Госкомпании и проблемные банки

Экономист Захар Кузменко провел анализ годовой и полугодовой отчётности крупнейших государственных холдингов «Самрук-Казына», «Байтерек», «КазАгро», а также ЕНПФ с точки зрения размещения денег в коммерческих банках

Фото: pixabay.com

Деньги госкомпаний в проблемных банках

Согласно отчетности ФНБ «Самрук-Казына» (СК), на конец 2016 на балансе холдинга был кредит проблемному БТА Банку в сумме 138,6 млрд тенге под 4% годовых, выданный еще в 2015. А в полугодовой отчётности этого года кредит этому банку вырос уже до 244 млрд тенге. Далее отмечается, что в июле 2017, в рамках государственного финансирования выкупа кредита БТА у Казкома, БТА Банк полностью вернул кредит в СК, а тот, в свою очередь, направил эти средства на погашение своих долгов перед Нацбанком на аналогичную сумму.

Такое кредитование очень проблемного БТА Банка вызывает ряд серьезных вопросов как к фонду, так и к Нацбанку. Зачем вообще государству нужно было кредитовать проблемный банк под очень льготную процентную ставку? Зачем для этого нужно было привлекать крупнейший госхолдинг и Нацбанк, которые не должны заниматься этим вовсе?

Помимо кредита в проблемном БТА, группа компаний «Самрук-Казына» размещала свои деньги в других проблемных банках. В консолидированной отчётности СК на конец 2016 под деньги, размещённые в банках, были созданы провизии на потенциальные убытки для Delta Bank – 15,3 млрд тенге и для Казинвестбанка – 12,4 млрд тенге. 

В отдельной отчётности холдинга указывается, что провизии по Delta Bank составили 30% от размещенных денег, а по Казинвестбанку – 75%. Исходя из этого можно посчитать, что на счете в первом банке было размещено 51 млрд тенге, а во втором – 16,5 млрд тенге. И хотя средства были вложены в эти два банка до того, как они стали проблемными, в любом случае это предполагает непродуманное использование денег.

Что касается НУХ «Байтерек», то, судя по финансовой отчетности, на конец 2016 он разместил 21,1 млрд тенге в Казинвестбанке, а 60,3 млрд тенге – в Delta Bank, то есть 81,4 млрд тенге на два банка.

По отчётности НУХ «КазАгро» на конец 2016 непонятно, сколько денег было размещено в этих финансовых институтах. Однако на конец первого полугодия 2017 холдинг создал провизии на убыток по своим деньгам, размещенным в обоих банках, в сумме 63,3 млрд тенге. Вполне возможно, что это не 100% провизии, и реальная сумма депозитов и кредитов КазАгро в этих двух банках может быть больше.

Что касается ЕНПФ, то на конец 2016 Нацбанк (как доверительный управляющий активами фонда) вложил в Delta Bank 45,2 млрд тенге (16,8 млрд тенге на депозитах и 28,4 млрд тенге – в облигациях) и в Казинвестбанк – 2,9 млрд тенге (депозит).

Таким образом на конец 2016 государственные компании вложили в два проблемных банка (Delta Bank и Казинвестбанк) сумму не менее 260,3 млрд тенге. И это без учета банка RBK, который на начало 2017 по размерам был почти в два раза больше чем эти два банка вместе взятые.

Насколько правомерна борьба госкомпаний за свои деньги?

По отчетности госкомпаний за первое полугодие этого года с деньгами госхолдингов в Delta Bank произошли любопытные метаморфозы.

Начну с денег ЕНПФ. В феврале 2017 Нацбанк дал кредит «специального назначения» в размере 45,6 млрд тенге для Delta Bank с целью вытащить деньги ЕНПФ из этого проблемного финансового института. В этой «спасательной операции» Нацбанка есть ряд проблемных моментов.

Прежде всего, у этого коммерческого банка с конца прошлого года были явные проблемы с возвратом денег своим вкладчикам и кредиторам. При этом, есть определенные правила того, как проблемный банк должен отвечать по своим обязательствам. Например, если одновременно несколько (а, может, и все) вкладчики – юридические лица подали требования по получению денег, а в банке не хватает денег, чтобы вернуть деньги всем, то финансовый институт не имеет права выбирать, кому дать деньги, а кому нет. У всех вкладчиков банка должны быть одинаковые права, и именно Нацбанк, как регулятор банков, должен следить за тем, чтобы эти права соблюдались.

Внезапно, в ущерб другим вкладчикам и кредиторам Delta банка (чьи деньги не гарантированы государством), государственные деньги пошли на спасение одного вкладчика. То есть у ЕНПФ непонятным образом оказались более приоритетные права. Это несправедливо, но жаловаться некому, поскольку это сделано самим регулятором банков. Фактически, Нацбанк нарушил свои собственные правила, чтобы спасти деньги, которые сам и разместил.

Другая проблема заключается в том, Нацбанк, теперь уже как монетарный регулятор, не должен эмитировать деньги (печатать их из воздуха) для спасения банков, если заранее известно, что он эти деньги потеряет. То есть, помимо нарушений правил по регулированию банков, Нацбанк вошел в конфликт с международными принципами монетарного регулирования. 

Эта «спасательная операция» еще демонстрирует просто громадный конфликт интересов, который существует в Нацбанке, когда он одновременно является монетарным регулятором и регулятором финансовых институтов, при этом сам занимается деятельностью, которую регулирует.

Помимо Нацбанка (в лице ЕНПФ) «Самрук-Казына» и «Байтерек» тоже каким-то образом сумели сократить свои вклады и кредиты в Delta Bank в этом году. Как указывается в их полугодовой отчётности за 2017, путем переуступки прав они передали свои депозиты и кредиты третьим лицам, резко сократив таким образом свои убытки по провизиям. Остается только надеется, что такие действия государственных холдингов были сделаны не в ущерб другим вкладчикам и кредиторам Delta Bank.

Интересно отметить, что в то время, когда ФНБ и «Байтерек» смогли сократить свои убытки по Delta Bank, НУХ «КазАгро», наоборот, доначислил у себя дополнительные убытки по своим деньгам в этом банке. Так, согласно отчётности холдинга за этот год, в первом полугодии этот госхолдинг признал провизии по обесценению своих средств в Delta Bank на сумму 52 млрд тенге.  

Госкомпании и банки в целом

Помимо описания взаимодействия госкомпаний и проблемных банков я показал уровень влияния всех госкомпаний на банковскую систему

Как видно из таблицы, с учетом средств Нацбанка, размещенных в коммерческих банках, на конец июня 2017 деньги компаний, контролируемых государством, составляли 50% всех средств юридических лиц, размещённых в банках в виде депозитов, кредитов, или покупки банковских облигаций. По всем меркам это крайне высокая доля участия государства в финансировании банков, что указывает на непропорционально высокую их зависимость от решений госчиновников.   

Справедливости ради можно отметить, что очень высокий уровень финансирования банков со стороны Нацбанка на конец первого полугодия связан с поддержкой Казкома. После того как государство закрыло кредит БТА Банку, а затем Казком вернул деньги Нацбанку, кредиты Нацбанка в коммерческих банках составляли примерно 400 млрд тенге (RBK, Delta и другие).

Также можно отметить, что в течение первого полугодия резко вырос объем средств «Самрук-Казыны», размещенный в БВУ, и достаточно снизился этот показатель у НУХ «Байтерек». При этом фонд практически весь прирост своих денег разместил за границей (743 млрд тенге), а не в отечественной банковской системе, что выглядит довольно непатриотично для крупнейшего государственного холдинга. Деньги госкомпаний должны находиться в стране и прямо или косвенно (через депозиты в банках) работать на экономику Казахстана.

Помимо этого, в финансовой отчётности ФНБ интересно отметить, что из 4,8 трлн тенге, размещенных в банках, 62,8% деноминированы в валюте (60,4% на начало года), что также выглядит довольно непатриотично, когда само государство объявило борьбу с долларизацией экономики.  

По консолидированной отчётности такой информации нет, однако в отдельной отчётности головного офиса СК указано, что на конец июня 2017 из 803 млрд тенге кредитов и срочных депозитов, размещенных в банках, 446 млрд тенге были переданы в БВУ «в целях финансирования мероприятий, утвержденных правительством» (было 363 млрд тенге на начало года). Вероятно, в рамках всего холдинга (на консолидированной основе) эта сумма значительно больше. При этом, на эти же цели «Байтерек» на конец июня разместил в банках 575 млрд тенге. То есть «Самрук-Казына» занимается тем же, чем и холдинг, в аналогичных или даже больших размерах. Это не сочетается со стратегией развития холдинга и его программой трансформации, которые утвердило правительство.

По отчетности ЕНПФ видно, что государственный пенсионный фонд тоже достаточно быстро выводит свои деньги из экономики Казахстана за рубеж.

В заключение хотел был еще раз повторить, что в Казахстане государство играет слишком большую роль как в коммерческом, так и в финансовом секторе с очень большими негативными последствиям. Необходимо сокращать роль государства в рыночной экономике.   

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

5375
просмотра
 
 
Загрузка...