С прицелом на Центральную Азию

Как крупная международная FMCG-компания развивается в Казахстане

«Маревен Фуд Тянь-Шань» – производитель продуктов питания, входящий в группу компаний международного холдинга с большой историей. Компания хорошо известна по брендам Rollton, Bigbon, «Петра» и Actibo.

Почти пять лет назад компания решила зайти в Казахстан с собственным производством, хотя продукция Mareven и так продавалась здесь более 10 лет. Руководство компании пришло к мнению, что инвестиции в строительство централизованного производства в Казахстане позволят быстрее развиваться на рынке Центральной Азии. В 2017 году в Алматинской области стартовало строительство завода «Маревен Фуд Тянь-Шань», а уже в 2018 году компания начала выпускать первую продукцию казахстанского производства. За первые два года удалось увеличить выручку в 4 раза, теперь «Маревен Фуд ТяньШань» – стабильный отечественный игрок FMCG-сегмента, который растет даже в условиях пандемии.

CEO «Маревен Фуд Тянь-Шань» Бернард Вавржин рассказывает о том, как развивать международный бренд в Казахстане и с какими преградами сталкивается бизнес.

Бернард, почему вы решили строить производство в Казахстане? Почему, например, не Узбекистан?

– Стоит отметить, что рынок Казахстана относительно небольшой, однако здесь на фоне других стран ЦА наиболее благоприятная инвестиционная среда, а также хорошая сырьевая база. Кроме того, сюда мы пришли с прицелом на весь среднеазиатский рынок, поскольку из Казахстана удобнее осуществлять логистику, так как имеется прямой доступ ко всем представителям региона. Повлияла на выбор Казахстана и значительная поддержка со стороны государства, а также местных органов управления, благодаря чему в стране созданы условия для благоприятного ведения бизнеса. Например, сейчас у нас действует инвестиционный контракт, который частично освобождает компанию от налогов на прибыль определенной группы товаров сроком на 10 лет.

Холдинг производит продукты питания для 33 стран: лапша, макароны и другие. Тяжело было наладить это производство здесь?

– Если говорить об объемах прямых инвестиций, то на текущий момент мы уже инвестировали более $55 млн. С момента открытия нашего завода в 2018 году мы активно увеличивали количество производственных линий. Например, сейчас работают три линии лапши быстрого приготовления, одна линия традиционных макарон, линия бульонов, линия картофельного пюре, а также линия газированных напитков. По факту мы перевели практически все производство, направленное на обеспечение рынков Средней Азии, на нашу площадку.

Если в 2018 году мы производили лишь 20% продукции из линейки Mareven на нашей фабрике, то сегодня мы локализовали до 95% выпускаемого товара. Мы не намерены останавливаться. На самом деле еще в 2019 году мы поняли, что нам не хватает складских площадей, а также места для установки новых линий. Весь 2020 год шел проект строительства второй очереди, сейчас дополнительные склад и производственный цех практически готовы.

Что вы можете сказать о финансовых показателях компании?

– С 2018 года мы наблюдаем значительный рост как в натуральном, так и в денежном выражении. Фактически за два года наш оборот вырос более чем в 4 раза. Также на конец 2020 года, за два с небольшим года существования, компания показала операционную прибыль. В связи с ростом производства выросло и количество рабочих мест более чем в 2 раза, сегодня у нас трудятся порядка 570 человек, 95% которых – жители близлежащих населенных пунктов.

В этом плане успех, на мой взгляд, обусловлен еще и тем, что стратегия нашей компании совпадает со стратегией, выбранной руководством РК, – это ориентация высокотехнологичного несырьевого производства на экспорт. В конце 2018 года доля экспорта у нас составляла около 20%, а к концу прошлого года – около 70%. В будущем доля экспорта будет составлять 80% и выше.

С какими проблемами вы столкнулись, развивая производство здесь?

– Сегодня нас волнуют две проблемы, которые непосредственно влияют на конкурентоспособность нашей продукции за рубежом: беспрецедентный рост цен на сырье, в частности на муку, а также вопрос возврата экспортного НДС.

Не могли бы вы подробнее остановиться на этих проблемах?

– В нашей структуре материальных затрат мука составляет в денежном выражении порядка 30%. С начала 2019 года цены на данное сырье выросли почти в 2 раза. Несмотря на это, мы понимаем, что наша продукция является социально значимой, мы сдерживаем поднятие цен, особенно в период пандемии. Поэтому для нас была бы важна поддержка со стороны государства в виде, например, программ субсидирования поставщиков либо других инструментов по сдерживанию роста цен на муку. В конечном итоге это влияет на цены на полке, что особенно ощутимо для населения в отношении товаров стратегического назначения.

Второй важный для нас вопрос – возврат экспортного НДС. Сейчас система не автоматизирована, что затрудняет процесс возврата НДС на экспорт товаров. Как я уже сказал, наш экспорт достигает 70% и будет превышать 80%. С одной стороны, с учетом экономической ситуации на соседних рынках мы не можем включать 12% НДС в стоимость отгрузки и одновременно выдерживать конкурентоспособные цены. С другой стороны, рост цен на сырье ставит нас в безвыходное положение. Поэтому автоматизация системы возврата НДС позволила бы в полной мере обеспечить реализацию экспортной стратегии, озвучиваемой руководством Республики Казахстан.

Это действительно тормозит рост компании?

– Да, это так. Со своей стороны, мы выпускаем полмиллиарда упаковок нашей продукции, на которых написано «Сделано в Казахстане». Тем самым мы позиционируем нашу республику как экспортно ориентированную, выпускающую качественную и высоко востребованную продукцию для других стран. При отсутствии поддержки со стороны государства вскоре наступит предел сдерживания цен, соответственно, наш товар уже не будет столь интересен потребителям других республик по причине его дороговизны.

Я считаю, что должна быть win-win-ситуация для государства и для таких производителей, как мы, которые работают на экспорт. Поэтому, повторюсь, решение вопроса с экспортным НДС позволило бы в полной мере реализовать экспортную стратегию государства. И кроме того, благодаря такой поддержке мы быстрее покажем чистую прибыль и начнем выполнять нашу ответственность перед государством – выплачивать корпоративный налог на прибыль.

Внесла ли пандемия коррективы в положение бизнеса в Казахстане? Как вы отвечали на все эти вызовы в 2020 году?

– В целом производство продуктов питания в Казахстане не просело. Мы сделали все возможное, чтобы наша продукция осталась доступной для потребителей, а наши работники не остались без заработка. Прежде всего мы старались быть социально ответственным предприятием и сдерживали рост цен, запускали программы поддержки населения и участвовали в госпрограмме производства стратегического запаса макаронных изделий.

Расскажите о трендах будущего. Производители какого товара в индустрии производства продуктов питания будут в авангарде?

– Конечно, в первую очередь нужно развивать канал интернет-торговли, а также кастомизировать продукты. Производители продуктов питания, способные адаптировать свой товар под многообразие вкусов потребителей, а также создающие инновационные товары, которые позволяют приблизиться к идеальному пищевому балансу, будут в тренде.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6743 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
28 ноября родились
Тимур Бимагамбетов
экс-директор по операционным добывающим активам АО НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить