Экономическая политика: План-2025 Сагинтаева vs. План-2025 Масимова

После назначения на пост премьер-министра Бакытжан Сагинтаев решил, во-первых, кардинально пересмотреть проект «Стратегического плана развития Казахстана до 2025 года» и, во-вторых, сделать это максимально публично

Фото: creer-entreprendre.fr

23 ноября на сайте НПП опубликована ссылка на новый правительственный проект «Стратегического плана развития Казахстана до 2025 года» (далее План-2025). Документ вызвал у меня полное уныние и безнадегу. В новом стратегическом плане не появилось ничего нового. Хуже того, сравнивая старый и новый варианты Плана-2025 можно сказать, что при Кариме Масимове он было даже чуть более революционным.

Несмотря на то, что План-2025 Масимова был чуть более продвинутым, и старому, и новому документу можно смело поставить «двойку». Оба документа включают в себя все те же красивые, но ничего не значащие лозунги и декларации, которые правительство непрерывно произносит и вписывает во все свои стратегические документы последние 10 лет. Кардинального пересмотра подходов к реформам нет ни в старом, ни в новом документах.

Без сомнения, стратегический план развития Казахстана на ближайшие 10 лет – это самый важный документ правительства, рассматриваемый в этом году. Падение цен на нефть показало, что без нефтедолларов наша экономика тяжело больна, и все прошлые усилия по изменению такой ситуации ни к чему не привели. Поэтому, в связи со сменой премьер-министра и министра экономики ожидалось что-то кардинально новое. Однако все осталось по-старому, включая обсуждение и объяснение планируемых стратегических реформ всему обществу.

«Закрытая» публичность обсуждения Плана-2025

Прежде всего, хотел бы поблагодарить НПП за публикацию проекта Плана-2025, поскольку на сайте Министерства экономики или премьер-министра этот документ вы не сможете найти, несмотря на всю его стратегическую важность. Однако вместо Плана-2025 от Бакытжана Сагинтаева, на сайте МНЭ я с удивлением обнаружил первую версию плана, которую разместили 2 июня 2016, еще при прошлом премьер-министре Масимове.

Откровенно говоря, План-2025 от Масимова оказался для меня большой новостью. Я не знал, что существует первая версия документа, поскольку этот план с обществом не обсуждали совсем, и никто не объяснял, в чем его новизна. По всей видимости, новый премьер-министр, заступивший на свой пост в начале сентября, получил инструкции или самостоятельно решил кардинально пересмотреть План-2025 Масимова, и сделать это максимально публично.

С точки зрения публичного обсуждения Плана-2025 все, вроде бы, начиналось хорошо. Премьер пригласил к себе несколько групп экспертов экономистов и бизнесменов, чтобы послушать их мнение о необходимых реформах.

Затем эстафету перехватил министр экономики Куандык Бишимбаев, который также начал приглашать независимых экспертов для обсуждения презентации проекта Плана-2025. При этом он взял с экспертов слово, что они не передадут презентацию в прессу и не будут комментировать её публично. Что выглядит очень странно, поскольку презентация совпадает один в один с Планом-2025, опубликованном на сайте МНЭ при Масимове. Наверное, Куандык Бишимбаев, как и я, был не в курсе о публикации первой версии Плана-2025.

Здесь также хочется сказать спасибо кому-то из приглашенных экспертов, который передал презентацию Плана-2025 в прессу, в результате чего у нас появилась возможность увидеть, как «прогрессировала» работа по новой версии документа.

Кульминацией обсуждения правительственного Плана-2025 стало мероприятие, в котором Всемирный Банк и правительство провели мозговой штурм на тему «Элементы модели нового роста для Казахстана». Мероприятие было проведено 19 ноября в рамках программы совместных экономических исследований правительства и ВБ.

Материалы этого очень важного и интересного мозгового штурма не были опубликованы, что тоже вызывает большое удивление. По общемировой практике, совместные экономические исследования правительства и ВБ (или МВФ) обязательно должны быть опубликованы, особенно, если относятся к стратегически реформам.

Таким образом, правительство громким образом пропиарило свои обсуждения Плана-2025 с независимыми экспертами, однако никто так не понял, какая была польза от этих обсуждений. Особенно это касается Всемирного Банка, имеющего богатейший опыт в этой сфере.

Правительство Сагинтаева не прислушалось к экспертам

Хочется сказать спасибо друзьям из Facebook, которые смогли достать все материалы «мозгового штурма» правительства и ВБ (банк подготовил большой объем анализа и рекомендаций) и скинуть их мне. В результате появилась возможность оценить, насколько правительство восприняло рекомендации этой международной организации. Сами материалы вы можете скачать в конце этой статьи.

Всемирный банк имеет множество глубоких исследований и обладает большим опытом по структурным и экономическим реформам в развивающихся странах. Исходя из этого, мне казалось, что правительству будет трудно отмахнуться от рекомендаций ВБ. Однако именно это оно и сделало.

По поводу самих рекомендаций ВБ чуть позже, сейчас хотел бы отметить интересные наблюдения.

МНЭ давало одну информацию отечественным экспертам и другую – иностранным

Напомню, что еще в феврале 2014 глава государства дал поручение правительству: «до 2020 доля государственной собственности должна быть доведена до уровня стран ОЭСР - 15% от ВВП».

Поэтому, я был буквально в шоке, когда в презентации МНЭ для отечественных экспертов увидел план по «снижению доли государственного участия по отношению к ВВП» -  40% до 2020, и 15% до 2025. То есть, в презентации, как и в Плане-2025 от Масимова, предлагалось растянуть на более длительный срок по-настоящему революционное поручение президента.

В следующий раз я был шокирован, когда увидел презентацию МНЭ для экспертов ВБ. Сначала был приятно удивлен, что правительство Сагинтаева все-таки решило в срок выполнить невероятно сложное поручение президента по снижению государственного участия в экономике. Однако потом был в ступоре, увидев на десятом слайде, что, оказывается, в 2015 доля государственного участия в экономике составляла всего 20,6%!

То есть, по оценке правительства Сагинтаева, очень сложная задача превратилась в сравнительно простую - снижение доли государственного участия с 20,6% в 2015 до 15% в 2020. Это означает, что снижение собственности государства в бизнес-активах будет всего на 27%! Такая интересная интерпретация поручения главы государства командой Сагинтаева вызывает три больших вопроса.     

Во-первых, исходя из этой оценки, получается, что новый министр экономики и старое правительство Масимова в первой версии Плана-2025 предлагали нарастить долю государства в экономике с 20,6% до 40% до 2020, а потом резко снизить её до 15% до 2025? 

Во-вторых, в поручении главы государства речь шла о снижении доли государственной собственности по отношению к ВВП. Как ни считай, но сегодня эта доля никак не может быть меньше 45%. Если в расчет брать валовые активы бизнеса, контролируемого государством, то их доля к ВВП уже давно больше 60%. Если брать капитал бизнеса, подконтрольный государству, то он составляет минимум 45% по отношению к ВВП. Откуда взялась цифра 20,6%?

И, наконец, третий вопрос. Когда же, наконец, правительство объяснит, как надо считать долю государственного участия по отношению к ВВП? Оно уже почти три года упорно обходит этот вопрос стороной. Интересно, что в опубликованном Плане-2025 Сагинтаева тоже нет информации о текущем уровне доли государственной собственности по отношению к ВВП. Таким образом, правительство продемонстрировало свою «открытость» только на «закрытом» мероприятии с иностранными экспертами.

«Перезагрузки» не будет?

План-2025 от Масимова тоже был достаточно далек от кардинальных реформ. Это особенно хорошо видно в сравнении с анализом текущей ситуации и рекомендациями ВБ. Однако в нем признавалась необходимость «перезагрузки» экономической модели развития. Команда Сагинтаева, по всей видимости, не видит необходимости в кардиальных изменениях, что хорошо видно при сравнении ключевых приоритетов от разных премьеров. 

Так, в Плане-2025 Масимова говорится: «Миссией на среднесрочный период станет «перезагрузка» экономической модели развития, которая заложит основу структурных изменений, как для государства, экономики и бизнеса, так и всего общества.

В сфере государственного управления будет пересмотрена роль государства в экономике со смещением акцента от экономического оператора к эффективному регулятору и провайдеру качественных государственных услуг. Это будет достигнуто через радикальное и форсированное снижение участия государства в экономике, полный переход к бюджетной политике, ориентированной на результат, на основе открытости, эффективности и экономичности…».

В Плане-2025 Сагинтаева говорится. «Ключевые приоритеты Стратегического плана 2025 – это формирование устойчивой модели развития страны, основанной на диверсифицированной структуре экономики, конкурентоспособном и преобладающем частном секторе, развитом человеческом капитале, широком среднем классе, сбалансированном развитии макрорегионов, а также высоком качестве государственного управления».

По моему мнению, общая миссия и расстановка приоритетов по части государственного управления у команды Масимова была великолепна. А у команды Сагинтаева в целом в документе видны только общие лозунги, не требующие никаких кардинальных изменений.

Немного о рекомендациях ВБ

Анализ текущей ситуации и рекомендации, сделанные экспертами ВБ для обсуждения Плана-2025, очень большие, и я остановлюсь лишь на нескольких основных моментах.

Первым приоритетом рекомендаций ВБ стало - изменение макроэкономической политики с целью ориентации на диверсификацию экономики. Как говорится в выводах первой презентации ВБ «Казахстану потребуются сложные корректировки макроэкономической политики».

Одной из важнейших частей такой корректировки является изменение правил использования Нацфонда. Поскольку я тоже пользовался материалами ВБ и МВФ, то рекомендации ВБ на «мозговом штурме» с нашим правительством практически полностью совпали с тем, что и писал в своей статье по Нацфонду.

Теперь, если вы посмотрите План-2025 Сагинтаева, то не найдете никаких упоминаний о корректировке макроэкономической политики. Справедливости ради можно сказать, что в Плане-2025 Масимова тоже нет каких-то серьезных корректировок в этом направлении. То есть, в отличие от мнения иностранных и отечественных независимых экспертов, с точки зрения правительства в Казахстане все нормально с экономической политикой.

Помимо этого, в презентации ВБ говорится, что «макроэкономические корректировки – это необходимое, но не достаточное условие для новой модели роста. Нужны и другие структурные изменения». Далее идут материалы с очень чёткими рекомендациями ВБ по структурным реформам конкретно для Казахстана. Материал ВБ большой, поэтому я остановлюсь только на предложениях ВБ по поводу сельского хозяйства.  

Рекомендации ВБ по сельскому хозяйству

Я тоже недавно писал по этому поводу, и здесь хотел бы более подробно остановиться на теме «государственная поддержка сельского хозяйства».  

Эксперты ВБ проанализировали концепцию Государственной программы развития АПК на 2017-2021 и отметили, что, по сравнению с действующей программой Агробизнес-2020, ассигнования на новую программу увеличиваются на 80% (с 1,49 трлн тенге до 2,86 трлн). Причем, по мнению Всемирного банка, 80% этой помощи пойдет на неэффективные (с точки зрения конкурентоспособности) направления: 44% - на субсидирование и 36% - на государственное финансирование КазАгро.

От себя добавлю, что для роста агробизнеса в Казахстане новый министр сельского хозяйства пошел по самому простому в краткосрочном периоде, но самому вредному в долгосрочном горизонте пути. То есть, в условиях текущих кризисных явлений, вместо повышения конкурентоспособности сельхозпроизводителей, министерство предлагает раздать им больше государственных финансовых подарков, в надежде, что за счет этого вырастет производительность и ускорится рост сельского хозяйства.

В свою очередь, эксперты ВБ говорят, что рады видеть желание правительства увеличивать поддержку сельского хозяйства в кризисный период, однако делать это надо по-другому. Вместо прямой поддержки они предлагают потратить эти деньги на:

- исследования, новации и обучение;

- мелиорацию земель, орошение и управление водными ресурсами;

- здоровье растений/животных, безопасность и обеспечение качества;

- сельскую и агропроизводственную инфраструктуру;

- помощь к доступу на местные и международные рынки;

- другую помощь в снижении операционных затрат и рисков для инвесторов в сельское хозяйство.

Для Казахстана исполнение такой рекомендации – это уже полная «перезагрузка» политики в этой сфере. Помимо этой рекомендации в презентации ВБ по сельскому хозяйству даются другие не менее важные рекомендации.

В заключение хотел бы поблагодарить Forbes.kz за публикацию материалов встречи на тему «Элементы модели нового роста для Казахстана», в рамках которого Всемирный Банк и правительство провели «мозговой штурм», и призвать правительства предавать огласке такие документы самостоятельно.

Также очень плохо, что такой важный стратегический документ будет утвержден указом президента и пройдет мимо парламента. Каким бы ни был парламент, любое обсуждение в его стенах означает большую прозрачность и подотчётность правительства.

1. Программа мозгового штурма

2. Основные направления среднесрочной экономической политики

3. Макроэкономическая корректировка

4. Структурные реформы для новой модели развития

5. Концептуальная основа суверенных фондов благосостояния

6. Продуктивные политики развития

7. Продуктивная занятость и массовое предпринимательство

8. Новая государсвтенная программа развития агро-индустриального комплекса

9. Позиционирование сельского хозяйства как двигателя роста

10. Сельское хозяйство в Бразилии - уроки развития

11. Реформы в области занятости в ЕС

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

13746
просмотров
 
 
Загрузка...