Реформы, надбавки, ликвидации: как изменится система образования Казахстана

Учителям снизят нагрузку, дадут социальные гарантии и освободят от несвойственных им функций

ФОТО: Андрей Лунин

В прошлом году кресло руководителя Министерства образования и науки (МОН) занимали аж три человека: до февраля – Ерлан Сагадиев (с 2016), с февраля по июнь – Куляш Шамшидинова, с июня – Асхат Аймагамбетов.

Из зоны комфорта

Аймагамбетов отклонился от «традиций» предшественников и начал свою работу не с реформы системы образования, а с трансформации самого министерства. Так, анализ показал, что основные подразделения МОН были в большей степени сосредоточены не на стратегии и определении образовательной политики, а на текущей операционно-хозяйственной работе.

«По ряду сотрудников и подразделений было отмечено дублирование функций и выявлены противоречия. Анализ нагрузки на структурные подразделения также показал диспропорции, которые сильно разнились. Нагрузка на одного сотрудника департамента высшего и послевузовского образования была в 7 раз больше, чем у другого сервисного департамента», – отмечал министр.

После реорганизации МОН все вопросы госзакупок, актов выполненных работ, освоения, составления техспецификаций отошли департаменту финансов (теперь – департамент финансов и госзакупок). Вопросы подготовки бюджетных заявок перешли департаменту бюджетного планирования. Вице-министры и профильные департаменты занимаются только формированием государственной политики по своим направлениям, правовым обеспечением и координацией деятельности в этих сферах. Комитет по контролю в сфере образования и науки реорганизован в Комитет по обеспечению качества, что подразумевает изменение его задач. «Теперь задача - не только проверить и обнаружить нарушения, а оказать еще и методологическую помощь. Ведь проверка – это не самоцель, поэтому комитет, например, будет указывать, в каком классе, по какой теме, в каком месте есть проблемные зоны, и давать детальные рекомендации по решению этих проблем», – сообщил Аймагамбетов.

Кроме того, департамент дошкольного и среднего образования трансформировался в отдельный Комитет дошкольного и среднего образования.

Министр заметил, что нововведения обычно выводят из зоны комфорта и могут восприниматься болезненно. Но, по его мнению, изменившиеся бизнес-процессы, появившиеся четкие должностные инструкции и функционал, правильная постановка приоритетов и задач позволят министерству работать более эффективно.

Сломали калькулятор

На долю Аймагамбетова выпало принятие в конце 2019 закона «О статусе педагога», с помощью которого государство намерено повысить престиж профессии учителя. Непонятно, зачем для этого нужно было принимать отдельный закон, ведь прописанные в нем нормы можно было ввести через другие правовые акты.

Так, к примеру, в законе прописали норму о снижении нагрузки на учителей – с 18 до 16 часов для организаций среднего образования с 1 сентября 2021. Кроме того, нарушение педагогами норм педагогической этики перевели из разряда административных проступков в дисциплинарные, ответственность по которым прописана в Трудовом кодексе.

Педагогу, который подготовил победителя, призера международных олимпиад, конкурсов и спортивных соревнований, согласно новому закону будет выплачиваться вознаграждение в размере трех должностных окладов. Сумму в размере 1000 МРП (2 млн 651 тыс. тенге в 2020) будут выплачивать учителю, награжденному почетным званием «Қазақстанның еңбек сіңірген ұстазы».

Закон установил социальные гарантии педагогам: оплачиваемый отпуск сроком 56 календарных дней; предоставление их детям мест в дошкольных организациях по месту жительства в первоочередном порядке.

Появились и другие долгожданные нововведения. Закон не допускает «возложения на педагога обязанности по приобретению товаров и услуг». То есть признано, что раньше эта практика существовала. Кроме того, закон не позволяет привлекать учителей к проведению мероприятий, не связанных с их основной деятельностью. Правда, норма сформулирована замысловато: «Привлечение педагогов государственных организаций среднего образования при осуществлении ими профессиональной деятельности к проведению мероприятий негосударственных организаций не допускается». Значит ли это, что их будут использовать для мероприятий, которые организуют государственные структуры? Этой лазейкой можно пользоваться при проведении тех же выборов, ведь ЦИК – государственная организация. К слову, за привлечение учителей к несвойственным им функциям и за истребование у них лишней отчетности предусмотрен штраф в размере от 20 до 120 МРП (1 МРП – 2651 тенге в 2020).

Помимо этого, президент Токаев поручил за четыре года повысить заработную плату учителям в 2 раза. Увеличение на 25% пообещали уже с января 2020, также предусмотрели доплаты за классное руководство, проверку тетрадей, педагогическое мастерство и наставничество.

После объявленного повышения казахстанские учителя стали массово заходить на сайт министерства, пытаясь с помощью специального калькулятора посчитать свою надбавку – и онлайн-ресурс «упал», не выдержав нагрузок.

К слову, в планах правительства довести оплату труда учителей до 500–550 тысяч тенге. Сейчас, по информации МОН, средняя заработная плата педагогов составляет 65% (117 тыс. тенге) от средней заработной платы по экономике (181 тыс.).

Игра на вылет

В январе 2020 Аймагамбетов также сообщил, что в Казахстане будет сокращено количество вузов, готовящих учителей. Причина в том, что университеты дают будущим педагогам образование недостаточно высокого качества. «Сейчас у нас 85 вузов, которые готовят учителей. Вопрос не в том, что это много. Вопрос в том, что не все они обеспечивают качество. Поэтому их число мы будем сокращать за счет усиления квалификационных требований к этим вузам. Сегодня под эти требования попадает всего 25–27 вузов. Вот они и должны специализироваться на подготовке кадров, иметь необходимые ресурсы и готовить в будущем хороших педагогов», – цитировали СМИ министра.

Акцент будет делаться на практике, которую студенты должны проходить в школах. «Педагогическая практика будет меняться. То, что сейчас есть в большинстве вузов, Министерство образования не устраивает. Во многих вузах мы видим, что на первом, втором, третьем курсах проводится ознакомительная и другая практика – абы как. Некоторые вузы ставят практику на летний период. Но летом в школах никого нет и учителей тоже. Однако на это не обращают внимания. И возникает вопрос: что даст такая практика? Ничего», – сам же ответил на него Аймагамбетов.

Но не только педагогические вузы попадут под карающий меч Министерства образования. Уже в 2019 году МОН провел профилактический контроль в 34 вузах. «В образовательной деятельности указанных вузов выявлены нарушения требований государственных общеобя­зательных стандартов образования, типовых правил деятельности, а также квалификационных требований, предъявляемых к образовательной деятельности вузов, – ответил на запрос редакции вице-министр образования и науки Мирас Дауленов. – Наиболее характерными являются нарушения требований к разработке образовательных программ, уровня трудоустройства выпускников в течение года выпуска, материально-технической оснащенности образовательного процесса».

«Провинившимся» университетам предписали устранить нарушения, но никак не наказали. Тем не менее в этом году в списке вузов, которые потеряли лицензии, появился Региональный социально-инновационный университет (Шымкент). В январе суд принял соответствующее постановление. Министр проинформировал, что на тот момент в целом были приостановлены лицензии 10 вузов. Однако не указал, каких именно.

Можно предположить, что некоторые из опальных университетов вылетят из «образовательной игры», поскольку правительство уже давно взяло курс на оптимизацию их числа. Так, в 2001 в Казахстане функционировало 182 вуза. В 2007 их было уже 149. В 2012–2015 МОН сокращало количество университетов, используя разные механизмы: объединение, переход на уровень колледжа, закрытие с возвратом лицензии. «В результате 23 вуза объединились в 11; также, по решению учредителей, на добровольной основе прекратили образовательную деятельность четыре вуза. За 2012–2015 количество вузов, лишенных лицензий в судебном порядке, составило восемь. К 2015 году число вузов по стране сократилось до 125. На начало 2019/20 учебного года количество вузов в Казахстане составило 132», – приводит данные Дауленов.

Пожалуй, главное новшество, которое позволит отсеивать неконкурентные вузы, появится с 2021: вместо диплома государственного образца, выдававшегося все годы независимости, каждое высшее учебное заведение (частное и государственное) будет выдавать диплом собственного образца. «Работодатель будет смотреть, что об этом вузе он знает или не знает. В этом случае он может не признать диплом», – пояснил Аймагамбетов. Это приведет к тому, что абитуриенты будут более осознанно подходить к выбору университета и не станут учиться в вузе, после которого невозможно устроиться на работу.

Госзаказ для частных школ

Трансформация происходит и в секторе среднего образования. В эту сферу активно стал заходить бизнес. В МОН этот процесс связывают с появлением государственного заказа, размещаемого в частных школах. Перераспределение госзаказа между государственными и частные школами, в свою очередь, стало возможным благодаря тому, что в Казахстане изменился метод финансирования школ. Раньше в средних учебных заведениях действовала система сметного финансирования, когда деньги выделялись в зависимости от фактических расходов и количества класс-комплектов. С 2018 стал применяться метод подушевого финансирования, при котором единицей планирования стала не школа, а ученик, то есть деньги «стали ходить» за школьниками. Если ученик выбирает государственную школу, то бюджетные средства идут туда. Если выбор падает на частную, то госзаказ размещают там.

По уверениям министра, от этого выиграли все: у государства снизилась нагрузка на бюджет, сократился дефицит мест, улучшилось качество образования; у инвесторов появились долгосрочные бизнес-проекты с гарантией потребления; у граждан – благоприятные условия для получения образования, различные программы, доступность дополнительного образования.

В октябре 2019 Аймагамбетов сообщил, что госзаказ уже размещен в 98 частных школах и что с начала года в Казахстане открылись 47 новых «частников». Всего в прошлом году министр ожидал увеличения количества частных школ на 50% – со 121 до 181. «В результате откроются более 18 тыс. ученических мест. Таким образом, условная экономия для государства только за один год составит более 31 млрд тенге», – подсчитал глава МОН.

Прогнозы сбылись: по состоянию на начало 2019/20 учебного года в стране функционировало 182 частных общеобразовательных учреждения с 40 848 обучающимися. Однако основная нагрузка все еще лежит на государственных школах – 6973 заведения с 3 247 784 обучающимися.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13980 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
29 ноября родились
Бахыт Султанов
министр торговли и интеграции
Нуржан Субханбердин
бизнесмен
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить