Раимбек Баталов: Как нам реализовать «Нурлы жол». Часть 4

Forbes.kz завершает публикацию цикла статей Раимбека Баталова, председателя совета директоров Raimbek Group

Фото: Андрей Лунин
Раимбек Баталов.

Окончание. См. здесь часть 1, часть 2 и часть 3.

В предыдущих статьях один из самых влиятельных бизнесменов Казахстана высказывал свои предложения по «оживлению» государственных программ. В завершение он решил «повернуться лицом» к спорту, культуре и другим социальным проектам.

О проблемах спорта Баталов знает не понаслышке. Сам бизнесмен в прошлом занимался подводным плаванием, был неоднократным чемпионом Казахстана, сейчас возглавляет Федерацию подводного спорта РК. Как спонсор помогает встать на ноги молодым теннисистам и велосипедистам. Кроме того, Raimbek Group поддерживает Алматинский симфонический оркестр под управлением Марата Бисенгалиева. Самого маэстро и Раимбека Баталова связывает давняя дружба. Также Баталов является председателем попечительского совета Алматинского зоопарка.

Часть 4. Как построить собственную «кузницу кумиров»

Чтобы прославить Казахстан (не только впечатляющими запасами нефти, газа и других полезных ископаемых), чтобы создать духовно и физически здоровое общество, нам не нужно изобретать велосипед. Нам нужно сесть и поехать на велосипеде, который создан давным-давно и которым успешно пользуются передовые страны. Иными словами, нам нужно развивать спорт и культуру.

Что я вижу сейчас в спорте? Мне кажется, государство увлеклось профессиональным спортом – и спортсменов покупаем, и национальные команды создаем. Творим кумиров. Конечно, этот этап нам нужно было пройти. Ведь когда в стране есть такие спортсмены, как Александр Винокуров, Винченцо Нибали, Илья Ильин, Серик Сапиев и другие, молодые ребята на них равняются, понимают, что тоже могут побеждать на мировых состязаниях, в конце концов, получать высокие гонорары, чтобы кормить свою семью и жить достойно.

Теперь, когда кумиры есть, возникает другой вопрос, что делать дальше? У нас есть два пути. Первый – продолжать покупать на рынке спортсменов и натурализовать их. Второй – развивать детско-юношеский спорт. Очевидно, что лучше выбрать второй путь. Так мы сможем достичь сразу двух целей: создадим здоровую нацию и построим свою «кузницу кумиров», ведь кто-нибудь из юных воспитанников ДЮСШ, спортивных секций обязательно выстрелит – станет, к примеру, олимпийским чемпионом по плаванию и впишет название нашей страны в мировую историю.

Пройдя дикие 90-е, мы много чего потеряли. В спорте мы потеряли тренеров (мало кто соглашается работать в ДЮСШ за 30 тыс. тенге в месяц) и материальную базу, поэтому сейчас ребята, подающие надежды, тренируются за рубежом. Власти понимают эту проблему – вкладывают деньги из республиканского и местного бюджетов в развитие базы, федерации различных видов спорта тоже работают над этой проблемой. Но пока их «совместные» усилия больше напоминают басню про лебедя, рака и щуку.

Вот смотрите. Есть местный бюджет, который через департаменты спорта финансирует ДЮСШ. Есть республиканский бюджет, который идет на сборные команды. Есть бюджеты федераций. К сожалению, все эти три бюджета, направленные на развитие определенного вида спорта, существуют по отдельности. Нет единого горлышка, через которое они бы могли «вливаться» единым потоком в конкретный вид спорта, нет единой координации, поэтому КПД этих денег снижен. Это первый «системный сбой».

Вторая пробоина в системе – это то, что основная масса спортивных объектов находится на балансе Министерства образования и науки. Однако это ведомство не имеет к развитию детско-юношеского спорта никакого отношения: у него просто-напросто нет для этого мотивации, нет бюджета. Деньгами на продвижение детско-юношеского спорта в основном распоряжаются местные бюджеты, частично – Министерство культуры и спорта, но у него нет инфраструктуры: спортзалы, стадионы находятся в университетах, колледжах, школах. А какой директор школы пустит к себе заниматься чужих детей? Никто не пустит. Это базовая проблема, которую надо решать. Я не предлагаю вопросы спорта передать Министерству образования и науки или все спортивные объекты отдать в Министерство культуры и спорта. Я предлагаю глубоко изучить этот вопрос, учитывая советский и международный опыт, и создать механизмы четкой координации.

Отсутствие координации государственных структур приводит к совершенно нелепым вещам. Наша компания Raimbek Group выступает спонсором велогонки «Школьник Казахстана». Это самая популярная юношеская многодневка в нашей стране, которая уже отметила свое 45-летие. На этой гонке в свое время заметили Александра Винокурова. Говорят, его не хотели допускать к этим соревнованиям – какой-то маленький, щупленький мальчишка. Но он финишировал вторым, и тогда началось его восхождение к спортивным вершинам. Так вот, в этом году лишь за 5 дней до начала гонки был определен организатор, который занимается размещением, питанием спортсменов и другими вопросами. Произошло это потому, что департамент спорта никак не мог выиграть тендер на проведение соревнований из-за бюрократических проволочек, из-за несогласованности между акиматом, федерацией и другими структурами. Лишь за 5 дней до начала мы узнали, кому везти кубки, призы, грамоты, деньги. Хорошо хоть, что гонка не сорвалась.

Из-за того, что в госучреждение приходишь и не знаешь, к какой стенке прислониться, наша компания старается больше работать с федерациями. С ними мы можем системно развивать детско-юношеский спорт. Яркий пример – Федерация тенниса Казахстана с программой «Теннис до 10», призванная привлечь детей от 4 до 10 лет.

Федерация готовит тренеров, постоянно повышает их квалификацию. Для этого привозит в Казахстан именитых испанских, голландских тренеров, которые обучают наших новым методикам, новым подходам. Или отправляет тренеров на обучение за рубеж, те возвращаются и делятся знаниями с коллегами из регионов. Понятно, что тренера из Павлодара трудно отправить на курсы в знаменитую американскую теннисную академию Ника Боллетьери. Но в то же время за счет обучающих программ внутри страны можно сделать так, чтобы он впитывал всё новейшее и передовое, что есть в мире тенниса.

Второе – федерация создает материальную базу. Она закупает для детей разного возраста специальный инвентарь – облегченные ракетки, адаптированные мячи, невысокие сетки. Обученный тренер ходит по садикам, по начальным школам, проводит мастер-классы. Попробовал ребенок подержать в руках ракетку – не тяжелую, маленькую, получил удовольствие и сказал: «Мама, папа, я хочу на теннис ходить!». Они могут его отдать в региональный теннисный центр на обучение. Вот вам и здоровый член общества, вот вам и потенциально первая ракетка мира. Да, родители платят центрам, но при этом в Астане за счет спонсорских средств были созданы две бесплатные группы для талантливых детей из малообеспеченных семей.

Примерно по такой же схеме работает Федерация подводного плавания. Её успехи налицо: она воспитала 24 чемпионов мира. У нее есть действующие секции в 8 регионах Казахстана. В будущем она намерена открыть секции по всей стране.

Еще раз скажу: федерации различных видов спорта должны быть интегрированы с областными департаментами спорта, иметь связь с Министерством культуры и спорта и частными структурами. Все вместе они быстрее дойдут до цели. Однако нужно выбрать интеграционную модель. Мне кажется, нам подходит система спортивных клубов, работающих в рамках федераций на районном, городском, областном и республиканском уровнях. При клубной системе есть конкуренция между командами, есть мотивация для акимов и бизнесменов вкладывать деньги: «Я хочу, чтобы моя родная алматинская футбольная (волейбольная, баскетбольная, какая угодно) команда была самой сильной в стране». В этих клубах будут и профессиональные команды, и детско-юношеские. Молодняк будет расти рядом с профессионалами, равняться на них и одновременно быть «питательно средой» для профессиональной команды. Районные клубы будут готовить резерв для городских, городские – для областных, областные – для республиканских. Возьмите «Барселону», «Реал» (Мадрид), «Манчестер Юнайтед» – это клубные системы, которые достаточно эффективно работают.

Главное, чтобы при клубной системе было государственно-частное партнерство. Для меня как для бизнесмена очень важно вкладывать деньги, допустим, в велокоманду Алматинской области вместе с местным и республиканским бюджетом, важно, чтобы Федерация велоспорта прописала четкие правила, выстроила прозрачную систему, не допускающую коррупции.

Если государство хочет, чтобы бизнес больше вкладывал в спорт, то нужно дать ему преференции. Допустим, бизнес платит местные налоги. Давайте позволим ему 1 млн тенге направить не в областной бюджет, из которого этот миллион утечет тонкими ручейками на социалку, на поддержку культуры и прочего, а на развитие конкретного вида спорта, при этом дать ему налоговые послабления. Можно отработать пилотный проект и посмотреть, что было с командой при госбюджете и что стало при государственно-частном бюджете. Поверьте, средства, которыми распоряжаются сами бизнесмены, будут работать более эффективно. Бизнесмен эти деньги заработал сам, и он кровно заинтересован, чтобы увеличить их КПД. Чиновники эти деньги не зарабатывают, поэтому у них нет такой сильной мотивации. Вот в чем разница.

Та же самая картина вырисовывается сейчас в культурной сфере – нет материальной базы. Приведу пример. В ноябре известный казахстанский скрипач Марат Бисенгалиев накануне концерта Алматинского симфонического оркестра в Карнеги-холл провел в южной столице серию мастер-классов для молодых скрипачей. Организаторы (акимат Алматы и наша компания) привезли ребят со всего Казахстана. Была среди них девочка из Астаны, сидела скромно, слова не вымолвила. Когда начала играть, Бисенгалиев ее слушал, не прерывая. Потом подошел, взял ее инструмент и изумился, как она на этой деревяшке играла: «Я бы на этой скрипке так сыграть не смог!» И это заявил маэстро, который входит в десятку сильнейших скрипачей мира.

Он, конечно, утрировал, но факт остается фактом: наши дети играют на самых дешевых инструментах. Марат по молодости тоже сталкивался с проблемой плохих инструментов, однако умудрялся доставать то, что нужно. Но это пробивной Бисенгалиев, он один на миллион. А если не дать возможности реализоваться той девочке, у которой, возможно, не будет ни характера, ни денег, она так и останется средним музыкантом в обычном оркестре. Если же ей дать в руки золотой инструмент, она станет вторым Бисенгалиевым. Это к вопросу о том, что дарований у нас много, но мы их вырастить не можем – базы нет. То же самое и в спорте: таланты есть – инвентаря нет. Та же ситуация в сельском хозяйстве: крепкие фермеры есть – инфраструктуры нет, чтобы они могли укрупняться. Это в Казахстане системные проблемы.

Поэтому мы решили начать создавать инфраструктуру, которая поможет сформировать материальную базу для развития культурных проектов. Допустим, у нас есть государственный фонд редких инструментов, который купил скрипки Страдивари, но на них дают играть только знаменитостям. Однако подобного фонда нет для детей, для молодых людей, которые должны учиться играть на хороших инструментах. Поэтому в следующем году мы инициируем открытие специального фонда, который будет закупать качественные инструменты и отдавать их бесплатно в аренду талантливым молодым музыкантам.

Мы сделаем прозрачную систему, при которой не будет коррупции. Мы создадим попечительский совет из уважаемых людей, которые будут определять, что нужно закупать и какие юные музыканты действительно заслужили того, чтобы пользоваться инструментами фонда. Мы будем открыты для сотрудничества как с государственными, так и с частными структурами. Для бизнесменов, к слову, инструменты могут стать хорошим вложением денег: скрипка, которая 5-7 лет назад стоила $5 тыс., сейчас стоит $15 тыс.

Этот фонд не какое-то откровение. Подобную схему уже отработали в Японии и Корее: их фонды скупили лучшие музыкальные инструменты в мире. Теперь они «рвут» всех на международных конкурсах. И это результат работы последних 10-15 лет.

Вот когда наши дети начнут играть не на деревяшках, а на качественных инструментах, когда мы выстроим клубную систему с государственно-частным финансированием, тогда Казахстан тоже будет «рвать» всех на творческих конкурсах и спортивных аренах.

Записала Татьяна Трубачёва

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11918 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
24 ноября родились
Куанткан Алимов
экс-заместитель акима города Актобе
Ирина Любарская
начальник управления по инспекции труда Карагандинской области
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить