Казахстанско-российские отношения: волатильность никому не нужна

Нестабильность нынешних казахстанско-российских отношений как нельзя лучше иллюстрирует ситуация с Каспийским трубопроводным консорциумом

ФОТО: © Depositphotos/leo_altman

Выявление экологического урона, нанесенного трубопроводом окружающей среде, и решение Росприроднадзора о приостановке транзита нефти по КТК на 30 дней внезапно разрешились выносом смешного даже по частным меркам штрафа в 200 тысяч рублей.

Разумеется, такого рода события приводят к всплеску мнений со стороны экономистов и политологов. Кто-то видит в происходящем желание России устроить реванш Казахстану за слова президента Касым-Жомарта Токаева о непризнании так называемых ЛНР и ДНР, сказанные им на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Другие полагают, что послание адресовано больше Европе, мол, труба может быть «закрыта» в любую минуту.

Апеллируя к здравому смыслу

Экономист Жарас Ахметов считает, что делать какие-то однозначные выводы в данной ситуации несвоевременно. По словам эксперта, ситуация вокруг КТК выглядит как некое предостережение Казахстану «не дрейфовать в сторону условного Запада, но это пока еще не конфликт». В плане ограничения импорта-экспорта – если и будут какие-то изменения, то вряд ли серьезные, потому что Казахстан важен для России как транзитная страна.

Жарас Ахметов
ФОТО: © Андрей Лунин
Жарас Ахметов

«Есть санкции, которые введены специальными постановлениями международных организаций и стран, и их нельзя нарушать. А есть частные ограничения – они введены компаниями, которые отказываются работать с российскими компаниями в частном порядке. За нарушение таких ограничений ответственность не предусмотрена, и серый реэкспорт, или, как говорят в России, параллельный импорт изделий таких компаний (наложивших частные ограничения – F) ни под какое регулирование не подпадает. Параллельный импорт для России сегодня очень важен, а Казахстан является транзитной страной – поэтому влиять как-то на нас через КТК или другими способами нет смысла», - считает Жарас Ахметов.

В то же время, начав войну против Украины, российское руководство посеяло серьезные сомнения в наличии у него здравого смысла, отмечает эксперт.

Политолог Рим Абдуллин согласен с экономистом в части непредсказуемости российской внешней политики. Он считает, что никакие рациональные доводы при анализе действий официального Кремля сегодня не работают.

Рим Абдуллин
ФОТО: личный архив
Рим Абдуллин

Что касается выступления президента РК на российском форуме, то здесь эксперт считает, что оно задало тренд в казахстанско-российских отношениях: «Речь на форуме в Петербурге важна прежде всего тем, что задала тренд последующим выступлениям нашего президента. Заметьте, потом он начал декларировать более серьезные, детальные вещи. Ведь о позиции РК по отношению к конфликту в Украине официальные лица заявляли и раньше. Но принципиально, что Токаев сказал это Путину в лицо и сделал это на форуме, который должен был легализовать позиции России по либерализации бизнеса. Это было важно. Что Токаев заявил «под занавес» форума? Не менее важные вещи. Он отметил, что Казахстан не будет помогать России обходить санкции, потому что мы не хотим ни вторичных санкций, ни испорченных отношений с Западом. Второе – еще до экопроблем с КТК он заявил о необходимости диверсификации маршрутов транспортировки нефти. И третье: в связи с кризисом и рецессией в Европе из-за перебоев поставок нефти он сказал, что Казахстан готов помочь ЕС довести предложение по нефти до уровня спроса. ЕС ввел эмбарго на нефть из России до конца 2022 года, а до марта следующего года перестанет покупать и российские нефтепродукты. И события с КТК, как мне кажется, происходят больше на фоне этих заявлений».

Динара Писарева
ФОТО: личный архив
Динара Писарева

В свою очередь, эксперт-международник Динара Писарева считает, что эпизод с выступлением Токаева на форуме и события вокруг КТК - это больше инфоповоды, чем отражение серьезных процессов: «Безусловно, есть договоренности между Акордой и Кремлем, и от них никому не выгодно сейчас отступать. У нас – реформы, у России – война, поэтому дополнительная экономическая и политическая волатильность никому не нужна. Казахстанско-российские отношения сегодня представляют собой большой дипломатический вызов для нашего государства. Россия имеет достаточно непредсказуемую внешнюю политику, и с ней очень трудно иметь какие-то дела».

Но в целом, считает эксперт, двусторонние связи с Москвой у Нур-Султана сохраняются довольно хорошие: «Инцидент с КТК это показал: сначала наложили санкции, а через четыре дня все отменили. Это результат дипломатической работы нашего руководства. Если говорить о долговременных и кратковременных приоритетах в наших отношениях с РФ, могу сказать, что в краткосрочной перспективе, конечно, нам стоит стараться сохранять сбалансированную, стабильную политику в отношении России. В долгосрочной перспективе нужно искать так называемый противовес или противодействующие внешние силы, которые помогут сбалансировать влияние РФ в регионе. Таких внешних сил не так много. Это Китай и Турция. С обеими странами Казахстан имеет достаточно хорошие связи. Мы формируем прочные доверительные альянсы, чтобы можно было что-то противопоставить российской экономической или политической агрессии, если таковая предвидится. Отношения с Западом у нас тоже хорошие, но Запад неблизко, и мы не находимся в сфере его непосредственных политических интересов».

Альтернативные маршруты

Говоря об альтернативных маршрутах транспортировки нефти в обход России, все эксперты в первую очередь отмечают коридор Баку – Тбилиси – Джейхан, по которому можно экспортировать минимум 20 млн тонн нефти.

«Его сейчас заполняют примерно наполовину и частично азербайджанской нефтью. Соответственно, мощности по приему нефтяных грузов на азербайджанской стороне есть, там танкерный вход могут дать Иран и Азербайджан. Потом паромом и цистернами можно транспортировать нефть до порта Батуми. В принципе, более или менее отработанные альтернативные маршруты, активно неиспользуемые, имеются. Также можно поставлять нефть по схемам замещения с Ираном, но это нужно согласовать с США и ЕС, чтобы не нарушать антииранские санкции, однако это тоже возможно. Можно сделать и железнодорожный обход через Туркмению, а потом через Иран транспортировать в Персидский залив. Но это непростое решение вопроса. Какие-то маршруты даже более-менее готовы, хотя, конечно, по объему они не смогут заместить транзит через Россию, но продержаться позволят», - считает Жарас Ахметов.

А в долгосрочной перспективе, по мнению эксперта, нужно обратить внимание на прокладку трубопровода по дну Каспийского моря и расширение пропускной способности трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан. «Это не отменяет возможности транзита и по КТК, и по системе «Транснефти», но альтернативные маршруты, если в руководстве РФ будут стоять иррациональные люди, все же нужно иметь», - заключает эксперт.

Политолог Рим Абдуллин обращает внимание на то, что все казахстанские нефтепроводы, кроме Алашанькоу – Душаньцзы и Баку – Тбилиси – Джейхан, были построены еще в советское время: «Очень долгие годы многое было завязано на Москве - исторические, экономические связи. И нам было проще не строить ничего нового. Что касается КТК, то приостановка была сделана, может быть, не для того, чтобы поставить на место Казахстан. А больше для Европы: мол, смотрите, мы в любой момент можем закрыть КТК, и Европа недополучит газ. Страдают ведь оба – и поставщик, и получатель».

А вот относительно прогнозов главы РФ о возможном росте стоимости нефти до $300 за баррель эксперт настроен скептически. «Саудовская Аравия, Катар, Кувейт по щелчку могут нарастить добычу, сегодня они ее сдерживают. Поэтому неочевидно, что цены на нефть вырастут. Недавно Citibank заявил, что до конца года цены могут упасть до $80 за баррель. Прогнозы Кремля, на мой взгляд, неочевидны. И шансов у них в долгосрочной перспективе нет», - считает Рим Абдуллин.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12975 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить