Личный индекс Cегаловича

или Как однажды, сменив профессию, Илья вместе с одноклассником создали транслокальную компанию

Архив Yandex

«Мы работаем на Льва Толстого» – эту фразу можно прочитать на билборде недалеко от офиса компании Яндекс, история которой началась более 20 лет. А начинали писать ее Аркадий Волож и Илья Сегалович.

Сидя в переговорной «Пятая точка» практически на полу – в креслах-«мешках», Илья Сегалович делится своим взглядом на то, как создавался многомиллионный бизнес и компания, акции которой с прошлого года торгуются на NASDAQ. Бизнес, который они начали выстраивать в тот период, когда Интернет только зарождался на просторах СНГ.

«Я родился в семье геофизиков. Мои родители переехали в Казахстан, в Берчугурскую экспедицию, еще до моего рождения, в 1958 году, а в начале 60-х перебрались на Эмбу. Это было очень интересное и в каком-то смысле романтичное время. Геофизическая экспедиция, в которой участвовали мои родители, сплошь состояла из молодежи – был лишь один человек старше 35 лет. Используя математические методы, группа этих молодых ученых находила месторождения полезных ископаемых», – начинает свою историю Илья Сегалович. Его отец Валентин Сегалович в 60-е годы открыл два крупнейших в СССР месторождения хромитов – «40 лет КазССР» и «Восход». Будучи видным ученым, Валентин Сегалович за достижения в науке получал разные правительственные награды, в «Энциклопедии Алма-Ата» есть статья о нем. «Тогда было много романтики. Инженеры запускали спутники, геологи открывали месторождения, писатели писали романы один лучше другого, и казалось, что пришла свобода, – вспоминает не без сантиментов Сегалович. – Но подъем продлился недолго. Примерно через восемь лет начался закат».

В какой-то момент отца пригласили на работу в исследовательский институт в Алма-Ату (Илье на тот момент было пять лет), и семья из четырех человек переезжает. «Нас поселили в поселке при институте КазВИРГ, где проводились исследования в области геологии, – рассказывает Илья Сегалович. – В частности, мой папа работал в лаборатории, а мама – в вычислительном центре, куда привозили первые советские компьютеры «Минск 22», «Минск 32», БЭСМ. И я с детства помню перфокарты, которые использовались дома в хозяйстве». Поселок был небольшой – шесть двухэтажных домов, в которых жила научная интеллигенция. Так что наряду с научной в поселке протекала и культурная жизнь. Художественная студия «Ласточка», где мама Сегаловича была руководителем, ставила спектакли, организовывала разного рода конкурсы и эстафеты. В общем, вели насыщенную жизнь.

Примерно в это время происходит знакомство родителей основателей Яндекса – старших Воложа и Сегаловича, которые очень сдружились, будучи приверженцами «мобилизма» – гипотезы, предполагающей большие горизонтальные перемещения материковых глыб земной коры относительно друг друга и по отношению к полюсам в течение геологического времени. Тогда это в каком-то смысле было новое знание, позволившее существенно переосмыслить открытие новых месторождений.

Профсоюз КазВИРГа решил обес­печить поселок автобусом, который отвозил детей сотрудников в самую лучшую школу города – №54. В 1971 году Сегалович поступает в эту школу, где учится до седьмого класса. «До школы меня довозил автобус, обратно я ездил сам и покупал мороженое за 9 или 11 копеек, гематоген или аскорбинки», – рассказывает Сегалович.

После седьмого класса по совету отца Аркадия Воложа Илья продолжает учебу в Республиканской физико-математической школе. В целом по Союзу таких школ было построено более десяти, и их называли кузницей научных и технических кадров. Это был проект совершенно новой школы, который Андрей Колмогоров вынашивал много лет, где обучали не сложению и вычитанию, а математическому мышлению. Для этого был перестроен весь учебный процесс, а по преподавательскому составу школы могли соперничать с лучшими вузами СССР. Именно в РФМШ Илья Сегалович познакомился с Аркадием Воложем. Друзья сидели за одной партой четыре года, и, как в шутку отмечает Сегалович, именно их парта выдала 50% золотых медалей русского отделения РФМШ. В части побед на олимпиадах Сегаловичу повезло немного больше, чем Воложу. В 1981 году Илья участвует во Всесоюзной олимпиаде по математике, где занимает второе групповое место. Рассказывая о себе, Сегалович отмечает, что он, возможно, был единственным в школе учеником, который три года подряд, с восьмого по 10-й класс, учился на одни пятерки. «Я был универсалом, потому что любил литературу, историю, математику, химию. Всем занимался с удовольствием», – рассказывает он.

Окончив школу с золотой медалью, Сегалович, Волож и еще 18 человек из класса поехали «завоевывать северные столицы», при этом будущие основатели Яндекса нацелились на Московский государственный университет. Но попытка оказалась неудачной, поскольку в 70–80-е годы во многие вузы не брали людей с «неправильными» фамилиями. В результате Илья Сегалович поступает на геофизический факультет Московского геолого-разведочного института, а Аркадий Волож – на факультет прикладной математики Института нефти и газа (в «Керосинку»).

Архив Yandex
Аркадий Волож (слева) и Илья Сегалович (в центре) возле рфмш, Алма-Ата, 1981 год

Илья Сегалович и Аркадий Волож познакомились в РФМШ, где сидели за одной партой в течение четырех лет

Отучившись, Сегалович начал работать программистом во Всесоюзном институте минерального сырья, где писал геофизические информационные системы на языке программирования фортран, работал в лаборатории. «В то время я уже умел программировать, но не могу сказать, что чувствовал себя свободным программистом.

Я больше занимался самообразованием, – рассказывает он. – В частности, в книжном магазине заказывал книги по программированию, переведенные с западных языков такими издательствами, как «Радио и связь», «Мир» и «Финансы и статистика». Я эти книги изучал, конспектировал и осваивал правильные методы программирования и алгоритмы. Но до поры до времени без особого выхлопа». Кроме того, НИИ, где работал Илья, стал испытывать финансовые трудности, и надо было что-то искать.

На два фронта

В 1990 году Сегалович встретил в городе своего друга Аркадия Воложа. Разговорившись, Волож предложил Илье подключиться к его проекту «Аркадия» – бизнесу, основанному совместно с лингвистом Аркадием Борковским, где Илья мог применить все свои знания и умения. В тот период основная работа в компании «Аркадия» велась над программой с полнотекстовым поиском. Для Воложа это был бизнес «по специальности», потому что Аркадий сразу после института изучал обработку больших массивов данных. Первым продуктом компании «Аркадия» стал Международный классификатор изобретений объемом почти 10 мегабайт – заказ Института патентной информации. Программа была упакована в дискеты и продавалась как коробочный продукт. Помимо этого, у Воложа была компания CompTek, учрежденная в 1989 году совместно с Робертом Стабблбайном, который какое-то время преподавал Аркадию английский язык. Компания занималась поставками сетевого и телекоммуникационного оборудования и впоследствии, в 1990-х годах, стала очень успешным бизнесом. Именно в структуру этой компании вскоре вошла «Аркадия» как отдел программирования.

Но, по словам Сегаловича, предложение перейти в компанию и заниматься просто поиском казалось скучным. «Я тогда ответил Аркадию, что у нас в институте математика гораздо интереснее: интегральные уравнения второго рода, пересчет полей, геофизика и т.д.», – вспоминает Илья Сегалович. Поэтому первое время он работал на «два фронта» и только через год покинул институт.

В компании «Аркадия» Сегалович собирал дистрибутивы, занимался оптимизацией ПО, перейдя в разряд основных разработчиков. Через два года он написал программу морфологического анализа для версии программы на новом словаре. В результате поиск был серьезно улучшен и ускорен. Более того, это дало возможность включить в поиск быстрый и удобный индексатор, и уже осенью 1993 года появилась первая версия программы Яndex (от yet another indexer).

«Чтобы продемонстрировать обществу наши возможности, я втянул компанию «Аркадия» в проект «цифровая Библия». Мы наняли еще одного программиста и уже в 1994 году стали продавать Библейский компьютерный справочник с возможностью поиска на дискетах, – поясняет Илья Сегалович. – Мы делали это исключительно из общегуманитарных соображений». Позже об этом проекте Сегалович писал статьи для научной конференции «Диалог», где, среди прочего, рассказывал про технологии Яндекса.

Продукт заметили на рынке, и он дал компании дополнительную известность. На нее стали обращать внимание, а Институт мировой литературы даже сделал заказ на изготовление цифровых копий полного академического издания Грибоедова и Пушкина. Заплаченные за заказ деньги позволили удвоить команду программистов (с двух человек до четырех). «На протяжении 1996 года мы работали над изготовлением цифровых копий произведений русских классиков и параллельно переделывали ядро поиска, чтобы можно было использовать его в Интернете. Ядро технологий было готово к лету того года, оно работало на операционной системе Unix и годилось для общих задач поиска в Интернете», – говорит Илья Сегалович.

В работе над качеством поисковой технологии очень помогла Елена Колмановская – знакомая Аркадия Воложа по институту. На тот момент она только приехала из Америки, где проработала программистом пару лет, а по возвращении написала несколько рассказов, которые были опубликованы в журнале «Новый мир». «Волож ее уговорил стать нашим маркетологом. Как позже вспоминала сама Елена, она была первым человеком в Яндексе, кто не писал код, – рассказывает Илья Сегалович. – Первым ее заданием был обзор поисковых решений, которые существовали на рынке. По результатам этого анализа мы оказались лучшими. Колмановская влилась в команду, и «буквально за три месяца мы вышли на рынок с названием Яndex. А уже в сентябре 1996 года появился наш коробочный софт – Яndex.Сайт, Яndex.Lib, Яndex.CD, а вскоре и онлайновый Яndex.Веб».

Выпустив поиск для сайтов, ­команда встала перед вопросом: делать свой портал или рассматривать варианты партнерства с передачей технологий? После всех споров и раздумий был выбран первый вариант, и в 1997 году был запущен сайт www.yandex.ru и проиндексирован Рунет (в поисковой базе Яндекса на тот момент было от 2 до 5 млн документов).

В поиске Яндекса уже тогда было реализовано огромное количество передовых решений. «У нас была полная база, – рассказывает Сегалович, – склейка дубликатов по разным кодировкам – казалось бы, простые технические вещи, которые можно сделать маленькой группой людей, но которые никто тогда не делал». Но, как монетизировать поиск в Интернете, тогда было непонятно. «В то время мы все еще были маленьким отделом внутри CompTek. Совокупно наша деятельность не могла считаться бизнесом, поэтому однажды настал момент, когда нас чуть не разогнали, потому что некоторые люди в компании перестали понимать, что мы делаем. CompTek зарабатывал миллионы, а мы едва себе зарплату отбивали. Но Волож отстоял наши позиции, и мы продолжили работать», – отметил Сегалович. Стояла задача как можно быстрее стать лучше конкурентов, а именно популярных на тот момент AltaVista и «Рамблер». Работа над качеством поиска проводилась ежедневная. В частности, команда Сегаловича постоянно держала связь с аудиторией на форумах, в том числе с пионерами Рунета Александром Садовским, ныне руководителем поисковых сервисов Яндекса, Антоном Носиком, одним из создателей новостного интернет-издания lenta.ru, писателем и доктором филологии Романом Лейбовым и другими.

В течение 1998 и 1999 годов Яндекс каждый месяц запускал новые технологии, предполагающие изменение формата поисковой базы, расширение поиска, включение естественного языка, добавление поисковых опций и т.д. «Именно в это время мы стали размещать на странице результатов поиска баннерную рекламу, причем с учетом запроса пользователя», – вспоминает Сегалович. К концу 1998 года продажи рекламы на www.yandex.ru сравнялись с продажами коробочного софта Яндекса.

Инвестиционно привлекательный

1999 год по праву можно назвать годом ИТ-компаний. В США был интернет-бум. Акции американских интернет-компаний растут, и их высокие цены оправдываются экономистами наступлением «новой экономики». На этой волне многие инвесторы стали лихорадочно вкладываться в интернет-стартапы, не остался без их внимания и российский рынок.

В этот год в Израиле проходит выездной ИТ-форум «РИФ», куда решил поехать Аркадий Волож. «На форуме он общался с Носиком, Лебедевым, Львом Глейзером (ныне директор по развитию медийных продуктов Яндекса), которые в один голос стали говорить, что хватит торговать железками, надо активно выходить в Интернет, потому что он будет большим и всеобщим», – вспоминает Илья Сегалович. Волож проникся идеей лишь спустя полгода, и настолько сильно, что решился уйти из прибыльной компании CompTek в небольшой отдел поиска, чтобы его развивать. Это, по словам Сегаловича, выглядело безумием. Да и для развития нужны были деньги. «Тогда Аркаша сказал: «Мы возьмем деньги и отдадим, но брать будем не в CompTek. Потому что, если брать у своих, никогда не отдашь, а если у чужих – появляется ответственность», – рассказывает Сегалович.

Архив Yandex

Компания Яндекс вышла на NASDAQ в прошлом году, и ее капитализация сразу превысила $10 млрд

В молодую компанию стали поступать предложения от инвесторов, но Волож отказывался брать деньги, поскольку все предложения были действительны только в обмен на контрольный пакет акций. Это его не устраивало, несмотря на то что деньги были действительно нужны. «Мы долго перебирали возможных инвесторов, но нас устроил только один Baring Vostok Capital Partners», – добавил Илья Сегалович.

Незадолго до подписания договора об инвестициях Волож, по словам Ильи Сегаловича, увеличил стоимость компании в 1,5 раза. В то время к компании присматривался Юрий Мильнер, который, оценив технологии Яндекса, предложил создавать проекты вместе. «За три месяца в бешеном темпе были разработаны Molotok.ru и Narod.ru», – рассказывает Илья Сегалович и добавляет, что за образцы взяли электронный аукцион eBay и бесплатный веб-хостинг GeoCities. Сам Сегалович не принимал участия в создании, потому что не мог быстро писать огромный объем кода на PHP. «Позже Волож и Мильнер поняли, что их принципы ведения бизнеса отличаются, и аккуратно разошлись, поделив проекты. Narod.ru достался Яндексу, а Molotok.ru – Мильнеру», – говорит Сегалович. Но тогда за счет новых сервисов оценка компании перед продажей несколько увеличилась, и фонд ru-Holding, одним из участников которого был BVCP, в 2000 году покупает 35,72% компании за $5,28 млн. Тогда Яндекс заявил, что «реальные доходы компании составляют около $40 тыс. в месяц» – сумму, которую сегодня компания зарабатывает на контекстной рекламе менее чем за полчаса. Стоит отметить, что покупка происходила на фоне обвала технологического индекса NASDAQ на 40%. Несмотря на требования инвесторов срочно продавать долю в Яндексе, сделать это было невозможно – не было покупателей. BVCP пришлось ждать.

«Сама компания в кризис не пострадала. А вложенные инвестиции позволили нам создать отдельную компанию Яндекс и перейти в нее на работу. При этом сумма была разделена на несколько частей, одна из которых была вложена в рекламу, другая – в «железо», третья – в офис, и оставшиеся $2–3 млн мы положили на счет», – пояснил Илья Сегалович.

В новом ООО «Яндекс» Аркадий Волож стал генеральным директором, а Илья Сегалович – начальником отдела поисковых систем. Ему доверили определять развитие поисковой технологии, которая вышла на тропу жесткой конкуренции с «Рамблером», «Апортом», а позже с Google. «Мы узнали, что наш поисковик не первый в России, когда появился первый нормальный счетчик пользователей интернет-ресурсов. Это случилось в 2000 году, и назывался он SpyLog», – отмечает Сегалович.

По его словам, самым серьезным соперником был «Рамблер», поскольку он был больше Яндекса как по доли рынка, так и по вложенным на старте инвестициям ($15 млн) и лучше по качеству поиска. «На тот момент у нас было два конкурента: Игорь Ашманов (ныне управляющий партнер компании «Ашманов и партнеры») – с точки зрения технологий и «Рамблер» – с точки зрения рынка и денег. Что больше всего подстегивало, так это новость о том, что Игорь Ашманов приходит в «Рамблер». Мы поняли, что надо торопиться. Но нам повезло – «Рамблер» не смог быстро наладить работу», – рассказывает Сегалович. Испытывала управленческие проблемы и компания «Апорт».

На этом фоне Яндекс не стал гнаться за конкурентами и принял решение сосредоточиться на поиске по вертикалям. Выбранная стратегия оказалась правильной. С этого момента Яндекс начинает активный запуск новых сервисов. «За 2000 год команда Яндекса сделала сниппеты (краткая структура найденного сайта прямо в поисковой выдаче), параллельный поиск, поиск по новостям, а через год – по энциклопедиям и картинкам. Это были первые важные запуски, и некоторые продукты Яндекс запускал первым в глобальном масштабе», – гордо подчеркивает Сегалович. Например, Яндекс.Картинки были запущены на год раньше, чем аналогичный сервис Google, Яндекс.Новости – раньше почти на полгода, сервис мониторинга пробок – на четыре года. В 2001 году компания также запустила первую в русском Интернете систему контекстной рекламы Яндекс.Директ, благодаря которой ее ежемесячная выручка к 2002 году выросла вдвое, до $400 тыс. И тогда же Яндекс оттеснил «Рамблер» с позиции самого популярного поисковика. В 2002 году Яндекс первым из всех российских интернет-компаний вышел на самоокупаемость и выплатил дивиденды в размере $100 тыс.

«У нас была продуманная стратегия, задачей которой было сделать все, что нужно, по максимуму», – отмечает Сегалович. Казалось, что вот оно безоблачное будущее. Если бы не одно «но» – на рынок вышел Google. С 2006 по 2008 год Google вырос с 5 до 24%. «Рамблер» упал с 26 до 4%. Доля Яндекса сначала упала с 60 до 54%, к началу 2011 году выросла до 65%, а к концу 2011-го снизилась до 59%. «В тот момент мы осознали, что нужно серьезно заниматься качеством поиска, но долго не могли правильно организовать этот процесс – у нас никак не получалось построить поиск, который был бы настроен на оценках людей и умел бы самообучаться, – поясняет технический директор Яндекса. – В 2009 году мы выпустили «Матрикснет» – новый метод машинного обучения, который смог повысить релевантность ответов на запросы пользователей».

На фоне открытия большого количества локальных сервисов внутри компании начинают происходить серьезные перемены: реструктуризация команды, открываются новые представительства Яндекса как внутри, так и за пределами России, появляется, в частности, удаленный офис разработки в Санкт-Петербурге, открывается Школа анализа данных, которая начинает давать приток хороших кадров. Это стратегически важные изменения.

Теория орбиталей

Говоря о компании в целом, Сегалович выделяет три зоны ее деятельности: защита, нападение и стратегическое развитие. Зона защиты, по его словам, это браузер. «Наши конкуренты создали сами по себе хорошие браузеры, которые, правда, имеют один критичный нюанс – они нацелены на распространение только своих поисковых систем, а для других вход в эти браузеры либо закрыт, либо сильно усложнен. В частности, Google с августа не дает выбрать Яндекс при установке браузера Chrome на компьютеры. Мы считаем, что нам надо отвечать, и уже работаем в этом направлении», – подчеркивает Сегалович.

Зона нападения – это международные проекты компании, в том числе за пределами СНГ. «В первую очередь это рынки, которые сопоставимы по размеру с РФ, такие как Турция, где наблюдается активный рост и экономики, и Интернета, а также почти нет конкуренции на рынке поиска. Наша теория орбиталей состоит в том, что на конкурентных рынках, например в Казахстане, где работают несколько поисковых систем, лидирующий игрок занимает 60–70%, второй – 20–30%, а все прочие делят оставшуюся долю», – поясняет технический директор. Конкурентными, например, можно считать рынки США (где Bing и Yahoo! занимают по 20% рынка каждый и 60% принадлежит Google), Россию (где 60% принадлежит Яндексу, а Google – 25%), Корею, Китай, Чехию.

На неконкурентных рынках один участник занимает львиную долю поискового трафика. Однако новый игрок вполне может претендовать на долю рынка за счет грамотных действий. «Например, в Турции Google занимает примерно 98% поискового рынка, – рассказывает техдиректор Яндекса. – Но мы конкурируем с Google, предлагая либо хорошую альтернативу его сервисам, либо такие продукты, которых у Google в Турции просто нет».

На сегодняшний день компании по-прежнему удается удерживать лидирующие позиции на российском рынке поиска. В Казахстане, на Украине и в Беларуси стать лидером Яндексу пока не удалось. Несмотря на то что в Казахстане пользователи очень любят mail.ru, Яндекс не собирается сдавать позиций. Напомним, что по итогам 2011 года доля Яндекса в Казахстане составила 24,6%. В октябре 2011 года пользователи из Казахстана задали Яндексу около 70 млн поисковых запросов, а в январе 2012 года – около 90 млн. Из них 10% на английском языке и всего 3,4% – на казахском.

Более того, с выходом на турецкий рынок (в сентябре 2011 года) компания стала чувствовать себя еще более уверенно. «Сам по себе поисковый сервис – это еще и большая инфраструктура внутри компании, работу которой обеспечивают сотни маленьких сервисов. Именно эти внутренние процессы компании мы перестраивали для турецкого рынка, чтобы они стали по-настоящему интернациональными. Это очень важное умение. Для нас это был твердый орешек, и мы его раскололи», – подчеркивает Сегалович.

Говоря о зоне стратегического развития, Илья Сегалович отметил, что здесь главную роль играют качество поиска, продукты, основанные на поисковых технологиях, и мобильный сегмент. Последний стал активно расти по мере увеличения числа пользователей, выходящих в Интернет через мобильные устройства. С учетом этого компания предлагает мобильные версии все большего числа своих сервисов и увеличивает инвестиции в разработку мобильного поиска. По словам Сегаловича, мобильное направление очень сильно растет. «Полтора года назад с мобильных телефонов мы получали всего 5% поисковых запросов, сегодня – порядка 10%, – говорит он. – Моя личная оценка – доля мобильного поиска будет удваиваться каждые полтора года, то есть через полтора года она увеличится до 20%, через три года – до 40%, и это абсолютно реально». Например, в Казахстане около 11,6% запросов делают с мобильных устройств, рост за год примерно двукратный.

Согласно данным компании Google, поисковые запросы с мобильных устройств растут на протяжении последних трех лет наряду с общим ростом поискового трафика Google. При этом рост поисковых запросов с мобильных устройств происходит без каких-либо сезонных падений, чего не скажешь о запросах с немобильных устройств, количество которых снижается в летний период и рождественские праздники.

Стоит отметить, что мобильный сегмент является очень конкурентным, где главным соперником Яндекса также является Google. Как отмечается в сентябрьском отчете компании «Тройка Диалог», если Яндекс хочет повторить свой успех в сегменте поиска с обычных компьютеров и ноутбуков на мобильном рынке, то он может столкнуться с трудностями: если ему не удастся завоевать мобильный сегмент, а рынок мобильной поисковой рекламы при этом будет расти, то Google может потеснить Яндекс и по числу поисковых запросов, и в денежном выражении. «Впрочем, преимущество Google не означает, что победит он. Если Яндекс будет действовать решительнее, он может договориться с Apple о том, чтобы установить поиск Яндекса по умолчанию на всех устройствах с операционной системой iOS и на других сотовых телефонах, продаваемых в России. «Наконец, Яндекс может стать поисковой системой, установленной по умолчанию на сотовых телефонах, реализуемых под собственной торговой маркой сотовых операторов», – отмечается в отчете.

В целом же дальнейшее свое развитие компания определяет для себя как «транслокальное». Это означает, что Яндекс и дальше будет нацелен не на адаптацию своих сервисов для разных регионов, а, по сути, на создание новых услуг и продуктов специально для тех рынков, на которых он работает, – с учетом менталитета, языка пользователей, особенностей культуры и восприятия Интернета как среды распространения и поиска информации.

Развитие компании на этом рынке будет происходить, даже несмотря на то, что сегодня, по мнению Камиля Курмакаева, одного из основателей Wikimart, в онлайне встал вопрос о том, вытеснят ли социальные сети поисковиков на обочину за три-четыре года (как поисковики убили порталы пять-семь лет назад). Однако Илья Сегалович глубоко убежден, что свободное распространение информации в самых разных ее формах будет жить вне соцсетей и ее нужно будет искать. «Сейчас технология поиска открытой информации зрелая, и очень непросто с нуля воспроизвести эту экспертизу, как, например, Арабским Эмиратам очень сложно с нуля запустить свою космическую программу, – поясняет Сегалович. – У соцсети замечательный материал – профайлы людей, но этого недостаточно, чтобы построить нормальный поиск. Требуются очень большие инвестиции, экспертиза, опыт, специалисты, пользователи поиска, которые в свою очередь должны этот поиск обучить».

Но отдаляться от соцсетей Яндекс не намеревается. Более того, в компании считают, что с ними можно мирно существовать и быть взаимовыгодными. В начале года компания упростила поиск людей в Интернете. Яндекс научился группировать профили, принадлежащие одному и тому же человеку, в разных социальных сетях. При этом в поисковый индекс Яндекса попадают только те профили, индексация которых не запрещена самим пользователем. Кроме того, весной Яндекс заключил соглашение с Twitter, что дало возможность пользователям получать в качестве ответа на свой запрос твиты, опубликованные минуты или даже секунды назад. Сейчас поисковик находит записи более чем 2 млн пользователей Twitter – это все, кто хоть иногда пишет на русском, украинском, белорусском или казахском языке, а также самые популярные иноязычные микроблогеры. И это, говорит Илья Сегалович, только начало: взаимодействие с социальными сетями является одним из основных приоритетов развития поиска Яндекса.

Вместе с тем компания активно инвестирует в стартапы в рамках программы Яндекс.Фабрика. Это инвестиции для проектов «посевной» и ранней стадии финансирования в объеме до нескольких сотен тысяч долларов. Компания уже вложила деньги в ряд интернет-сервисов, таких как WebVisor, Loginza, «Дзенмани», SocialMart, Refine.io, Citrea, Face.com, TimeBooker, а всего за время работы Яндекс.Фабрики с заявками на финансирование к ней обратилось больше 2000 стартапов.

На сегодняшний день Яндекс является лидером на российском рынке поиска даже после выхода Google. По данным Liveinternet, в мае этого года доля Яндекса в поисковом Рунете составила 60,5%. Доля Google за аналогичный период – 26,3%.«Это хорошо, когда есть конкуренты, это заставляет быть в форме. Мы созданы для видового разнообразия, для того, чтобы у людей во всем мире был выбор поисковой системы», – говорит Сегалович. Но если значение компании на рынке поиска Сегалович оценить может, то себя в Яндексе – непросто. «Трудно себя посчитать в этой компании. Но это позитивное сальдо», – говорит он. Сальдо, которое копилось годами в жесткой конкурентной борьбе за каждый запрос пользователя, за каждый процент рынка.

Он получает удовольствие, общаясь с интеллигентными людьми. Его жена Мария, художник, является основателем реабилитационного художественного центра под названием «Дети Марии», в котором сам Сегалович иногда работает волонтером. Супругов Сегаловичей можно назвать многодетными – они воспитывают пятерых детей.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9130 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
15 ноября родились
Ельдос Рамазанов
член правления, заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен»
Кусаин Омаров
генеральный директор ТОО "АСТ Аренда"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить