансирование экономики, что дает импульс развитию частного предпринимательства и защите конкуренции.

Тогда, семь месяцев назад, опрошенные Forbes.kz эксперты предположили, что новая экономическая политика должна базироваться на точной и прозрачной статистике, ясных критериях эффективности для управленцев, уважении прав частной собственности и прав человека, а также обеспечить развитие местного производства и рост ВВП не менее 7%.

На сегодняшний момент, после двух месяцев карантина и продолжающихся ограничений всех видов деятельности, приоритеты явно поменялись. Какие же цели и задачи новой экономики видят теперь эксперты? Каким должен быть новый экономический курс Казахстана в новых условиях?

Начнем с еды

В свете пандемии необходимость нового экономического курса никуда не исчезла, уверен финансовый консультант, член Ассоциации экономистов Казахстана Расул Рысмамбетов.

- Некоторые направления курса нужно прокладывать с учетом управления миграционными потоками. Новый экономический курс должен базироваться на «пирамиде Маслоу»: мы должны все силы отдать продуктовой безопасности и качеству продуктов питания, - считает он. - Исходя из этого приоритета, в сельской местности нужны не просто дополнительные рабочие места, а новые образованные люди. Кроме того, наши города, система управления регионами и многие другие системы устарели. Надо понять, зачем государству нужны областные, городские, районные акиматы, в чем их основные задачи, и вообще пересмотреть, какова роль государства для граждан – в управлении гражданами или в помощи им?

Именно поэтому для создания региональной кадровой базы очень нужна новая миграционная и новая инфраструктурная политика, которая сделает жизнь в городах менее 100 тыс. жителей более привлекательной для жителей больших городов. На взгляд Рысмамбетова, точки сельскохозяйственного экономического роста должны находиться в небольших городах с хорошей земельной базой и инфраструктурой для поставок во все регионы.

- Если определенно, то это такие города, как Тараз и пригороды, Кокшетау, Петропавловск, Талдыкорган, Сарканд, Аркалык, Экибастуз и десятки других городов, которые должны стать лучше для жизни, куда надо направлять миграционные потоки и усилия по развитию. А чтобы людям было выгодно туда ехать, там нужны железные дороги, автотрассы, школы, больницы (выше уровнем, чем сейчас), сельхозпредприятия в виде производственных кооперативов, - объяснил он свою идею. - Понимаю, что это звучит весьма утопично, однако государству сейчас придется не ориентироваться на рыночные экспортные возможности, а понять, как работать для граждан - накормить, дать образование и лечить.

Конкретными мерами будет помощь в создании сельхозкооперативов, агробанка, кооперативных региональных банков, реабилитации ирригационной системы по всей стране и др.

- Это не потребует таких гигантских сумм, как провальная программа индустриального развития, однако запуск сельского хозяйства обязательно повлечет за собой индустриальное развитие. Нулевой мерой должно стать создание открытого земельного кадастра, ужесточение требований к земельным отношениям и полное восстановление ирригации, - перечислил он в заключение.

Господдержка бизнеса как тормоз развития

- Прошло несколько месяцев с момента поручения президента, а новой экономической программы все нет и нет, - напомнил финансист Бейбит Абсенбетов. - Понятно, что пандемия является серьезным обстоятельством для переноса сроков принятия новой экономической программы, но недавно снова прозвучало из уст президента, что идет интенсивная работа по выработке новой экономической программы.

Какой будет эта программа, задался вопросом спикер.

- Меня терзают смутные сомнения, что если речь идет о документе, то это будет очередной inutilem opus (бесполезная работа), который пополнит копилку обещаний власти, привыкшей давать их множество в последние 20 лет. Мы являемся свидетелями различных красивых проектов, основной сутью которых являлось освоение бюджетов. Можно к гадалкам не ходить, чтобы сказать: вместо вразумительных мер появится очередная красивая идея, которой потребуется финансирование из бюджета или Национального фонда. Правительство вместо того чтобы заниматься экономикой, занимается бизнесом, не неся никаких рисков и за наш с вами счёт, - считает Абсенбетов. - Были уже у нас и кластеры, и СПК, и «национальные чемпионы», и МЦПС «Хоргос», и ГЧП, и многое чего еще. Обязательно должен будет появится национальный оператор этой программы - еще один монополист.

Недавно начали ОРЦ (оптово-распределительные центры — F) повсюду строить, чтобы «бороться со спекулянтами и посредниками», напомнил наш собеседник.

- Вы только вдумайтесь в эту формулировку! Спекулянтами во времена пещерного военного коммунизма называли мелких торговцев, по-современному это и есть тот МСБ, еще его называют микробизнесом. Вот так наши власти собираются «помогать» МСБ - борьбой с ними, - недоумевает он.

Недавно один известный в Казахстане экономист подарил Бейбиту Абсенбетову свою новую книгу под «интригующим», по выражению спикера, названием - «Государственная поддержка бизнеса - тормоз экономического развития и источник социальных проблем».

- Я прочитал ее, с большинством из выводов я согласен. На примере Казахстана я полностью разделяю мнение автора. Правительству и госорганам надо перестать заниматься бизнесом. Есть Минфин, есть Национальный банк — вот, пожалуй, и все.

Создайте нормальную бизнес-среду, стабильную валюту, стабильное законодательство, уберите монополистов на рынке, не гоняйтесь с топором за банкротами - вот и все по сути. Но эти простые вещи наиболее трудно решить, если нет политической воли. Однако чтобы такая воля появилась, необходимо найти новую точку опоры, и это должно быть не чиновничество. Поэтому остаюсь при своем мнении - необходимо начинать с политических реформ, - подчеркнул он.

Внесет ли пандемия корректировки в новую экономическую повестку? Абсенбетов так не считает.

- Пандемия - явление наднациональное и не экономическое. Это вопрос выживания, можно сказать, явление экзистенциальное, такое же, как стихийное бедствие или война, поэтому меры по предотвращению эпидемии я отношу не к экономике, а к гражданской обороне, - отметил он и сделал вывод: - Я не думаю, если бы у нас была другая экономика, то мы бы избежали жертв. Я не считаю, что наше правительство бездействовало - боролись как могли. Резко отрицательное отношение к правительству в условиях пандемии обусловлено общим недоверием, накопленным за предыдущие годы, а также порочной практикой манипулировать статистикой смертей и заражений.

Экономике дали дубиной по обеим ногам

Все понимают, что старая модель полностью себя исчерпала, констатировал в начале разговора экономист Алмас Чукин.

- Нормальный ученый ставит эксперимент и получает результат — причем оба результат важны: и положительный, и отрицательный. Если положительный — идем дальше, если отрицательный — записываем: это не работает, ищем другой подход. Но наш «ученый» немного потерял голову: он ставит эксперимент, получает отрицательный результат и говорит: наверное, эксперимент не так поставил. Пробует ещё раз — результат опять отрицательный. Нет, говорит, эксперимент неправильный, результат должен быть положительным! С упорством, достойным лучшего применения, мы ставим эксперименты, получаем отрицательные результаты и повторяем всё снова, - сокрушается наш собеседник.

Самый яркий пример такого подхода, считает Чукин, - это ГПФИИР (Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития).

- Первая программа с треском провалилась, но мы, даже не проанализировав, почему она провалилась, тут же взялись за вторую, убрав слово «форсированная», - и тоже провал. Сейчас это называется «экономика простых вещей», «реальных шагов», - сказал он и привел пример из «простых вещей»: - Все понимают, что LRT — это кощунство, особенно во времена карантина и экономии на всем, и тем не менее вдруг появляется информация, что хотят выпустить бонды под госгарантии на миллиард долларов. Я это иначе, как преступлением, назвать не могу. Госгарантия означает, что это практически деньги из бюджета. Причем для госгарантии нужно постановление правительства — то есть все министры должны расписаться в том, что это отличная идея - затратить миллиард долларов и построить воздушный трамвай. На тестирование коронавируса 40 млрд тенге — дорого, а 400 млрд тенге на LRT нормально.

Чукин настроен не так пессимистично, как предыдущий спикер, он назвал и положительные примеры «экспериментов»: компания «Эйр Астана», созданная по «правильной» модели, проект транспортного коридора Западная Европа — Западный Китай.

- Если государство правильно применяет свои большие возможности, результаты есть. То есть задача номер один — правильно определиться с ролью государства, - отметил он. - Сейчас она непомерно раздутая, государство тратит сумасшедшие деньги впустую. И это главная беда.

Связанный с первым второй стратегический вопрос — что мы без нефти будем делать?

- Представьте, что Нацфонд закончился и нефть больше не кормилица. У нас 70% бюджета на нефти. Готовы мы потерять 70% бюджетных доходов? Да, мы потеряем эти деньги не завтра, но 10-15 лет с точки зрения экономики — это ерунда. Средний срок реализации инновационного проекта — 7-8 лет. То есть через 10-15 лет мы можем оказаться у разбитого корыта — в стране разразится экономическая катастрофа, - в который раз предупредил эксперт.

И третий аспект — рост ВВП.

- Напомню старую шутку. Когда Горбачев предложил перестройку и ускорение, умные люди смеялись и говорили: как можно перестраиваться с ускорением - опрокинется же на повороте. Если перестройка — то не надо ускоряться, то и другое вместе — это ошибка. Так и сейчас говорить о том, что надо бороться за рост, — ошибка, - уверен экономист. - Надо понять, что экономике дали дубиной по обеим ногам. И сейчас надо прежде всего зализывать раны. Определиться, какие сектора у нас сильнее всего пострадали, как это повлияет на всё остальное, кому и как можно помочь. И меньше всего сейчас нужно думать об экономическом росте, тем более что рост сам по себе — вещь бесполезная и абстрактная. Например, представим себе, что цена на нефть взлетела и экономика дала семипроцентный рост за счёт экспорта. Разве это означает, что всё хорошо?

Нужен глубокий анализ текущего состояния и пара лет на восстановление «пошатнувшегося здоровья», сделал вывод Алмас Чукин.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5949 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить