Почему скважины РД КМГ закрываются на ремонт по пять раз в год

В среду, 13 сентября, в Hilton Astana Hotel прошло республиканское совещание по вопросам цифровизации

В работе совещания принял участие глава государства, руководители государственных органов, нацкомпаний, представители IT-структур и бизнеса. В кулуарах совещания удалось поговорить с исполнительным вице-президентом АО «НК КазМунайГаз» Олегом Карпушиным.

Олег Вячеславович, сегодня прошло большое совещание с участием главы государства по цифровизации. Что вы ожидаете от цифровизации для активов КМГ?

- Цифровизация «КазМунайГаз» заключается в создании единой информационной системы, с помощью которой можно в режиме реального времени осуществлять удаленный мониторинг ситуации на промысле, управлять скважинами и оборудованием на месторождениях. Это сложная система, данные от оборудования и скважин по оптико-волоконной или радиорелейной связи передаются в единый координационный центр управления операционной деятельностью месторождений. Это дает целый ряд преимуществ, можно быстро и эффективно решать операционные вопросы. Если останавливается скважина или меняется режим работы скважины и оборудования, то мы сразу реагируем. Конечный результат цифровизации КМГ – увеличение объемов добычи и снижение себестоимости добычи.

Данная информационная система наша казахстанская разработка?

- Комплектующие разные. Но ядро, принципиальная схема системы, программный продукт и его архитектура – это казахстанская разработка.

Олег Вячеславович, вы в КМГ человек новый, вам вверен дивизион добывающих активов. Пользуясь случаем, хотелось бы узнать, как вы оцениваете текущее состояние дел в направлении разведки и добычи КМГ?

- Портфель активов КМГ достаточно широкий. Мы участвуем в таких крупных проектах как «Тенгизшевройл», Карачаганак, Кашаган. Крупные проекты являются основным источникком денежного потока для компании. Есть зрелые месторождения, по ним ситуация разная: есть успешные активы и активы, по которым есть комплекс вопросов. К успешным я могу отнести, например, «КазахТуркМунай» и «Мангистаумунайгаз». На Узеньском месторождении наблюдаются некоторые проблемы с обеспечением роста добычи, в «ПетроКазахстан» добыча стремительно падает. В «Казгермунай» также падает добыча и она будет падать и в перспективе, хотя с точки зрения традиций и культуры производства, компания очень хорошая.

Это низкая цена на нефть повлияла на экономику зрелых активов?

- Низкие цены давно установились, и компании уже адаптировались к ним. Есть целый ряд технических и технологических сложностей, которые вне зависимости от цен на нефть необходимо решать правильно.

Могли бы вы перечислить эти технологические проблемы, что делается не так?

- Прежде всего, я хочу сказать, что не все так плохо, есть положительные примеры. Например, «КазахТуркМунай» в 2016 при поддержке АО НК «КазМунайГаз» и Научно-исследовательского института технологий добычи и бурения провели целый ряд мероприятий, и добыча по сравнению с предыдущим годом выросла на 60%. Но на некоторых других предприятиях есть целый комплекс сложностей. С системой разработки, с бурением и эксплуатацией скважин, и потому достаточно высокие издержки. В комплексе, это влияет на показатели работы.

Вы упомянули неэффективную разработку месторождений. На каких активах наблюдается неэффективная работа?

- Если перечислять основные проблемные точки, то я бы начал со сравнения продуктивности скважин РД КМГ и скважин с аналогичными геологическими условиями на других месторождениях за рубежом. В РД КМГ продуктивность ниже. Есть комплекс причин, начиная с бурения. Большинство скважин бурится «под ключ» собственными или дочерними компаниями, подрядчик пытается минимизировать свои затраты, из-за чего страдает качество бурения и герметичность скважин. Это влияет и на систему разработки.

Нет четкого понимания, где находятся остаточные запасы, места заложения новых скважин определяются по соседним скважинам с более высокой добычей и идет постоянное уплотнение сетки скважин. В итоге эффективность скважин ухудшается, так как они стоят слишком плотно.

Работа с фондом скважин тоже оставляет желать лучшего. Многие скважины на РД КМГ уходят на ремонт по пять раз в год. Это происходит из-за отложения солей, продуктов коррозии, парафинов на элементах подземных насосов. Существуют различные ингибиторы, которые препятствуют этому, но они не используются или используются неэффективно. В России на аналогичных месторождениях межремонтный период составляет 500-1000 дней, а на месторождениях РД КМГ – в среднем каждые 100 дней. Происходит глушение скважин. Жидкость глушения готовится плохо, в пласт попадает грязь, продукты коррозии, продуктивность падает, падает добыча по месторождению. Чтобы компенсировать падение, происходит уплотняющее бурение, возникает замкнутый круг.

Как итог в финансовом плане результаты от непосредственно операционной деятельности группы компаний РД КМГ, к сожалению, убыточны. Хотя здесь значительную роль играют также повышенные затраты на оплату труда по сравнению со среднеотраслевым уровнем.

Это из-за качества нашей нефти так получается?

- Это не из-за качества нефти, это из-за качества технологического процесса. Нет опыта использования современных методов работы со скважинами. То, что в индустрии массово используется – у нас либо не используется, либо используется в единичных случаях.

Получается, мониторинг из единого центра как раз и позволит избежать таких вот ситуаций?

- Мониторинг поможет, но он не вылечит. Повторюсь, это технологические проблемы, их надо решать отдельно.

Давайте поговорим о другом сегменте КМГ – downstream. Скоро завершается модернизация НПЗ. Что можно ожидать в результате модернизации?

- Как вы знаете, у всех недропользователей есть определенные обязательства по поставкам продукции на внутренний рынок. Это регулируется Министерством энергетики. После модернизации НПЗ будут увеличены их мощности и для более ровного распределения нагрузки между разными недропользователями может быть увеличение поставок.

Сейчас АО «КМГ - Переработка и маркетинг» сливается с КМГ. Этот процесс уже завершился? На что это повлияет?

- Вопрос не относится к зоне моей ответственности, но я могу сказать, что слияние КМГ - ПМ с НК «КазМунайГаз» завершается, сейчас дивизион downstream сформирован в рамках «КазМунайГаза», и в свете завершения модернизации НПЗ рассматриваются разные варианты сценариев для обеспечения возврата инвестиций, вложенных в НПЗ за последние несколько лет. Не исключается и сценарий когда КМГ может в принципе отказаться от процессинговой схемы.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

3867
просмотров
 
 
Загрузка...