Что будет с казахстанской нефтью из-за аварии в Новороссийске

Эксперты высказали свои предложения и прогнозы относительно приостановки поставок нефти с крупнейших месторождений страны

ФОТО: pixabay.com

21 марта в результате сильного шторма в Черном море пострадала трубопроводная система Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Через нее проходит 80% всей экспортной нефти Казахстана. Из-за повреждений работа комплекса приостановлена. Звучали мнения, что ремонт может затянуться на полтора-два месяца, а это неминуемо приведет к снижению объема транспортируемой нефти.

По оценке экономистов Telegram-канала Tengenomika, минимальные потери экспорта казахстанского сырья из-за аварии могут составить 8 млн тонн нефти. Они отметили, что в 2021 году объем добытой нефти и газового конденсата составил 85,9 млн тонн, из них на экспорт ушло 67,6 млн тонн. А из-за аварии в Новороссийске добыча может упасть на 9%, составив менее 80 млн тонн, что существенно ниже минимальных показателей 2020 года, когда был исторический кризис спроса на нефть. Это значит, что в 2022 году ВВП Казахстана может недосчитаться от 0,9 до 1,6 п.п.

В Министерстве энергетики Казахстана заявили, что совместно с руководством КТК уже ведут переговоры по срокам возобновления работы терминала. Также прорабатываются возможности увеличения отгрузки нефти на экспорт по альтернативным маршрутам. Но каким именно, сказано не было.

Другие пути

Свои предложения по альтернативным возможностям для экспорта в интервью Forbes.kz высказал предприниматель и совладелец Kusto Group Канат Копбаев. Он считает, что сейчас Казахстану важно не потерять тот объем валюты, который страна ежедневно получает от проданной нефти. Поэтому бизнесмен предлагает в первую очередь разрешить экспорт нефти от малых нефтедобывающих компаний.

Канат Копбаев
ФОТО: © Андрей Лунин
Канат Копбаев

- В Казахстане много малых нефтяных компаний на юге и западе. В том числе и предприятие «Казпетрол» добывающее нефть в Кызылорде, что относится к Kusto Group. Так вот, для всех этих предприятий ограничен экспорт. Эти ограничения нужны для того, чтобы основной объем добытой нефти уходил на казахстанские НПЗ. Экспортировать можно, но до 30-40%, а остальное идет на переработку. Это в принципе правильно - за счет ограничения мы можем внутри страны позволить себе дешевое топливо. Но сейчас, когда случилась авария, я предлагаю дать всем компаниям разрешение на экспорт, а на НПЗ поставлять ту нефть, что уходила по КТК, - считает бизнесмен.

Конечно, по мнению Копбаева, это не решит проблему в полном объеме, так как небольшие предприятия не добывают столько нефти, сколько поставщики КТК. Однако эти меры все же позволят смягчить сложившуюся ситуацию.

- Спрос на нашу нефть есть. Мы сами добываем нефть в Кызылорде, и у нас хотят покупать нефть Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан, но мы не можем ее экспортировать, потому что у нас нет разрешения. Если мы отдадим хотя бы часть нефти Тенгиза, Кашагана и Карачаганака на НПЗ, то там будет огромный объем производства топлива. Для него тоже нужно открыть экспорт уже готовых нефтепродуктов, так как на эти продукты тоже есть спрос в мире, - полагает собеседник.

Также Копбаев считает, что сейчас стоит открыть доступ всем компаниям к Китайскому трубопроводу. А еще он предлагает увеличить своп-операции с Ираном с поставкой нефти в Бендер-Энзели с получением взамен нефти в Бендер-Аббасе и наладить прямую продажу на иранские НПЗ. Также стоит увеличить переправку нефти из портов Актау, Курык, Туркменбаши через Баку с дальнейшей ее загрузкой в трубопровод Баку - Тбилиси - Джейхан, что тоже даёт выход на экспортные рынки.

- Если сейчас не предпринимать экстренных мер, то на месторождениях Тенгиз, Кашаган и Карачаганак объем добычи может быть сокращен на 80-90%. Им будет некуда девать нефть - нет резервуаров и терминалов, где они могли бы хранить столько такие огромные объемы. Это колоссальная проблема. Она затронет работников этих месторождений, а это тысячи людей. НПЗ тоже не смогут перерабатывать нефть в таком объеме. Надо их переориентировать, - резюмировал Канат Копбаев.

Надо было думать еще в 2014-м

Глава Банка ЦентрКредит Галим Хусаинов тоже считает, что остановка КТК нанесет ощутимый удар по стране, а вопрос распределения нефти по альтернативным маршрутам решить непросто.

Галим Хусаинов
ФОТО: © Андрей Лунин
Галим Хусаинов

- Казахстан через КТК экспортирует 53 млн тонн нефти, более 80% от общего объёма. Сейчас, может, 3-4 млн тонн и получится быстро переориентировать на альтернативные маршруты, но остальной объём потребует реконструкции инфраструктуры и капитальных вложений. Но даже если все, что нужно, реконструируют, то максимум мы сможем реализовать 10-15 млн тонн. А что с остальной нефтью делать? Резервуары все заполнят, далее загрузят казахстанские НПЗ до предела. Не самые технологичные заводы в Кыргызстане и Узбекистане, наверное, тоже можно будет залить. Это еще максимум 2 млн тонн. А вот дальше уже все сложно, - считает Хусаинов

Построить новые НПЗ или трубопровод, конечно, можно, вот только делать это нужно было значительно раньше.

- Можно строить ударными силами нефтехимические и нефтеперерабатывающие заводы и экспортировать уже в другой субстанции продукцию нефтепереработки и нефтехимии. С партнерами из ТШО, Кашагана и Карачаганака это сделать можно будет, но все это займет минимум 3-4 года. Тогда уж быстрее новый трубопровод построить. Об этих рисках надо было начать думать еще в 2014 году, а сейчас мы будем тушить пожар.

Нет причин для паники?

Ведущий телепередачи «Байдильдинов. Нефть» Олжас Байдильдинов советует не паниковать, пока весь потенциальный ущерб из-за аварии не оценен. А восстановление поломки в максимально сжатые сроки – задача не только для Казахстана и России.

Олжас Байдильдинов
ФОТО: личный архив
Олжас Байдильдинов

- Хотя по трубопроводу нефть идет из Казахстана, она не казахстанская, а экспортная. На КТК приходится 80% добытой нефти из Казахстана, из них 90% транспортируют Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – это иностранная нефть. Безусловно, там есть доля «КазМунайГаза» и определенный ущерб мы можем понести, но в любом случае в КТК участвуют 11 компаний. Потому и у недропользователей, и у транспортировщиков есть понимание, что аварию нужно устранить как можно быстрее, - объясняет Байдильдинов.

Но усложняет задачу отказ западных компаний в поставке оборудования и комплектующих для терминалов.

- Уже пара компаний заявила о своем отказе в поставках из-за санкций, несмотря на то что есть запас комплектующих. Я думаю, что эту ситуацию могут решить за одну-две недели. Но если ремонт затянется на более долгий срок, это, конечно, повлияет на Казахстан, – говорит Олжас Байдильдинов.

На вопрос о возможном создании альтернативных экспортных путей и есть ли в них смысл, собеседник ответил, что альтернативы, конечно, есть, но на фоне пропускной способности КТК они не очень серьезные.

- Альтернатив не очень много: есть незагруженное направление в Китай с пропускной способностью в 20 млн тонн в год. По нему уже транспортируется 12 млн тонн в год, из которых 2 млн идет из Казахстана, остальные 10 млн – транзит российской нефти. Туда теоретически можно отгружать больше, но я не думаю, что это будет интересно западным инвесторам. Можно пускать нефть и через Азербайджан по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан. Но, во-первых, это дороже, чем через КТК; во-вторых, для этого нужна инфраструктура и танкеры, которые будут возить нефть через Каспийское море. Поэтому нам в любом случае необходимо российское направление, - заключил Байдильдинов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
25735 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить