Казахстан начал осваивать зеленое финансирование

Инвесторам в РК выгодно делать зеленый проект под ключ – от инженерных проектов, закупок и строительства до полного финансирования, используя свои деньги в рамках привычных кредитных линий

ФОТО: Андрей Лунин

В августе 2020 года в Казахстане были впервые запущены зеленые облигации. Фонд «Даму» при участии ПРООН разместил на бирже AIX бумаги на сумму 200 млн тенге. Привлеченные средства будут направлены в банки второго уровня и микрофинансовые организации для дальнейшего кредитования МСБ, реализующего маломасштабные проекты по возобновляемым источникам энергии (ВИЭ).

Партнерство с ПРООН интересно финансовым механизмом, с помощью которого снижается стоимость денег. Организация предлагает 10-процентное субсидирование ставки вознаграждения по кредиту, а также до 25% основного долга. В случае с облигациями «Даму» она взяла на себя субсидирование купонной ставки в 11,75%.

Заместитель директора департамента корпоративных финансов BCC Invest Индира Алькенова, занимавшаяся структурированием сделки, поясняет, что покупателями зеленых облигаций стали местные брокерские компании и выпуск был размещен в полном объеме. В принципе, спрос был очевиден. Трехлетние облигации являются инвестиционным мейнстримом последних лет. Квазигосударственный статус эмитента вкупе с высоким кредитным рейтингом и хорошим спредом к базовой ставке в 9% лишь умножили интерес к дебютному выпуску.

Тем не менее зеленые облигации все же отличаются от классических выпусков: кроме соответствия листинговым требованиям эмитент должен отвечать определенным зеленым стандартам. В Казахстане подобные стандарты продвигает МФЦА, специально создавший для этого отдельную площадку – Центр зеленых финансов, цель которого – развитие зеленых финансов в Казахстане и в странах Центральной Азии.

«В МФЦА предусмотрено все необходимое для выпуска и размещения зеленых облигаций различными эмитентами, а также для участия инвесторов в таких размещениях», – комментирует Алькенова, отмечая, что законодательство при этом почему-то ограничивает казахстанских страховщиков в участии в размещениях ценных бумаг на AIX, что существенно снижает инвесторскую базу, в том числе по зеленым облигациям. Что касается KASE, то ее листинговые правила, как и законодательство о рынке ценных бумаг, не предусматривают выпуск и размещение такого финансового инструмента.

Диктат экологов

Исследования международной некоммерческой организации The Climate Bonds Initiative (CBI), анализирующей рынок зеленых облигаций, показывают экспоненциальный рост количества выпусков и объемов привлечения в последние годы. По итогам 2019 года было размещено $259 млрд против $41,8 млрд в 2015-м. В целом объем мирового рынка оценивается в свыше $1 трлн.

Принято считать, что зеленые облигации стартовали в 2007 году, с выпуска Европейского инвестиционного банка, который таким образом привлек деньги на финансирование внедрения альтернативных источников энергии. В 2011 году CBI разработала первый стандарт бондов в сфере генерации ветровой энергии, заложив основы стандартизации. А в 2014-м были опубликованы принципы зеленых облигаций. До этого ведущая роль в эмиссии климатических бондов принадлежала международным институтам развития, а после перешла к крупным корпорациям, национальным банкам развития и муниципальным органам. Если вначале ключевым мотивом покупки зеленых облигаций инвесторами являлось желание диверсифицировать портфель за счет низкорисковых облигаций, то в последние несколько лет спрос диктуют желание финансировать в сохранение климата, а также модная тенденция ответственного инвестирования.

Таковое подразумевает принятие решений не только с учетом финансовых аспектов, но также с позиций социальной ответственности перед обществом, экологической устойчивости и корпоративного управления. На ведущих биржах мира участники подписывают специальные хартии ответственного инвестирования, влияя на инвесторские предпочтения и направляя тем самым в зеленые инвестиции все больше средств.

Финансовый рынок поддерживают глобальные инициативы национальных правительств. В 2019 году почти 100 стран взяли на себя обязательство значительно сократить к 2050 году выбросы парниковых газов, что означает поиск дополнительных средств на зеленые технологии. Пандемия COVID-19 повлияла на финансовые рынки, в том числе на зеленые облигации, спровоцировав распродажи и снижение цен с февраля по март. Тем не менее, по мнению CBI, импульс для новых выпусков зеленых облигаций сохраняется. Проблемы изменения климата никуда не делись, наоборот, мир стал более хрупким и наращивает инициативы бережного отношения к окружающей среде и здоровью людей.

А как у нас?

Что касается Казахстана, то в 2013 году была принята Концепция по переходу к зеленой экономике до 2050 года, в рамках которой реализуется ряд проектов. Ключевую роль в финансировании зеленых инициатив играют международные доноры, прежде всего ЕБРР и ЕАБР. В этом плане Казахстан идет проторенной дорогой других стран, где инициативы по защите окружающей среды и зеленые технологии начинали финансироваться международными банками развития.

Если говорить о зеленых облигациях, то в настоящий момент инвесторы не используют этот инструмент для финансирования проектов ВИЭ, несмотря на то что энергетика достаточно интересна для долгосрочных инвесторов. А Казахстан привлекает их благоприятным законодательством и наличием инструментов по структурированию таких проектов.

Глава офиса ЕБРР в Казахстане Агрис Прейманис отмечает, что возобновляемая энергетика использует проектное финансирование, когда деньги под конкретный проект дает частный инвестор. Пока проекты ВИЭ не подходят под выпуск облигаций, поскольку являются слишком сложными для структурирования сделки, считает Прейманис. Как правило, это не государственные проекты, и инвестор должен брать на себя специфичные риски.

Прейманис полагает, что проекты ВИЭ могут заинтересовать портфельных инвесторов после реализации изначальных рисков. Когда, например, станции будут построены и останется время до окончания срока концессии с правительством РК. Вот тогда можно составить диверсифицированный портфель из нескольких проектов через выпуск облигаций. Такой фонд будет потенциально интересен для институциональных инвесторов.

Что касается в целом привлечения инвестиций в зеленую экономику, то тема для Казахстана, по мнению Прейманиса, очень интересная, однако остается вопрос структурирования сделок. «Если будут проекты, пригодные для выпуска облигаций, инвесторы найдутся», – полагает он.

Субсидирование проектов должно учитывать валютные риски, считает управляющий директор AIX Тимур Абушкин. По его словам, когда речь идет о локальной валюте, следует учитывать довольно высокую базовую ставку, с которой зеленым проектам сложно конкурировать. «В иностранной валюте проекты дешевле, проблема в том, что проекты внутри страны с тенговой выручкой и возврат инвестиций будут сильно зависеть от валютного курса», – рассуждает Абушкин. Поэтому в Казахстане инвесторам выгодно делать зеленый проект под ключ – от инженерных проектов, закупок и строительства до полного финансирования, используя свои деньги в рамках привычных кредитных линий. Применяя такой подход, страна за последнее время привлекла в экономику сотни миллионов долларов, и задача биржевиков, по мнению Абушкина, «показать, что финансирование может проходить и через фондовый рынок».

Опыт зарубежных стран говорит о том, что сделать зеленую экономику массовой в одночасье нереально. Для того чтобы в какую-то сферу пошли деньги, инвесторы должны увидеть выгоду. На взгляд регионального директора по странам Центральной Азии, Кавказа, Украины и Беларуси компании EY Виктора Коваленко, драйвером стимулирования зеленых проектов может стать государство, делая переход на зеленую экономику экономически привлекательным. «Возьмем, к примеру, опыт Китая, где государство сильно ужесточило экологические нормы, следствием чего стал серьезный спрос на зеленые технологии, на который стал отвечать финансовый рынок. У нас же пытаются вначале создать финансовый рынок, надеясь на будущий автоматический спрос на зеленые проекты», – комментирует Коваленко.

Затраты на производство альтернативной энергии в Казахстане сейчас выше, чем, например, на ее генерацию из угля. Однако в мире цены в возобновляемой и традиционной энергетике уже сравнялись за счет углеродных налогов, из-за которых вторая становится дорогой. Поэтому инвесторы начинают делать ставку на ВИЭ.

Для казахстанского рынка массовый переход на возобновляемые источники пока, к сожалению, неактуален, так как традиционные источники дешевле и инвестиции будут долго окупаться, полагает Коваленко. Но, как только в силу вступит планируемый ЕС механизм трансграничной углеродной импортной пошлины, любая углеродоемкая продукция, поставляемая извне в страны ЕС, банально станет дорогой, отмечает эксперт. Компаниям потребуется проводить инвентаризацию прямых и косвенных выбросов парниковых газов (ПГ), связанных с их деятельностью, готовить соответствующую отчетность и, главное, искать возможности снижения выбросов ПГ, чтобы сделать свой продукт дешевле. После этого появится финансовая выгода от инвестиций, в том числе в зеленую энергетику, уверен Коваленко, и начнет развиваться зеленое финансирование.

Риски ближе, чем кажется

Между тем переход отечественного бизнеса на зеленые технологии может произойти гораздо быстрее, причиной чему – изменение правил на внешнем рынке. Дело в том, что в Европе, куда идет существенная доля казахстанского экспорта, происходят знаковые события. С января 2021 года ЕС вводит так называемый механизм трансграничной углеродной импортной пошлины.

Он означает, что на всю импортируемую в страны ЕС продукцию будет накладываться ощутимый денежный налог, исходя из того, сколько тонн ПГ выброшено в атмосферу при производстве этой продукции.

Требование немедленно ударит по казахстанским экспортерам – металлургам и добывающим компаниям. «Наши производители еще до конца не осознали, что их ждет, тогда как в России бизнес уже вовсю трубит об этой проблеме. Что в такой ситуации делать? Анализировать, сколько ПГ  выбрасывается в атмосферу, где и какого типа и за счет чего выбросы можно снизить», – объясняет Коваленко.

По его мнению, нужны инструменты, чтобы деньги экспортеров в виде экологической пошлины оставались в стране в качестве целевых фондов, за счет которых следует модернизировать производство и снижать выбросы ПГ. «Если механизм по сохранению средств удастся создать у нас в стране, мы получим то самое зеленое финансирование, о котором все говорят», – уверен собеседник.

Казахстану в развитии зеленой энергетики не получится уйти далеко от Европы, так как ее планы развития «постковидной» экономики привязаны к зеленому росту. Она будет делать все возможное, чтобы сделать свою экономику менее углеродоемкой, а углеродоемкую продукцию – более дорогой. Активная европейская экологическая повестка повлияет на Казахстан, когда многие производства просто перестанут финансироваться иностранными инвесторами. Существенная доля продукции станет слишком дорогой и «неэтичной». Предпринимать действия, чтобы этого избежать, нужно уже сейчас.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7386 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 июля родились
Жаксыбек Кулекеев
экс-министр экономики и торговли РК, научный руководитель Центра исследований прикладной экономики
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить