Герой с обложки: чем живёт один из самых успешных бизнес-ангелов Казахстана

Как Мурат Абдрахманов, построивший не один успешный бизнес, инвестирует в стартапы

Мурат Абдрахманов
ФОТО: © Андрей Лунин
Мурат Абдрахманов

Подобно многим сверстникам, ныне один из ведущих отечественных венчурных инвесторов, 58-летний предприниматель Мурат Абдрахманов начал трудовую карьеру на сломе эпох, в годы, отмеченные зарождением «первых ласточек» частного бизнеса в Казахстане.

После того как перестал существовать СССР, появились новая страна и новая экономика, в которой не каждому удалось найти свое место. «Отчасти мне повезло: в 1990-х многим пришлось отказаться от своей профессии, чтобы выжить и прокормить семью. Телекоммуникационная же отрасль, в которой я работал, оказалась не просто востребованной – она находилась на взлете, так что у меня была возможность заниматься любимым делом», – рассказывает собеседник.

С отличием окончив в 1985 году Казахский политехнический институт, в советские годы имевший репутацию лучшего в республике вуза по подготовке инженерных кадров, начинающий специалист в области автоматики и систем управления пришел в Министерство внутренних дел Казахской ССР, где требовался профессионал по работе с цифровыми телефонными станциями. Он так успешно освоил новую технику, что вскоре начал читать по ней лекции преподавателям Алматинского техникума связи.

Телеком и не только

В 1990 году способного молодого человека приметили в Министерстве связи. «Мне сказали: «Мурат, ты же связист, пойдем к нам. В МВД тебе все равно не дослужиться до генерала», – с улыбкой вспоминает Абдрахманов. После того как в 1991-м распался Союз, а вместе с ним и завязанная на Москву инфраструктура, которая обеспечивала связь огромной страны с внешним миром, руководство Минсвязи приняло решение о внедрении новых технологий в телекоме, построении республиканской сети передачи данных с узловыми точками во всех областных центрах. Реализацию проекта возложили на недавно созданный Республиканский центр передачи данных «Казсвязьтехника», техническим директором которого стал Абдрахманов.

«Мы внедряли пейджинговые проекты, проект первой мобильной сети, сети передачи данных для банков – словом, все новейшие технологии связи, которые появлялись в то время», – рассказывает предприниматель. В марте 1993 года в партнерстве с одним из крупнейших американских операторов US Sprint была основана компания Arna-Sprint Data Communication, позже трансформировавшаяся в АО «ASTEL». Она изначально была нацелена на предоставление цифровых сервисов корпоративным клиентам, в частности обеспечение связью зарубежных компаний, первой предложила банковскому сектору систему электронных платежей внутри Казахстана и за пределами страны. Со временем ASTEL стал провайдером цифровых решений, а также телекоммуникационным интегратором, решающим для клиента «под ключ» все проблемы с IT-системами, включая интеграцию различных каналов связи. Сегодня на конкурентном рынке компания занимает небольшую нишу, но чувствует себя уверенно: ДНК американского «родителя» проявляется в высоком уровне сервисной поддержки, который критически важен для сектора B2B.

В биографии Абдрахманова также были относительно небольшой период работы в «Казахтелекоме» и достаточно длительный, протяженностью почти восемь лет, в системе «КазМунайГаза» – словом, в больших компаниях, перед которыми стояли большие задачи. Но со временем пришло понимание, что пора оставить работу в корпоративном секторе и двигаться дальше. Укрепила в решении строить собственный бизнес пройденная в 1997 году учебная программа в американской Fuqua Executive School of Business. По словам собеседника, кроме необходимых знаний она дала ему предпринимательский азарт и понимание того, что в Казахстане на тот момент сложились все необходимые условия, чтобы начать свое дело и добиться успеха.

ФОТО: © Андрей Лунин

К слову, не все проекты Абдрахманова связаны с хорошо знакомым ему телекомом. Так, в 1997 году они с супругой, врачом-стоматологом, решили основать компанию в области медицины. «Я искренне убежден, что медицинский бизнес является одним из самых сложных, потому что уровень ответственности здесь совершенно иной, чем в любой другой сфере. На кону стоят здоровье и жизни людей, поэтому ни о каких компромиссах в вопросах организации речи идти не может. В этом плане моя жена – перфекционист», – отмечает собеседник. Сегодня сеть стоматологических клиник Dent-Lux, которой руководит Светлана Абдрахманова, работает в Алматы, Нур-Султане, Атырау, Усть-Каменогорске, Кокшетау и Уральске, ежегодно принимая свыше 100 тыс. пациентов. Возможно, от сильного бренда, за четверть века зарекомендовавшего себя на рынке, можно было бы ожидать и более широкого присутствия в регионах. На первых порах, признается бизнесмен, планы дальнейшей экспансии действительно были, но со временем от них пришлось отказаться. Одна из главных причин – жесткие требования по поддержанию высоких стандартов качества медицинских услуг, обеспечить и контролировать которые в крупных городах все же проще, чем на периферии.

По этой же причине в свое время было решено отказаться от идеи создания в регионах сети клиник Medical Park. Этот проект, рассказывает Абдрахманов, запускался как своего рода пробный шар – чтобы посмотреть, стоит ли в принципе заходить на рынок. Однако быстро стало понятно, что в нынешних условиях частной медицине практически невозможно конкурировать с государственными клиниками, с чьих плеч государство снимает значительную часть расходов. Тем не менее в Алматы клиника Medical Park по сей день работает успешно. Как и еще один «непрофильный» проект, в создании которого принимал участие предприниматель. Речь о сети фитнес-центров Fitnation. «Купив помещение в Алматы, мы с партнером поначалу не очень хорошо понимали, под что его приспособить. Но когда я увидел открывающийся из огромных панорамных окон потрясающий вид на главную площадь города, на горные вершины и телебашню на Кок-Тобе, вопросы отпали сами собой – здесь должны стоять тренажеры, беговые дорожки, и точка! Из проекта Fitnation я вышел в 2007 году, но рад, что он существует до сих пор. Мне вообще приносит удовлетворение тот факт, что проекты, в создании которых я принимал участие, живут полной жизнью. Значит, на старте все было сделано правильно и ими можно гордиться», – рассуждает Абдрахманов.

По своим правилам

Не желая ограничиваться бизнесом, хоть и успешным, но сосредоточенным внутри небольшого казахстанского рынка, Абдрахманов все чаще стал задумываться о возможности участия в проектах с перспективой быстрого роста и с прицелом на глобальные рынки. Так, несколько лет назад он обратил внимание на сферу венчурных инвестиций. Предприниматель признается, что не все сразу пошло гладко: участвуя в одном из первых проектов, он нарвался на мошенников и получил дорогой, но полезный урок. «Поняв всю сложность отрасли, я начал как LP-партнер в венчурном фонде, приобрел хорошую поддержку и знания, и других провалов не было. На сегодняшний день все 25 проектов, в которых я принимаю участие, продолжают существовать, что само по себе нетипично для отрасли, в которой 30–50% проектов умирают в течение первых пяти лет. Не факт, что выживут все проекты с моими инвестициями, но многие из них уже по-настоящему успешны», – отмечает Абдрахманов.

Опыт в построении собственного бизнеса, понимание того, что работа в венчуре сопряжена с высоким риском, и желание свести к минимуму вероятность провала подвигли предпринимателя к разработке собственной системы критериев, которым должен соответствовать стартап. В числе этих требований – четкое видение бизнес-модели, глубокое понимание конкретной отрасли. Большое значение имеет и личность основателя, его способность признавать свои ошибки, быть гибким, меняться вместе с компанией по мере ее развития. Основатели большинства проектов, получивших поддержку Абдрахманова, – выходцы из стран СНГ, чьи менталитет, мотивация и проблемы хорошо понятны ему как предпринимателю.

Политика инвестирования в валидированную бизнес-модель и желание не присутствовать в проекте формально, а участвовать в его развитии определили диапазон оптимальной, с точки зрения инвестора, величины чека – от $150 тыс. до $1,5 млн. «Многие бизнес-ангелы заходят в десяток проектов с небольшими чеками по $20 тыс., но мне интересно иметь более заметную долю, участвовать в развитии проекта на правах человека, у которого есть собственный опыт строительства крупной компании с нуля и который может помочь ценным советом. Кроме того, в большинство проектов я захожу на стадии seed, где чек в пару десятков тысяч долларов никого не интересует, особенно на западном рынке. Более высокие чеки, в пределах $1,5 млн, возникают в том случае, если я уже зашел в компанию, отчетливо понимаю все риски и стратегию дальнейшего развития, верю в продукт и готов инвестировать дальше. Так было, например, с HR Messenger и с Chocofamily», – объясняет свой подход к инвестированию Абдрахманов.

ФОТО: © Андрей Лунин

В 2016 году он инвестировал $1 млн в одного из пионеров казахстанского e-commerce – холдинг Chocofamily. Для Абдрахманова как инвестора это был один из первых проектов, на поверку оказавшийся одним из самых успешных: когда он заходил в Chocofamily, оборот холдинга составлял около $14 млн, а нынешний год согласно плану должен завершиться на цифре $300 млн. Лидеру рынка, в 2017 году поглотившему конкурентов в сегменте доставки еды (FoodPanda) и купонаторов (BeSmart), а годом позже объявившему об объединении своего тревел-бизнеса Chocotravel с Aviata, пришлось нелегко, когда в Казахстан зашли сразу три глобальных игрока – «Яндекс.Еда», Glovo и Wolt. Конкуренция подстегнула команду казахстанского проекта, заставила улучшить и доработать продукт, чтобы доказать его жизнеспособность. По итогам 2020 года Chocofood вырос на высококонкурентном рынке по отношению к 2019 году в 2,5 раза.

Отыгрывает позиции и тревел-бизнес холдинга, в прошлом году, пожалуй, сильнее многих других направлений ощутивший влияние пандемии. «В марте 2020 года продажи на Chocotravel и Aviata ушли в минус, ведь нам пришлось не просто приостановить реализацию билетов, но возвращать деньги за уже купленные, а электронные системы в принципе не были настроены на такой массовый возврат. Однако с возобновлением перелетов холдинг восстанавливает позиции: Aviata – сервис по-настоящему мирового класса, и по отношению к 2020 году он вырос в 2, а к 2019-му – в 1,5 раза, хотя авиасообщение еще не восстановилось в объемах доковидного периода. Я думаю, на рынке тревел-сервисов нас ждет интересное развитие событий, учитывая, что теперь на нем присутствует такой сильный игрок, как Kaspi.kz», – отмечает собеседник.

Успешно адаптировался к новым реалиям HR Messenger – казахстанский стартап по автоматизации рекрутинга, в прошлом году показавший трехкратный рост, несмотря на COVID-19. В начале пандемии, когда значительная часть пользователей продукта сокращала расходы, в том числе на персонал, о найме новых сотрудников не шло и речи. Но прошло время, рынок адаптировался, и HR Messenger усилил позиции, в том числе на мощном рынке России, где стал чат-ботом №1 по найму персонала (среди крупнейших клиентов – экосистема Сбербанка).

Пример казахстанского стартапа, за короткий срок вышедшего в страны бывшего Союза и Европы, – одна из компаний в портфеле Абдрахманова, Orion M2M, разработчик проектов в сфере IoT (интернет вещей), производитель оборудования и ПО для LoRaWAN (сети большого радиуса действия).

Венчур без границ

Общий объем инвестиций Абдрахманова в 25 проектов его портфеля приближается к $14 млн, 70% стартапов работают на развитых рынках – в Европе, США, Юго-Восточной Азии и даже в Африке. Так, классифайд-проект Jiji, «дочка» украинской IT-компании Genesis, акционером которой является Абдрахманов, потеснила в борьбе на растущем более чем на 50% в год рынке Нигерии мощных конкурентов, среди которых китайские и шведские компании.

В 2020 году почти $2 млн из средств казахстанского инвестора получили шесть украинских стартапов, среди которых маркетплейс внутриигровых предметов DMarket; SaaS-платформа маркетинга в социальных сетях Promo Republic; проект автоматического снятия мерок по фотографии 3D Look, помогающий создать модель для онлайн-примерки одежды; платформа Skyworker, которая анализирует рынок работы для IT-специалистов и дает информацию о вакансиях.

Говоря о преимуществах рынка стартапов Украины, Абдрахманов наряду с высоким уровнем подготовки кадров отмечает изначальный ориентир на глобальный рынок – в этом смысле показательно, что три четверти украинских стартапов делают питчи на английском языке, рассчитывая сразу привлечь внимание зарубежной аудитории. Команды не боятся заходить на развитые рынки – и добиваются там успеха. «Для меня стал откровением тот факт, что созданный выходцами из Украины онлайн-сервис Grammarly используют такие компании, как Microsoft и NASA, то есть, по сути, украинцы создали продукт, который учит носителей языка грамотно писать на английском, – говорит собеседник. – В отличие от украинского тот же российский рынок очень большой, но в силу этого стартапы не ориентированы на выход за рубеж. К тому же из-за санкций рынок России становится закрытым, хотя интересные стартапы, работающие вовне, безусловно, есть. Уровень подготовки инженерных кадров очень высок, и это большой плюс. Тот же HyPoint, проект с российскими корнями, который производит топливные водородные элементы для нового поколения электроавиации, – это совершенно новые технологии, которые могут изменить мир и которых в Казахстане, например, не делает никто».

По наблюдениям Абдрахманова, последствия пришедшегося на конец 1990-х – начало 2000-х провала в подготовке IT-специалистов отечественный рынок пожинает до сих пор. Хотя за последние годы приложено немало усилий, чтобы изменить ситуацию, да и способные специалисты здесь были всегда, пусть порой не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Одной из главных проблем венчурного рынка Казахстана предприниматель считает нехватку стратегов как результат активного присутствия государства в экономике: «Государственные и квазигосударственные компании не привыкли работать в конкурентной среде, у них есть привилегии, данные государством, и они просто не видят резона внедрять инновации, когда и так все работает хорошо. Я очень высоко оцениваю то, что делает государство для поддержки стартапов, но развитие инноваций у нас субсидируют мало. Между тем цифровые продукты и сервисы обладают способностью становиться глобальными, и если продукт не разработан у нас – значит, мы будем пользоваться чужим и не займем место в новой экономике».

Впрочем, замечает собеседник, обстоятельства пандемийного года во многом послужили катализатором развития отечественного венчурного рынка. Десятки тысяч людей поневоле освоили онлайн-сервисы, причем если еще несколько лет назад покупки в интернет-магазинах в основном делали молодые люди в возрасте до 40–45 лет, то сегодня ряды пользователей e-commerce пополнили те, кому давно исполнилось 50 и больше. «Мы быстро привыкли к тому, что одним кликом можно оплатить налоги, менее чем за час поменять водительские права и паспорт. На самом деле цифровизация в секторе госуслуг, то, что сделал в банковских сервисах Kaspi, – это революция, ничего подобного нет даже на Западе. И наш рынок созрел для подобных сервисов», – заявляет Абдрахманов.

ФОТО: © Андрей Лунин

Пока еще актуальна, на его взгляд, проблема нехватки интересных проектов – молодые люди зачастую предпочитают рискованному бизнесу хорошую зарплату в банковском или сырьевом секторе. Меняются и сами стартапы. Все чаще их основателями становятся не вчерашние студенты, а люди более старшего возраста, за плечами которых есть опыт неудач и извлеченные из этого опыта уроки, профессионалы в своей области, хорошо разбирающиеся в современных технологиях и готовые делиться своими знаниями. По словам Абдрахманова, общение с подобными людьми для него сродни ежедневной учебе в университете. В свою очередь начинающим основателям бизнеса есть чему поучиться у опытного предпринимателя.

Инвестор признается, что участие в венчурных проектах для него во многом важно не столько с позиции бизнес-интереса, сколько с точки зрения мотивации, возможности поделиться опытом с молодыми предпринимателями, помочь им избежать наиболее типичных ошибок и тем самым сэкономить время и деньги. «Наступает момент, когда ты, будучи достаточно успешным в своей области и состоявшимся профессионалом, можешь поддержать деньгами или знаниями молодежь. Я получаю огромное удовлетворение от осознания того, что востребован, что уровень моей компетенции со временем растет», – говорит собеседник.

Отдельное удовольствие, не связанное с предпринимательской деятельностью, доставляет Абдрахманову любимое хобби. Бизнесмен – активный участник морских регат, заядлый яхтсмен и командор Алматинского яхт-клуба. Морские круизы и в большей степени гонки, по его словам, помогают «перезагрузиться», дарят адреналин и яркие эмоции, которых порой не хватает в повседневной жизни. Не случайно среди поклонников яхтинга много представителей IT-индустрии; для многих из них, включая самого Абдрахманова, море становится необходимым, как воздух. «Это стихия, столкнувшись с которой ты понимаешь, что главное – выжить самому и сберечь свою команду. Все остальные проблемы просто не имеют значения», – говорит он.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
33563 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Как управлять 280 аптеками, развивать супермаркеты, строить новые рестораны и открывать гостиницы Смотреть на Youtube