Как правительство РК пыталось сгладить последствия кризисов

Forbes.kz продолжает публиковать книгу Айдархана Кусаинова «Экономика Казахстана: мифы и реальность». Сегодня представляем читателям главу «Эволюция экономической политики»

Фото: © Depositphotos.com/VERSUSstudio

2004

В июне выходит «Государственная программа развития жилищного строительства в Республике Казахстан на 2005-2007 годы». Одной из трех задач программы является «повышение доступности ипотечного кредитования и жилищных строительных сбережений для широких слоев населения».

Начинается массовая, практически государственная кампания с девизом: «Зачем платить за аренду? Лучше взять ипотеку и жить в собственном доме». Проводятся круглые столы, общественные слушания; народ, государство и СМИ требуют предоставлять ипотеку, она становится чуть ли не продуктом первой необходимости. Аргументы банков о том, что ипотека – это рыночный продукт, банки не обязаны ее предоставлять всем, это «продукт для богатых», а не социальный, тонут в общей истерии, поддерживаемой государством - призывы покупать недвижимость в ипотеку идут с высочайших трибун.

Напомню, что Стратегией-2030 в экономической части сформулировано: «Открытая экономика с высоким уровнем накоплений».

В программе жилищного строительства и в последующем буме ипотечного кредитования зачеркивается идея высокого уровня накоплений, приоритетом становится потребление - тратить здесь и сейчас, а если нет денег, то взять в долг. Это классический и главный элемент импортозамещающей политики – наращивание емкости внутреннего рынка. Удивительно, но ряд частных коммерческих банков в тот период заняли более государственную позицию, чем Правительство, отказываясь удешевлять ипотеку и ограничивая этот вид кредитования.

Ставка на строительство как локомотив экономики также вскрывает импортозамещающий характер экономической политики. Строительный сектор имеет минимальный экспортный и огромный импортозамещающий потенциал, потому что производит неторгуемые продукты (недвижимость) и во многом использует неторгуемые товары и услуги.

Рынок сбыта кирпичей, цемента, бетона, стекольной продукции сильно органичен географически, просто потому что стоимость транспортировки серьезно вырастает. Становится гораздо выгоднее ставить новый цементный завод, чем возить цемент за 1000 км, выгоднее ставить кирпичный завод, чем возить кирпич за 300 км. Понятно, что есть ограничения по сырью, но и используемое сырье не уникальное. То же самое и в отношении самих строительных компаний - они ограничены в географии своих продаж, ведь для строительства необходимо мобилизовать и перемещать технику и людей, размещать их на объектах. Стоимость мобилизации и демобилизации вырастает с расстоянием, так что экспортировать строительные услуги достаточно сложно.

В периоды кризисов правительства начинают наращивать расходы на строительство именно потому, что практически все деньги попадут отечественным бизнесам, собственным гражданам, ведь отрасль еще и трудоемкая. Поддержка внутренней строительной отрасли в период экономического роста и в отсутствии даже признаков замедления в полной мере отражает политику импортозамещения.

Очевидное противоречие фактической импортозамещающей политики и соответствующих складывающихся реалий стратегическим целям развития экспорта привело к появлению идеи «волшебной пилюли» или в терминах Казахстана «прорыва» - в технологиях, в проектах, в экономике…

2005 - 2006

Раз нормальное экспортное развитие стало невозможным, то было решено сделать ставку на особенное, прорывное экспортное развитие. Появилась идея формирования постиндустриальной, инновационной экономики, в которой стоимость рабочей силы и ресурсов не имеет значения, потому что она построена на новых технологиях, которые позволят Казахстану сразу выпускать продукцию класса Мерседес – совершить прорыв.

В марте 2006 в послании президента страны впервые прозвучало слово «прорывные» проекты. Так начался новый этап в экономической парадигме Казахстана. Коротко можно сформулировать следующим образом: последовательная системная политика импортозамещения с постоянным поиском волшебной пилюли, «прорыва», который внезапно и сразу сделает страну экспортером высокотехнологичной продукции.

В силу того, что «прорыв» совершенно точно не происходит сразу по всей экономике, а начинается в какой-то отдельной отрасли, конкретном бизнесе или технологии - логичным продолжением стала программа «30 корпоративных лидеров», которая пришла на смену кластерному подходу.

Проблема в том, что в импортозамещающей экономике лидерами и флагманами являются соответствующие производства. Неудивительно, что в списке корпоративных лидеров, которые должны были вывести страну в экспортный прорыв, оказались либо предприятия, продукция которых трудно экспортируется (строители), либо импортозамещающие – то есть основанные на импортных технологиях и know-how, либо абсолютные новички-планшетные компьютеры и биоэтанол...

Пузырь на рынке недвижимости и кризис 2008-2009 стали логичным следствием проводимой импортозамещающей политики - это был казахстанский и вполне предсказуемый кризис, который случайно по времени совпал с внешним.

Посмотрим на уроки кризиса дальнейшую эволюцию экономической мысль страны.

Опущу период 2008-2009 – действия правительства в этих условиях были антикризисными, вполне понятными и неизбежными - девальвация, использование Национального фонда, рост государственных расходов. Здесь отдельно отмечу, что кризис мог быть использован для изменения экономической политики, перестройки экономики и возврату к стратегическим целям и задачам, но этого не произошло.

2009 - 2015

Принята масштабная Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана на 2010-2015.

Перед ее рассмотрением, я еще раз хотел бы процитировать стратегию Казахстан-2030 - в 2010 году она еще была руководящим инструментом страны.

«... Необходимо отметить, что страны Латинской Америки, поощряя импортозамещение, создали отрасли, которые основывались не на реальной конкурентоспособности, а на возведенных административных и тарифных барьерах. Окрепнув, эти отрасли направляли ресурсы на лоббирование своих интересов через государство в целях дальнейшего сохранения политики импортозамещения вместо модернизации и увеличения продуктивности. В результате ресурсы распределялись неэффективно, и национальные экономики проигрывали в международной конкуренции».

Итак, рассмотрим программу ГПФИИР 2010-2015.

Задачи бесспорно прекрасные: «Развитие приоритетных секторов экономики, обеспечивающих ее диверсификацию и рост конкурентоспособности…».

Только здесь импортозамещение (в мягком формате «казахстанское содержание») уже декларируется как основа развития: «На период до 2015 года основным приоритетом… станет реализация крупных инвестиционных проектов в традиционных экспортоориентированных секторах экономики, с мультипликацией новых бизнес возможностей для малого и среднего бизнеса через целенаправленное развитие казахстанского содержанияГосударство поддержит инициативы казахстанского … бизнеса… для создания современных импортозамещающих производств…».

Обращу внимание на еще один аспект новой экономической политики - государственное участие. Инициатором продвижения крупных проектов был назначен ФНБ «Самрук-Казына» и системообразующие компании, а приоритетные проекты будут осуществляться с финансовой поддержкой государства. Источниками финансирования программы определены: «Государственный бюджет и средства предприятий, организаций, включая средства национальных компаний и организаций с участием государства.»

Мне кажется важным снова процитировать стратегию Казахстан-2030: «…Замещение рынка. Этот подход связан с попытками правительства полностью вытеснить рынок. Чтобы придать импульс промышленному росту, государства поддаются соблазну подменить рыночные оценки информацией и оценками, генерируемыми в государственном секторе. Эти усилия редко приносят плоды…»

Заключение

Я рассматриваю эволюцию экономической политики страны, потому что считаю важным понимать причины, которые привели сегодня к кризису в экономике…

В Казахстане, к сожалению, верные стратегические цели и планы разошлись с реальными действиями и экономической политикой, и это расхождение произошло незаметно, по шажочку: общественное и экспертное мнение искривлялось – правительство следовало такому мнению, запуская соответствующие программы - это усиливало искажения. При декларативном сохранении экспортной направленности, программы реализовывали импортозамещающую парадигму…

В 2003-2008 страна жила в свободном рынке, открытой экономике, мощном притоке иностранных инвестиций, слабом государственном регулировании и свободно плавающем обменном курсе и все это привело к кризису 2008 года.

С 2010 по 2015 страна жила в сильном государственном регулировании и инвестировании, концентрированными государственными холдингами, серьезными вливаниями средств из Национального фонда, и снова пришла к кризису.

Эти две, на первый взгляд диаметрально противоположные экономические политики по направленности своей одинаковы – они обе импортозамещающие. Более того, они обе противоречат Стратегии-2030.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


Директор Almagest

 

Статистика

6106
просмотров