Дорогие соотечественники

Начиная работу над рейтингом, мы осознавали всю сложность стоящей перед нами задачи

Во-первых, целина: никто до нас в Казахстане не считал состояния физических лиц и уж тем более не расставлял их в рейтинге. Один за другим консалтинговые и оценочные компании отказывались от сотрудничества, не желая иметь отношение к такому щекотливому делу: «вот если бы юридических лиц…».

Поэтому спасибо компаниям BRG Kazakhstan и Grant Thornton, которые не побоялись взять на себя ответственность и до конца прошли вместе с нами этот тернистый путь.

Во-вторых, проблемы с подтверждением собственности. Мы оценивали лишь тех, чью аффилированность с теми или иными активами можно подтвердить. Обнаружилось, что казахстанское правительство, регулярно инициирующее законы, направленные на увеличение прозрачности, само их исполняет весьма своеобразно. Так, с января этого года Минфин без объяснения причин усложнил доступ на сайт, где должна размещаться информация по организациям публичного интереса. В декабре 2011 года там был весь список определенных законом компаний – публичных, имеющих крупное участие государства или лицензии на недропользование. Теперь перечень скрыт, и получить информацию можно, лишь указав точное название компании, причем на русском языке, или РНН. Но и это не всегда срабатывает – документы по АЗТМ или «Казцинку» удалось увидеть далеко не с первой попытки.

Не лучше ситуация на сайте АФН. По многим интересным с точки зрения прибыли компаниям вместо информации о собственнике – пустая графа. Или, наоборот, пустая графа на месте компании рядом с фамилией и адресом аффилированного лица. А иногда и вовсе из всех данных – только дата рождения, неизвестно чья. В стране, где даже банки меняют своих учредителей каждые 10 дней (иногда по 10 человек за раз), это создает существенные проблемы с транспарентностью.

И, наконец, менталитет. Скромное обаяние местной буржуазии сильно повлияло на окончательный список, хотя мы изначально включали в оценку только легальные деньги и активы. Но казахстанские миллионеры в массе своей не жаждут славы. Одни – потому, что теперь занимают высокие государственные посты (хотя компании были созданы в пору первоначальной бизнес-активности); другие – потому, что скрываются от кредиторов за рубежом; третьих мы исключили сами, когда выяснилось, что в крупных сделках, ставших достоянием общественности, они лишь служили прикрытием истинным хозяевам.

Справедливости ради следует сказать, что были и такие участники рейтинга, которые если не содействовали раскрытию информации о своих активах, то хотя бы не препятствовали этому. В основном это люди из реального сектора, чей бизнес не завязан полностью на госзаказах и закупках нацкомпаний.

Мы оценили состояние 110 участников казахстанского рынка и выбрали из них 50 человек, чье совокупное состояние больше, чем у остальных. 

В связи с тем, что в подавляющем большинстве случаев приходилось оценивать непубличные компании, которые не публикуют свою финансовую отчетность, мы осознаем, что оценка была произведена приблизительная и реальная стоимость активов может отличаться от полученных результатов. Мы придерживались критерия «не ниже, чем», реальная величина состояния участника рейтинга может отличаться от опубликованной Forbes Kazakhstan.

Мы ни в коем случае не претендуем на всю полноту картины и выражаем надежду, что первый рейтинг самых богатых людей Казахстана, составленный Forbes Kazakhstan, внесет свою лепту в повышение прозрачности экономики страны.

Методология оценки

  • В случае, если компания не торгуется на бирже, но является компанией публичного интереса и ее отчет имеется в соответствующих госорганах, оценка производилась по собственному капиталу и нематериальным активам.
  • В случае, если компания публичная, стоимость пакета (-ов) акций оценивалась по котировкам, публикуемым официальным сайтом биржи.
  • В случае, если компания не является публичной, стоимость пакета (-ов) акций / долей участия оценивалась путем сравнения с аналогичной публичной компанией с использованием коэффициента P/E, который представляет собой отношение рыночной капитализации компании к ее чистой прибыли. При этом, если компания-аналог является нерезидентом Республики Казахстан, применялся корректирующий страновой коэффициент.
  • В случае, если не была найдена аналогичная публичная компания для сравнения, то для оценки была использована информация по сделкам слияния / поглощения, проведенным с аналогичными оцениваемой компаниями.
  • В случае, если не была найдена аналогичная публичная компания для сравнения либо информация по сделкам слияния / поглощения, проведенным с аналогичными оцениваемой компаниями, оценка стоимости пакета не производилась.

Где деньги лежат

Из общей суммы в почти 24 млрд около 8 млрд заработано в ГМК, около 5 млрд – в нефтяном секторе, около 5 млрд – в финансовой сфере, около 1 млрд – в АПК, около 1 млрд – девелопмент.

Только цифры

Общая стоимость состояния казахстанских богачей в 2012 году составила $23,928 млрд – на $ 72 млн меньше, чем владелицы L'Oreal Лилиан Бетанкур и более чем на $1,5 млрд меньше, чем у самого богатого человека Украины Рината Ахметова. Правда, общими усилиями 50 казахстанских миллиардеров и мультимиллионеров заработали на $5 млрд больше российского миллиардера Алишера Усманова. Если бы казахстанская сборная участвовала в мировом рейтинге Forbes как индивидуум, она заняла бы 16-е место в мире.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6758 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
сенатор
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить