Досым Сатпаев: «Черная кошка» давно уже пробежала между Ереваном и Астаной

Кавказский регион представляет собой интересный спектр различных политических систем: от классических авторитарных, как в Азербайджане, до демократических, как в Грузии. И между ними долгое время находилась Армения. Но последние события ещё больше приблизили эту республику к Грузии с точки зрения демократических реформ

Серж Саргсян и Нурсултан Назарбаев
Фото:.azatutyun.am
Серж Саргсян и Нурсултан Назарбаев

При этом Армения чем-то напоминает Кыргызстан в Центральной Азии, где также были свои массовые выступления, которые привели к смене власти. Но наибольшая схожесть наблюдается в том, что и в Армении, и в Кыргызстане были проведены конституционные реформы по созданию парламентских республик, что в принципе пока является редкостью на постсоветском пространстве.

Серж Саргсян, который в течение последних десяти лет занимал пост президента Армении, инициировал эту конституционную реформу, существенно расширив полномочия главы правительства, в том числе, для того, чтобы продлить своё пребывание у власти уже в качестве премьер-министра. Примерно по такой же схеме действовал и бывший президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, который через конституционные изменения после своего ухода с президентского поста хотел сформировать новую форму преемственности своей власти за счёт усиления позиций премьер-министра, чью должность в будущем, возможно, он попытается занять.

Ещё в прошлом году армянская оппозиционная парламентская фракция «Елк» уже готовилась к тому, что Серж Саргсян может нарушить своё обещание не идти на пост премьера после того, как оставит президентский пост. По крайней мере, оппозиционеры предостерегали власти от попыток использовать авторитарные методы управления в Армении, которые, по их мнению, наблюдаются в некоторых странах - членах ЕАЭС, где существуют несменяемые политики. Но Серж Саргсян не внял этим предостережениям, за что и поплатился, забыв, что Армения – это не Казахстан, Беларусь или Россия, где оппозиция либо отсутствует, либо слаба.

В своё время включение Армении и Кыргызстана в ряды участников ЕАЭС для России имело больше политическую составляющую, чем экономическую. Тем самым Москва пыталась сколотить внутри интеграционной структуры собственную группу лояльных к себе государств после того, как у России возникли явные сомнения по поводу будущей лояльности к ЕАЭС со стороны Минска или Астаны. При этом существенным отличием Армении от других членов ЕАЭС и ОДКБ является то, что эта республика чрезвычайно сильно зависима от России как с точки зрения экономического взаимодействия, так и в сфере обеспечения безопасности на фоне тлеющего конфликта с Азербайджаном.

С другой стороны, в последнее время в глаза бросается важный момент. Если своё членство в ОДКБ Ереван не ставит под сомнение, то по поводу членства в ЕАЭС уже возникли определённые политические разногласия. Например, осенью прошлого года оппозиционная фракция «Елк» в армянском парламенте инициировала вопрос о создании временной комиссии, которая должна была подготовить заявление парламента о выходе Армении из Евразийского экономического союза. Кстати, эту фракцию возглавлял Никол Пашинян, который был одним из главных организаторов недавних массовых митингов против назначения Саргсяна на должность премьера.

В прошлом году оппозиция заявила, что за несколько лет членства Армении в ЕАЭС уменьшился поток иностранных инвестиций, ВВП страны сократился на 8%, уровень занятости снизился на 13%, международные резервы уменьшились на 40%, а государственный долг, наоборот, вырос на 10%. Также упоминался провал политики по созданию условий для свободного перемещения товаров, капиталов, рабочей силы и услуг в рамках Евразийского экономического союза. В принципе, аналогичные претензии давно уже звучат в Минске, Астане и Бишкеке.

Были высказаны претензии и в адрес России, которую обвинили в том, что она продает оружие азербайджанской стороне. Это была реакция на заявление вице-премьера России Дмитрия Рогозина о намерении Кремля продолжить продажу вооружения Азербайджану в соответствии с ранее заключёнными соглашениями. Понятно, что для Москвы экспорт вооружения – один из немногих оставшихся источников дохода для российского бюджета, кроме продажи сырья. И той же Армении российская сторона также регулярно предоставляет кредиты на закупку современного вооружения и техники.

В прошлом году из Еревана был брошен очередной камень и в огород Казахстана, который, по мнению армянской оппозиции, больше симпатизирует Азербайджану в карабахском конфликте. Здесь вспомнился неприятный инцидент, когда в 2016 Армения даже обвинила нашу республику в том, что, отказавшись от участия в саммите премьер-министров стран - членов ЕАЭС в Ереване во время очередного разгара конфликта в Нагорном Карабахе, Астана тем самым поддержала Азербайджан и, следовательно, «подорвала репутацию организации». Доходило до того, что некоторые армянские эксперты призывали исключить Казахстан из ЕАЭС и ОДКБ за его тесные связи с Баку. Довольно странное обвинение, учитывая то, что сам факт участия Казахстана в этих двух организациях отнюдь не отменяет наше суверенное право самим определять свои внешнеполитические приоритеты.

Кстати, примерно в этот же период центр интеграционных исследований Евразийского банка развития и агентство «Евразийский монитор», представив очередное ежегодное исследование общественного мнения в странах постсоветского пространства, выявил снижение числа сторонников ЕАЭС в Армении до 46%, также объясняя этот факт тем, что армяне не удовлетворены позицией союзников по Нагорному Карабаху и конфликту с Азербайджаном.

Все это говорит о том, что, вне зависимости от того, какие силы (прозападные или пророссийские) будут у власти в Армении, отношения этой республики с Казахстаном вряд ли будут партнёрскими. Они и сейчас отличаются вялыми торговыми и политическими связами как в рамках ЕАЭС и ОДКБ, так и в рамках двусторонних связей.

В то же самое время речь идёт не только об армянских оппозиционных силах, которые довольно критически относятся к Казахстану. На парламентских выборах 2017 года, получив 49,5% голосов, Республиканская партия, лидером которой был Серж Саргсян, создала коалицию с националистической партией «Дашнакцутюн», которая давно и активно выступает за жёсткую политику по отношению к Азербайджану и за объединение Нагорного Карабаха с Арменией.

Кстати, что касается Республиканской партии, которая, возможно, сохранит позиции в парламенте, то, как отмечают некоторые эксперты, ее основу составляют многие выходцы из Карабаха, которых вряд ли радуют тесные политические связи Астаны и Баку.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13491 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
24 мая родились
Куаныш Бектемиров
председатель совета директоров АО "Самрук-Энерго", главный директор по управлению активами АО «ФНБ «Самрук-Қазына»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить