Итоги 2016: год восходящей нефти для Казахстана

В главной для казахстанской экономики отрасли уходящий год завершился на мажорной ноте. Нефтедобыча набирает обороты, обещая рост экспорта и инвестиций, тогда как нефтепереработка отстает все больше

Фото: © Depositphotos.com/solarseven

Медленно запрягали

Для отечественной нефтянки, на которой по-прежнему держится и бюджет, и Нацфонд, и экономика, год начинался не самым лучшим образом. Весь первый квартал стоимость нефти держалась вокруг отметки $30 за баррель, временами падая даже ниже. Большинство прогнозов сводилось к тому, что это не кратковременная ситуация, и на таком уровне цена нефти застрянет на долгие годы.

Девальвация существенно помогла казахстанским нефтяным компаниям, однако ее эффект при дальнейшем падении стоимости нефти постепенно выдыхался. Планировалось снижение добычи нефти по итогам года до 77 млн тонн, по сравнению с 79,5 млн тонн в 2015, а затем и вовсе был озвучен пессимистичный сценарий – 74 млн тонн.

По основным параметрам – объемы, цены, инвестиционные возможности - казахстанская нефтянка откатывалась на десятилетие назад.

Как Феникс из пепла

Тем не менее, уже во втором квартале стоимость нефти отскочила к $40 за баррель и даже ненадолго пробивала отметку $50 за баррель. В третьем квартале она прыгала, но все равно удержалась не ниже $40 за баррель. В завершающем же квартале она уверенно пошла вверх и довольно прочно заняла позиции выше $50, подбираясь к $60. Таким образом, в течение года стоимость нефти почти удвоилась – такого не произошло ни на каком другом товарном рынке.

Если забыть, что когда-то нефть торговалась по $100 и больше за баррель, а взять только нынешний год, то случился настоящий нефтяной бум. Есть основания полагать, что ситуация в следующем году будет, по крайней мере, не хуже, поскольку члены ОПЕК и страны, не входящие в картель, договорились об ограничении добычи.

Иллюзий по поводу того, что это соглашение сможет коренным образом изменить ситуацию на рынке и вернуть эпоху сверхвысоких цен, никто не питает. Но даже пессимистичные прогнозы сводятся к тому, что стоимость нефти удержится в коридоре $50-60 за баррель, что является достаточно комфортным значением для нашего бюджета.

В фокусе – «большая тройка»

На фоне улучшения внешней ситуации на внутреннем рынке в течение года главными ньюсмейкерами вновь стали проекты «большой тройки». Так, по Тенгизу достигнуто соглашение об основных параметрах расширения. Ключевым из них является общая стоимость работ, направленных на увеличение добычи на 12 млн тонн нефти в год, – $37 млрд. Проект, без сомнения, станет инвестиционной доминантой в отечественной экономике на ближайшие годы.

По Кашагану произошел, наконец, запуск коммерческой добычи. При этом по объемам производства сразу поставлена высокая планка – если вначале предполагалось выдать 4-7 млн тонн нефти в 2017, то на церемонии презентации месторождения была озвучена уже цифра 8,9 млн тонн. Это сделает Кашаган третьим по величине действующим проектом, после Тенгиза и Карачаганака. Иными словами, «большая тройка» из образного выражения превратится в реальность, которую в обозримом будущем вряд ли что-то сможет поколебать.

По Карачаганаку в течение года продолжались переговоры, связанные с пересчетом доли по разделу продукции – Казахстан дополнительно требует порядка $1,8 млрд. К соглашению стороны так и не пришли. В ноябре глава государства лишь отметил, что разногласия с акционерами будут решаться путем переговоров. 

Возможно, на их ход повлияет назначение на пост госсекретаря США главы ExxonMobil Рекса Тиллерсона. Если его утвердит конгресс, то, предсказывают эксперты, влияние нефтегазовых гигантов на глобальную политику резко возрастет.

И это еще четче обрисовывает новый общий тренд в отечественной нефтянке, сформировавшийся в минувшем году, - восстановление роста, локомотивом которого является «большая тройка» с доминированием западных корпораций, все дальше уходящая в отрыв от остальных.

Нефтепереработка на обочине

Впрочем, что касается увеличения нефтедобычи в 2017, имеется один важный нюанс, который вытекает из уже упомянутой договоренности стран-производителей. Казахстан вместе со всеми взял на себя обязательство по снижению добычи на 20 тыс баррелей в сутки. При этом данный объем называется небольшим, чуть ли не символическим. Однако 20 тыс баррелей в сутки – это 1 млн тонн в год, что превышает объем производства такой немаленькой компании, как например, «Казахойл-Актобе».

Но здесь важнее понимать – от какого уровня добычи вести отсчет. По информации министерства энергетики, за основу будет взят уровень добычи в ноябре, то есть с учетом Кашагана. По подсчетам ведомства, в этом месяце добыча составила 1,7 млн баррелей в сутки, что эквивалентно почти 87 млн тонн в год – такой цифры никогда не было в Казахстане. По большому счету, объем в пределах 1,68 баррелей в сутки для Казахстана в следующем году – это не ограничение, а цель, которую не так просто будет достичь.

В то же время сдерживание добычи ставит вопросы относительно поставок на внутренний рынок и обеспечения сырьем отечественных НПЗ, модернизация которых должна завершиться в следующем году. Отечественная нефтепереработка на фоне растущей нефтедобычи все больше уходит в тень, и этот тренд будет становиться все ярче, усиливая экспортно-сырьевую направленность нефтегазовой отрасли.

Все об итогах 2016 см. здесь

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

7076
просмотров