Девальвация доверия страшнее, чем девальвация тенге

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев: «В основе любого доверия лежат три простые вещи. Это взаимоуважение, транспарентность и признание общих правил игры, которые разрабатываются совместными усилиями, а не в камерной тиши чиновничьих кабинетов»

Иллюстрация: urb-a.livejournal.com

Окончание. Начало см. здесь.

Если у иностранного инвестора есть свобода выбора, в какую страну вложить свои капиталы (Казахстан - лишь один из многочисленных развивающихся рынков), то  местным бизнес-игрокам выбирать, понятно, не из чего.

Главный игрок на рынке - не бизнесмен, а чиновник

В ходе дискуссии на PR-форуме говорилось, что в период кризиса государство увеличило свое присутствие в экономике и сейчас пытается сократить его с помощью второй волны приватизации и «Народного IPO». Но в нашей экономике задолго до кризиса сформировались классические корпоративные отношения между «фаворитами» (компаниями, аффилированными с элитой) и государством. Неудивительно, что доля МСБ у нас до сих пор составляет чуть больше 20% ВВП - мизер для нормального рынка. И в экономической сфере главным игроком является не бизнесмен, а чиновник. В руках госструктур сосредоточены гигантские финансовые ресурсы, которые обычно распределяют «с барского плеча».

Конечно, можно только приветствовать мораторий на проверку субъектов МСБ. Но вся проблема в том, что бизнес нуждается не только в защите от ненасытных контролеров, но и в капитализации. И если крупные компании еще могут рассчитывать на привлечение зарубежных кредитов или получение государственной помощи, то у МСБ только две дороги: в банк, где еще не избавились от ростовщической психологии, и к чиновнику, за разрешением участвовать в тендерах, которые до сих пор опутаны коррупционными сетями (справедливости ради отметим еще третий путь – Фонд поддержки предпринимательства «Даму». - F).

Проблемный кредит доверия

Отсутствие доверия казахстанского бизнеса (да и общества в целом) к государству выражается тремя индикаторами.

Во-первых, это теневая экономика, чей масштаб варьируется от оптимистичных 20% до пессимистично-реалистичных 40%. Сейчас правительство пытается нанести удар по этому рынку, в том числе через введение всеобщей декларации имущества и капиталов.

Во-вторых, долларизация экономики, которую подстегнули две последние девальвации. По данным главы Нацбанка Кайрата Келимбетова, уровень долларизации казахстанской экономики вдвое выше, чем в России, и соответствует уровням стран Латинской Америки: от 40% до 50%.

В-третьих, отток капиталов из страны, который, по самым сдержанным оценкам, за последние 20 с лишним лет мог составить от $120 млрд до $150 млрд. Впрочем, некоторые эксперты говорят, что отток в офшоры немного снизился из-за либерализации налогового законодательства в Казахстане. Но сам факт проведения уже третьей по счету легализации капиталов говорит о том, что капиталы продолжают бежать из страны.

Бегут и «мозги». НИЦ «Молодежь» недавно провел социологической опрос, согласно которому от 22% до 25 % казахстанской молодежи в возрасте до 30 лет хотят уехать из Казахстана. В качестве причин назывались низкий уровень доходов, невозможность устроиться на работу и отсутствие перспектив. В Министерстве экономики и бюджетного планирования РК также  считают, что в ближайшей перспективе Казахстан может ощутить острый дефицит квалифицированных кадров, что негативно скажется как на развитии промышленности, так и на привлечении в страну новых технологий. По данным министерства, в последние годы среди эмигрантов из Казахстана на 65% больше  имеющих высшее образование, чем среди иммигрантов.

Догнать и перегнать Афганистан

Правительство надеется, что легализованные финансы могут пойти именно в реальный сектор - в частности, для инвестирования индустриально-инновационных проектов. Хотя если взглянуть на список богатейших бизнесменов Казахстана по версии журнала Forbes Kazakhstan, то любителей вкладывать капиталы в инновации здесь - с гулькин нос. Основные источники их состояний связаны с продажей сырья, ретейлом, строительством, финансами и т.д.

Все это говорит о том, что правительство должно заботиться о создании привлекательных инвестиционных условий не только для иностранного бизнеса, который всегда может сделать ноги из страны, но и в первую очередь для местных инвесторов, которым пора прививать «инновационное мышление» и избавлять от менталитета торгашей.

Вот в Афганистане недавно запустили производство по выпуску компьютеров. Если у них не получится, то простительно: все-таки в этой стране довольно высоки инвестиционные и политические риски. Ну а уж если вдруг получится, то наше фиаско с производством тех же казахстанских планшетников будет выглядеть еще более позорно.  

Не для того капиталы выводили, чтобы их возвращать

Как верно заметил глава Азиатского банка развития (АБР) Такехико Накао, Казахстану нужны инновации, чтобы не попасть в «ловушку средних стран». Но правы и те, кто считает, что не для того наши чиновники так долго и упорно выводили теневые капиталы из страны, чтобы вернуть их назад и заставить работать на Отечество. К тому же никто не отменял и обычай иметь «запасные аэродромы» за бугром.

Конечно, могут быть и неофициальные причины амнистии «теневых капиталов». Речь идет о растущих рисках потери зарубежных банковских счетов из-за действий западных финансовых контролеров. В частности, Сингапур и Швейцария уже отказались от банковской тайны под давлением США и Евросоюза. Аналогичные процессы могут начаться и в других странах, в том числе связанных с офшорами.

Тревожным звоночком для некоторых представителей казахстанской элиты могут стать и санкции Запада против ряда «сверхприближенных к кремлевскому столику», у которых были заморожены зарубежные активы.

Но, несмотря на эти угрозы, ожидать возвращения всех теневых капиталов в страну вряд ли стоит, учитывая сохранение высоких политических рисков в самом Казахстане. Особенно в условиях неопределенности по поводу возможного транзита власти, который способен привести к новому переделу собственности. Впрочем, это лишь один из сценариев «расписания на завтра».

Сегодня же не меньше угроз представляет девальвация доверия казахстанского общества к власти, которая имеет гораздо более печальные последствия, чем девальвация тенге. И может быть, уже пора пассажирам Rolls-Royce пересесть в «автобус», поближе к народу, чтобы все видели, кто за рулем и как рулит? Ведь в основе любого доверия лежат три простые вещи. Это взаимоуважение, транспарентность и признание общих правил игры, которые разрабатываются совместными усилиями, а не в камерной тиши чиновничьих кабинетов. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16648 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 мая родились
Нуржан Бекшенов
бизнесмен, владелец инвестиционной группы «Позитив»
Есенгали Байменов
бизнесмен, №42 рейтинга «50 самых влиятельных бизнесменов - 2018»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить