Дальний горизонт

Что нужно сделать для повышения уровня оснащенности клиник медицинским оборудованием

Михаил Грибов - генеральный директор ТОО «Сименс Здравоохранение» в Центральной Азии
Фото: Андрей Лунин
Михаил Грибов - генеральный директор ТОО «Сименс Здравоохранение» в Центральной Азии

Далекие от медицины люди нередко удивляются, узнав, что подразделение международного концерна Siemens AG – компания Siemens Healthineers является одним из ведущих производителей современного диагностического оборудования, которое можно увидеть практически в каждой клинике. Генеральный директор ТОО «Сименс Здравоохранение» в Центральной Азии Михаил Грибов рассказывает Forbes Kazakhstan о ситуации на этом рынке, объясняет, почему необходимо привести в цивилизованное русло систему сервисного обслуживания, и делится планами компании в регионе.

– Глобально Siemens развивает медицинское направление более 120 лет. В Казахстан мы пришли около 25 лет назад. Здесь открыта локальная компания, в штате которой работают местные инженеры, обеспечивающие обслуживание «под ключ» и оперативную сервисную поддержку. Учитывая традиционно большое присутствие государства на этом рынке, значительную долю бизнеса мы делаем в госсекторе.

В последние годы рынок медицинского оборудования в Казахстане снижался, и существенного восстановления не наблюдается. Речь идет о так называемой тяжелой технике – рентгеновских аппаратах, МРТ, КТ, ангиографах и пр. При корректировке бюджета в первую очередь сокращаются расходы на дорогостоящие закупки. Если в Европе замену аппаратов подобного класса проводят не реже чем раз в пять лет, то здесь этот срок составляет 7–10 лет и более. Повлияла и девальвация, тем более что мы работаем в зоне евро. Тем не менее клиенты, которые хотят получать качественную технику, ищут возможность перекрыть риски.

В 2017–2018 годах росла активность со стороны частных компаний. В отдельных регионах их усилиями ведется строительство многопрофильных медицинских центров. При этом речь идет не только о сетевых клиниках: в здравоохранение приходят компании, работающие в других секторах, для которых инвестирование в открытие медучреждений является скорее меценатством. Можно также отметить, что частные клиники все чаще начинают работать в новых для себя направлениях и стараются развивать их на высоком современном уровне.

– Какие из этих сегментов наиболее актуальны для вас?

– Частный сектор проявляет инициативу там, где видит недофинансирование со стороны государства – например, закупает современную диагностическую технику. Клиники стремятся к развитию с нами так называемого ценностно-ориентированного партнерства (value partnership), в рамках которого мы выстраиваем долгосрочные взаимоотношения, внедряем современные ИТ-решения, оптимизируем загрузку оборудования и потоки пациентов, предлагаем гибкие финансовые решения, программы по замене устаревшего оборудования и т. д. Такой формат выходит далеко за рамки обычного «транзакционного бизнеса» по поставке оборудования.

Возвращаясь к медицине в госсекторе: в рамках государственных программ в региональных медучреждениях были установлены крупные дорогостоящие аппараты, но их замены пока не предвидится. В результате наблюдается большой разрыв в уровне оснащенности клиник Алматы, Нур-Султана и Шымкента, с одной стороны, и остальными регионами – с другой. На три мегаполиса приходится наибольшая доля тяжелого диагностического оборудования, и жители регионов, отдаленных и малонаселенных районов, вынуждены ездить туда за качественной медицинской помощью. В госсекторе на обсуждение покупки нового аппарата МРТ или ангиографа может уйти полтора-два года. Частные же клиники идут в отдельные узкие сегменты.

– Каковы плюсы казахстанского рынка и есть ли барьеры, затрудняющие развитие вашего бизнеса?

– Большим преимуществом местного рынка для производителей, клиник и пациентов является возможность в сжатые сроки зарегистрировать медицинское оборудование. Казахстанская компания, увидев самый современный аппарат на зарубежной выставке, может сделать заказ, и уже спустя полгода он будет у нее установлен. Поэтому внедрение медицинских инноваций происходит очень быстро, что улучшает доступ населения к новым технологиям в здравоохранении.

Фото: Андрей Лунин

Один из сложных для нас моментов связан с регулированием ценообразования. На уровне Министерства здравоохранения есть четкие рекомендации в адрес дистрибьюторов медоборудования и отделов, которые проводят госзакупки: при завозе, например, аппарата МРТ максимальная наценка к таможенной декларации может составлять 15%, прочих расходов – 10%, сервисной гарантии на второй и третий год – на уровне 4%. Но жесткое регулирование наценки уместно, когда у компании нет своего представительства, местных сотрудников. У нас ситуация иная, мы сделали все, чтобы быть как можно ближе к клиенту: все расходы, связанные с сервисным обслуживанием, монтажом, завозом, лицензиями, обучением, несем на локальном уровне и потому можем не укладываться в ограничения. Если же мы вели бы бизнес из-за границы, было бы невозможно обеспечить такие сжатые сроки оказания технической поддержки.

– Нередко приходится слышать, что дорогостоящее медицинское оборудование у нас либо простаивает, либо используется неэффективно. В чем причина – кадровый дефицит, недостаточный уровень развития цифровой инфраструктуры, что-то еще?

– На местах зачастую нет специалистов, которые бы знали, кому звонить, если томограф или рентгеновский аппарат вышел из строя, что нужно делать или – что не менее важно – чего делать ни в коем случае нельзя.

Siemens Healthineers старается внести вклад в решение кадрового вопроса. Шестой год подряд под эгидой Европейской школы радиологов мы финансируем проведение двухнедельных обучающих курсов, на которые ежегодно приезжают 30–40 молодых медиков из всех стран региона. Благодаря этой программе мы подготовили около 300 человек, которые сегодня работают в учреждениях стран Центральной Азии. Конечно, это малая доля того, что нужно сделать. Чтобы увеличить эффективность использования сложной медтехники, нужно не просто регулярно проводить обучение, но и вовлекать в это государство.

Отчасти ответ на вопрос, почему может простаивать дорогостоящее оборудование, кроется в том, что об ИТ применительно к медицине вспомнили уже после того, как в рамках крупных госпрограмм были построены новые клиники, оснащенные дорогостоящей техникой, которую можно подключить к глобальной Сети. Когда аппарат подключен к Cети, специалист в течение часа определяет причину неполадки, а в некоторых случаях может даже устранить ее дистанционно.

– Вы говорите, что сервисное обслуживание – один из болезненных вопросов. Что имеется в виду?

– В Европе подавляющая доля оборудования Siemens Healthineers обслуживается специалистами компании в рамках долгосрочных контрактов, заключенных на 10–15 лет. В Казахстане гарантийный срок на медтехнику составляет три года. Основные проблемы начинаются по окончании этого срока, когда проводятся тендеры на годовое сервисное обслуживание. На протяжении последних двух лет мы сталкивались с ситуацией, когда аппараты выходили из строя, поскольку по результатам тендера сервис осуществляли непрофессио­нальные, несертифицированные компании. Скажем, есть примеры, когда рентгеновские трубки восстанавливали в кустарных условиях, где невозможно отрегулировать излучение. Между тем в результате неисправности техники облучение могут получить и пациенты, и врачи.

Производители могут работать по нескольким схемам. Так, можно продавать дешевое оборудование, занимая большую долю рынка, но при этом установить высокие цены на сервис. Или же поставлять достаточно дорогую технику и предложить сдержанные цены на ее обслуживание. Хотя в итоге во втором случае стоимость владения оказывается ниже, немногие частные клиники в состоянии ментально принять такую схему. В некоторых медучреждениях до сих пор не признают, что технику нужно поддерживать в рабочем состоянии, а не ждать, когда она выйдет из строя, чтобы рассчитывать на поставку нового аппарата.

– Как исправить ситуацию?

– В декабре прошлого года вышло распоряжение МЗСР, в котором прописано, что компании, претендующие на участие в тендерах по сервисному обслуживанию тяжелой медицинской техники, должны представить подтверждение о том, что они авторизованы производителями данной техники. Это шаг к тому, чтобы оградить рынок сервисного обслуживания от недобросовестных игроков. Со своей стороны мы, как производитель, решили внести вклад в регулирование рынка подержанного оборудования. В апреле этого года товарный знак Siemens был внесен в таможенный реестр РК. Отныне, чтобы завезти в Казахстан подер­жанное оборудование Siemens, необходимо получить разрешение от правообладателя.

Рынок постепенно придет к пониманию того, что сервис медтехники – важнейший фактор: все же принимают как факт необходимость регулярного техобслуживания автомобиля. Это эволюционный процесс, и он будет более эффективным, если производители получат возможность заключать долгосрочные контракты не на три года, а на 7–10 лет. При таком раскладе клиники смогут рассчитывать на выгодные условия сервисного обслуживания, будут уверены, что оборудование гарантированно находится в рабочем состоянии, а мы в свою очередь получим гарантии стабильной и уверенной работы.

– Представляя не только «Сименс Здравоохранение», но и Союз германской экономики, как вы оцениваете бизнес-климат в Казахстане с точки зрения иностранных инвесторов?

– Если говорить о долгосрочном планировании, то необходима определенность, гарантии, которые Казахстан может обеспечить долгосрочным проектам, для реализации которых нужны и финансирование, и внешняя поддержка. Нам неоднократно задавали вопрос о возможности инвестиций. Мы заинтересованы в этом, но нам нужны суверенные гарантии. Тот же формат ГЧП, о котором много говорится, не благотворительная акция, а долгосрочный, хорошо спланированный бизнес. С нас, как производителей медоборудования, спрашивают перечень инвесторов, которые готовы участвовать в проектах ГЧП в области здравоохранения, но мы лишь одно из звеньев в длинной цепочке. Многие наши локальные бизнес-партнеры не рискуют идти в такие проекты, потому что не могут сказать, что случится через год, а делать проект ГЧП без гарантий, не понимая рисков, нельзя. Нужны долгосрочные договоренности, тогда любые подобные проекты обойдутся на порядок дешевле.

Говоря о проектах, в которых заинтересованы и мы, и государство, можно вспомнить Национальную онкологическую программу, в рамках которой планируется строительство онкоцентра в Нур-Султане. В Алматы и Туркестанской области рассматривается возможность открытия университетских клиник на 500–1000 коек. Такие проекты отражают современный тренд на создание многопрофильных медцентров. С учетом того что рынок частной медицины укрепляет свои позиции, мы рассчитываем на несколько крупных проектов частных медцентров.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
207 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить