Откровенно о сокровенном

Казахстанские миллионеры ответили на вопросы Forbes Kazakhstan

Franklin Hammond/Stock Illustration Source RM/FOTOBANK.RU

Мы разослали всем участникам рейтинга анкету, с помощью которой намеревались создать социологический портрет казахстанского миллионера. Но выборка получилась нерепрезентативной – все ответившие оказались из второй половины списка, с состоянием, по версии Forbes Kazakhstan, менее $200 млн. Поэтому получившиеся в итоге результаты характерны для тех, кто еще далек от «золотого миллиарда» (кстати, не все участники рейтинга считают размер состояния мерилом жизненного успеха). Мы сразу пообещали, что ответы будут публиковаться исключительно на условиях анонимности, рассчитывая снизить тем самым уровень «политкорректности» (в казахстанском понимании). Расчет оправдался не вполне – казахстанский бизнес привык к бдительности.

Когда и как вы заработали свой первый миллион?

В основном отвечающие заработали свой первый миллион в прошлом тысячелетии (за исключением одного). Торговали всем – от металлопродукции до бензина, запускали мини-пекарни и мини-цеха для производства санфаянса, заводили фермерские хозяйства. Варианты: «Не ставил перед собой такой цели, поэтому не фиксировал дату»; «Честно говоря, не помню, как это было, – это не стало для меня большим событием, поскольку к этому моменту у меня появились другие ценности, которые не измерялись дензнаками». Хорошо запомнили, когда и как это было, два человека: «Свой первый $1 млн я заработал в 1997 году на продаже недвижимости» и «В 19 лет, Commodity Trading». Последний ответ принадлежит, как вы догадываетесь, представителю молодого поколения.

Какие глобальные и личные факторы способствовали достижению вами финансового успеха?

В числе глобальных – распад империи и становление Казахстана как независимого государства; появление свободы передвижения и возможность учиться бизнесу у зарубежных партнеров; толковая экономическая реформа, кризис начала 90-х годов как время возможностей для организации бизнеса. Бизнесмены помоложе затрудняются в определении глобальных факторов и определяющими называют личные – самодисциплина, целеустремленность, положение семьи. У старшего поколения среди личных факторов – азарт и амбиции, но при этом четкое понимание того, что путь наверх будет непрос­тым; экономические и профессиональные знания, умение подобрать и сплотить коллектив и команду единомышленников.

И такое: «Никогда не думал ни о каком финансовом успехе. Это не было для меня целью жизни или личностным мотивом. Всегда было и остается целью успешное выполнение проектов, значимых для страны и людей, – открытие какого-то объекта, его успешное функционирование, вывод на самоокупаемость. Вот это и есть главный успех. А финансовый приходит сам по себе, не нужно за ним гоняться».

Чем ведение бизнеса в Казахстане принципиально отличается от бизнес-условий других стран?

Ответы на этот вопрос варьируются от «ничем» до «всем».

«Если сравнивать с европейскими странами или, к примеру, с США, то 20 лет назад мы отличались всем – страна с социалистическим прош­лым без намека на рыночную экономику, которую пришлось строить с нуля, то есть с принятия законов. Если говорить о сегодняшнем дне, то практически ничем, кроме того что перспектив у нас гораздо больше – есть куда расти. Если сравнивать с другими странами СНГ, то у всех условия были равными, а кто как распорядился этим, можете судить сами. Конечно, в первую очередь это заслуга нашего президента, который дал гарантии и создал условия для ведения бизнеса. В страну пришли западные инвестиции, и казахстанские компании смогли вырасти и уже самостоятельно реинвестируют в казахстанскую экономику», – говорит видный промышленник, работающий в реальном секторе.

«Особенность Казахстана в том, что здесь огромно влияние государства, руководителей высшего и регионального звена государственного управления на большинство процессов в среднем и крупном бизнесе», – не соглашается с ним другой видный промышленник, работающий в реальном секторе.

«Бизнес в любой стране напрямую зависит от национальных особенностей и образа жизни основного населения. Если говорить о Казахстане, то в настоящее время не все направления бизнеса развиты должным образом либо не развиты вообще», – говорит бизнесмен с солидным советским партийно-хозяйственным опытом, считающий, тем не менее, что «у каждого предприятия есть возможность самостоятельно выбрать свою стратегию ведения собственного бизнеса и развивать его в нужном направлении на фоне верно выбранного курса развития государства».

 «Бизнес в Казахстане очень субъективен. Ты должен чувствовать себя комфортно, знать своих людей, знать конкурентов. В какой бы сфере я ни работал, всегда нахожу общие точки соприкосновения с конкурентами. Мы знаем друг друга, у нас нет особенных секретов, нет ожесточенной борьбы, как на Западе, на Востоке или даже в соседней Российской Федерации. У нас условия бизнеса таковы, что ты знаешь всех и про тебя все знают. И порядочность здесь выходит на первый план. Ты должен быть тактичен, ты должен быть аккуратен в своих высказываниях. Вести бизнес в Казахстане возможно только тогда, когда ты позитивен и соблюдаешь джентльменские правила игры. Иначе ты можешь потерять все – и доверие клиентов, рынка, и репутацию. То есть вести бизнес в Казахстане нужно не совсем по-капиталистически», – уточняет коллега-«младотюрк».

Около 20% опрошенных ответили: «Не могу сравнивать, так как не вел бизнес в других странах».

Скажется ли на вашем бизнесе, если Казахстан вслед за Россией примет правовую норму, по которой к участию в госзакупках будут допущены только те компании, офшорные учредители которых раскроют конечных бенефициаров?

Единодушное «нет, не скажется». Причины, правда, разные – у одних все учредители и так раскрываются до физических лиц, другие, по их словам, не участвуют в госзакупках или делают это крайне редко. Есть даже такое мнение: «По-моему, весь казахстанский бизнес вышел из офшорных схем вместе с проведенными реформами по амнис­тии капитала и упорядочению выплат и ставок налогов. В частности, если зайти на… официальный сайт KASE, вы можете увидеть конечных бенефициаров компании вплоть до физических лиц».

Автор заявления явно никогда не участвовал в подготовке рейтинга самых богатых людей Казахстана – офшорные «матери» по-прежнему крайне популярны во всех высокорентабельных сферах казахстанской экономики и даже владеют стратегическими объектами. Так, ни одному СМИ так и удалось выяснить, кто стоит за VENUS AIRPORT INVESTMENTS B.V., которой продали в прошлом году Meridian Capital и SAT Infosistems аэропорт Алматы, хотя одноименное АО по сию пору является эмитентом KASE.

Что для вас в первую очередь значат деньги – власть, свободу или самореализацию?

70% – самореализация

30% – свобода

Один человек считает, что это вещи взаимосвязанные: «Я могу реализовывать себя как творческая, независимая личность. Я могу помогать спортсменам, развивать изобразительное искусство, делать культурные проекты. Могу строить и развивать бизнес-проекты, которые мне нравятся. Это самореализация и свобода».

На власть, даже гипотетическую и не обязательно политическую, не претендует ни один участник опроса.

Ваша среднесрочная бизнес-цель?

Бизнес-цели у миллионеров разные: кто-то собирается построить публичную компанию национального масштаба, кто-то – международного, кому-то крайне необходимо реализовать два крупных инвестпроекта, кому-то достаточно построить и запустить торгово-развлекательный центр. «Продолжать быть лидерами в тех отраслях, где мы работаем», – уверен в себе один. «Цель? Приумножить», – не заморачивается деталями другой.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10362 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
директор филиала АО «НК «ҚТЖ» – «Дирекция магистральной сети»
Нуржами Алтынсака
советник председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить